Сб, 16 Февраля, 2019
Липецк: -2° $ 66.70 75.25
Архив
В полдень старуха почувствовала себя совсем плохо. На Покров ей сравнялось восемьдесят шесть лет, и с этого дня она стала часто болеть.

Она позвала дочь Нюру и велела послать за внуком Борисом.
Раз в три дня бабка Петруня и Порошок топили печь в избе пластиковыми бутылками. Вонь стояла на всю деревню, даже если ветер дул в противоположную от домов сторону. Петруней 60-летнюю женщину прозвали по отчеству – Петровна, а Порошок – это был ее 28-летний сожитель-алкоголик, Алексей Порошков.
Эта история случилась 7 марта, накануне Международного женского дня, и навсегда связала меня с великой прорицательницей Вангой. Шли девяностые годы прошлого века, когда в нашей стране все так перепуталось, что ничему уже не приходилось удивляться…

Бесконечно нежный женский голос спросил:

– Какую игрушку ты хочешь, Любочка?

И Любка, стыдливо оттянув карманы платья вспотевшими кулачками, хрипловатым басом ответила:

– Машинку…

Женщина за спиной ласково засмеялась, положила теплую ладонь на Любкин лохматый затылок и сказала:

– Держи.

Невыносимое счастье обрушилось внезапным теплым дождем, и Любка открыла глаза.
Стоял конец июня 1709 года. Темноволосый и поджарый юноша, устроившийся вместе с приятелями на сосновом бревне в Индейской бухте, перестал глазеть на ленивую разгрузку облупленной пинассы1 и все свое внимание переключил на приближающийся парусник. Когда он заявил, что судно бросит якорь именно здесь, в бухте, его оспорил лишь один единственный голос:
Предлагаем вниманию читателей сокращенный вариант книги практической и психологической поддержки (не медицинское издание!) больных сахарным диабетом II типа – диабетическая стопа.
Где-то на сотом километре

За потускневшим кольцом Омеги,

Соприкасаясь с поющим ветром,

Стынет волна первобытной неги.

Бледным, озябшим перламутром,

Преображая шатры ночлега,

На спящий город сходит утром

Музыка падающего снега…
Фиолетовое и зелёное

Небо – цвета морской волны.

Облака в нём отражены,

Как застывшая пена сонная.



Смотрит в нас, слегка удивлённое

Первозданностью тишины,

Округлившись, лицо луны.

И стоим мы с тобой под клёнами
Не пишет письма, не ходит в гости.

Гитара молча стоит в углу.

Сковало ноябрьским холодом кости.

И кажется, что никогда не умру.

Часы пустые, как вражья сила,

Стучат ежечасно всё больше раз.
Пока ветер с песком устраивают жаркие танцы,

Шаг за шагом, сутулясь, идёт человек, и он знает,

Что жизнь его уходит сквозь тонкие пальцы.

А оставшегося оптимизма ни на что не хватает.
Поэты Ельца. Стихи
Юрия ШИРЯЕВА, Владимира ФАЛИНА, Татьяны ЛАПИНОЙ,
Александра ФОМИНА, Владимира ПЕРЦЕВА,
Михаила ТРУБИЦЫНА
Молчанье. Говорит твой вид,

Что я тебе совсем не нужен.

Прохладный ветер шелестит,

И не парит горячий ужин.

И на меня не смотришь ты –

Крыжовник собирать важнее:

Его колючие кусты

Наверно, рук моих нежнее.
Мощные
стальные тросы
бьют наотмашь тело трав,
экстремальные покосы.
Стынет лето до утра,
расцарапано всё небо,
к осени не заживёт.
В мёртвый дождь
тепла не требуй
от холодных сизых вод.
До подсолнухов – полмира,
жизнь и...
Снимки липецкого фотографа Анатолия Евстропова не просто отражают жизнь. Наша действительность, преломляясь в большей степени сквозь глаз и сердце мастера, чем сквозь оптику аппарата, преображается; не знаю, становится ли лучше, но ближе – точно.

Свои первые рисунки он помнит, как будто это было вчера. Их просто нельзя забыть. «Шла война, отец присылал заветные фронтовые треугольники, мать отвечала. Я, ещё дошкольник, написать ничего не мог, и рисовал: лебедей, голубей, всё, что видел вокруг, всё, что напоминало отцу о мирной жизни и о семье».
В книгу Татьяны Щегловой «Тем, кто меня любил»*, кроме произведений, которые я разбираю, вошло и несколько рассказов, но я решил остановиться на основном материале, дабы не утяжелять рецензию.

Жизненный путь Г.В. Плеханова, по словам его жены Розалии Марковны, это «путь, вначале полный опасностей, бессонных ночей и всякого рода лишений, потом неустанной, неусыпной работы в библиотеках, за письменным столом, в устной пропаганде своих идей и агитации за их осуществление на собраниях и в печати. Сорок лет этой жизни почти без отдыха, нередко при материальных лишениях»
Боевой ничьей завершился 31 декабря 1994 года футбольный матч дворовых команд на площади у Президентского дворца в Грозном. До штурма этой цитадели сепаратизма (так называли величественную высотку, способную выдержать самое сильное землетрясение, федеральные СМИ) оставалось несколько часов. Все более интенсивным становился обстрел. А ребята, как ни в чем не бывало, гоняли мяч.

В декабре 2016 года исполнилось 80 лет со дня рождения липецкого писателя и журналиста Николая Смольянинова. Люди и судьбы российского села были основной темой творчества литератора. Сама проза его, неповторимый авторский стиль сформировались в 70-е годы прошлого века на волне всеобщего интереса к «деревенской прозе», несомненно, под благотворным влиянием таких мастеров слова, как Василий Белов, Федор Абрамов, Валентин Распутин.
Все, что в жизни случилось,

я достойно несла –

лихом не омрачилась,

злобой не обросла.

Никого не гневила.

Ни при ком не была.

В гости зря не ходила

и к себе не звала.

Ни печали наследство,

ни нужды западня

не отвадили сердце

от высокого дня.
Светлану Мекшен по праву называют одной из самых значительных российских поэтесс последней четверти ХХ века. В декабре 2016 года исполнилось 75 лет со дня ее рождения. За свою жизнь она опубликовала тринадцать поэтических сборников, вышедших в Москве, Воронеже и Липецке. Её стихи печатались в многочисленных журналах, газетах и альманахах, вошли в «Антологию поэзии ХХ века», изданную в 1997 году, она – лауреат премии Союза российских писателей за 1992 год.

Поздняя весна 1977 года в Ленинграде выдалась на редкость тёплой, солнечной, и даже обычные в это время дожди шли не каждый день и как летние: недолго, споро, освежая воздух, после них не становилось холоднее… И как тяжко было сидеть в помещении, из окон которого виден купол Казанского собора, слушать лекции преподавателей, слова которых никак не лезли в голову, занятую совсем другим…

Ещё никогда Николая Васильевича так сильно не обижали.

И главное – кто обидел? Родная жена! Его единственная и неповторимая Анюта, с которой он в любви и согласии прожил целых двадцать лет, сегодня в приступе необузданного гнева треснула его сковородкой по голове.
Немало интересного содержит четвертый номер литературного журнала «Петровский мост» за минувший год. В разделе прозы, кроме произведений постоянных авторов журнала  весомо дебютирует липчанка Елена Исаева с рассказом «Любка». Представлен и редкий для журнала жанр: историко-приключенческий роман Сергея Юрова «В тени томагавка, или Русские в Новом Свете».
Любовная драма в трёх действиях по мотивам одноименного рассказа Евгения Замятина

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных