Сб, 16 Февраля, 2019
Липецк: -2° $ 66.70 75.25
Архив
Небо просторное, солнечное, веселое. Он идет по проселочной дороге вдоль Дона. Справа желтеет ржаное поле, слева – знакомый пригорок с двумя березками. Впереди зеленый перелесок, за которым на взгорье привольно раскинулось родное село Лебяжье: три длинные улицы в густых садах, белая колокольня без креста, ветряная мельница с раскинутыми крыльями.

В тот год я работала редактором в глянцевом журнале. Требование было одно, но существенное: подавать материал гламурно, опережая на полшага моду и её направления. Соблюсти этот посыл было не так-то просто, но я старалась вовсю, утопая в красивостях до бессовестности и чувствуя себя гладиатором на арене.
Ну, картуз – головной убор… Это тому, кто не понимает – головной убор. На деле в картузе можно прятать от жены денежную заначку, носить на рыбалку рыболовные крючки (приколол и – пожалуйста), сигареты спасать или спички, когда дождь, да мало ли.

Странная и страшная была осень. Лепились друг на друга беспросветные, рыхлые какие-то деньки, солнце показывалось изредка, да и то – все норовило украдкой, боком-боком прошмыгнуть, по-сиротски клоня тусклую лысую макушку.
Император Александр со свитой, в которую среди прочих вошли советник Каразин, личный врач Тарасов, адъютант барон Дибич и вагенмейстер полковник Соломко, не считая слуг, выехал в Крым. Баронет Виллие записал в свой дневник дату отъезда: «20 октября, среда».

Нет, ты не кукла Барби с белым бантом. Не клумбочка, не пышный фейерверк. Ты вся – прыжок, побег и контрабанда. Ты – неизвестность и паленье… вверх.

Я куда-то бежал Без разбору, не зная дороги. Стая прожитых лет Неотступно бежала за мной. Стих заполненный зал, Замирая в привычной тревоге, Напряженно следя, Как хрипят у меня за спиной.

В сентябре нынешнего года отпраздновал 70-летний юбилей известный липецкий поэт Иван Харин. Сегодня мы предлагаем вниманию читателей подборку его стихов, которые выдержали проверку временем.

Есть чувство Родины особое у тех – с обычною судьбой, кто, не гордясь своей особою, живёт в ладу с самим собой, верша дела свои по совести, кем Родина моя жива, о ком потом напишут повести, найдя заветные слова...

Тягуче как-то потянулись дни – Привычность взлётов, спадов вдохновенья. Прилипчив зной, вечерние огни Ко мне приводят тень стихотворенья. Но тень – размытый образ, не живой. А мне нужны за строками картины, Чтоб подарить хотя б душе одной, Черешни белый дым, огонь рябины.
...Тех любим, кто уходит навсегда – Старательно высвобождая пальцы... Так вычурны моления страдальцев, В попытках боль за пряники продать!..
Не было ветра и тени. Только дорога и свет. Вдруг встрепенувшийся гений Вскрикнул безмолвью в ответ Вскрикнул и стих, оживившись, Бледен и смутен в лице.
В выставочном зале Союза художников России в Москве во второй половине августа прошла восьмая выставка работ участников известного творческого проекта «Липецкий пленэр».
Сергей Парфирьевич Панюшкин – выходец из поколения, закалённого «в труде и в бою»: за его плечами служба на морском флоте, работа на заводе. И целых три войны. «В жизнь кипучую шёл упрямо, сберегая отцову заповедь», напишет он в одном из первых своих поэтических сборников «Звёздный дождь» (1962 год).
Девятую книжку липецкого литературного журнала «Петровский мост» за 2010 год открывает рассказ Александра Новосельцева «Уроки литературы». Я заинтригован: это что – альтернатива рассказу Валентина Распутина «Уроки французского»? Любопытно! Так обратимся прежде к урокам распутинским.

Вот уже много лет дарю своему внуку Илюше (он – третьекурсник юрфака) на день рождения и к праздникам книги из своей библиотеки. Собирал ее всю жизнь, с двадцати лет (нынешний возраст Ильи), доведя количество томов до трех тысяч. Они у нас по всем комнатам квартиры, в шкафах и на книжных полках, в два, а то и в три ряда. Уставая их протирать, жена в раздражении не раз предлагала мне выкинуть книги на свалку.

В культурно-образовательном пространстве Ельца особое место принадлежит мужской гимназии, открытие которой датировано 1871 годом. Вряд ли мудрые отцы города, поручившие финансирование проекта и строительство здания банкиру Самуилу Соломоновичу Полякову, могли в начале семидесятых годов XIX столетия предполагать, какая слава ждёт скромную мужскую гимназию – слава её учителей и учащихся.
Монастырь Петропавловская пустынь, чья история насчитывает уже три столетия, возник при участии двух самых могущественных людей России начала XVIII века.
«Двенадцатый год был великою эпохою в жизни России. По своим следствиям он был величайшим событием в истории России после царствования Петра Великого. Напряжённая борьба насмерть с Наполеоном пробудила дремавшие силы России и заставила её увидеть в себе силы и средства, которых она дотоле сама в себе не подозревала», – писал В.Г. Белинский.
В сентябре 2012 года исполнилось 80 лет со дня рождения липецкого поэта Адольфа Беляева. При жизни увидели свет только две его скромные по объему поэтические кни­жицы: отдельное издание поэмы «Крылья» и сборник «Звездочет». После смерти поэта в Центрально-Черноземном книжном издатель­стве вышла беляевская «Атлантида».
В статье В. Данилова «Выше гор может быть только имя», опубликованной в № 1 нашего журнала за 2012 год, рассказывалось о жизни и деятельности выдающегося ученого и общественного деятеля П.П. Семенова-Тян-Шанского и его детей. Нынешний материал этого же автора повествует о том, как сложились судьбы других представителей славного рода Семеновых.

Ко мне подсела Муза в электричке. Я задрожал: теперь смогу творить. Но эта тётка попросила спички И быстро вышла в тамбур покурить.

Когда восхищаешься прекрасным, очень хочется не только в собственной памяти образ блеснувший сохранить, но и поделиться им с теми, кого открытие твоё также радостью наполнит. Интересное для объектива можно сыскать и в повседневности едва ли не на каждом шагу: в квартире, в городе, в транспорте…
Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных