Вт, 25 Июня, 2019
Липецк: +27° $ 63.13 71.35
Архив
— Глебушка-а, на хлебушка-а! — Мальчишеский голос жаворонком звенит долго-долго.

Глеб просыпается и растроганно улыбается: зовет Борька Скворцов, по прозвищу Скворец, лучший друг. Он и придумал эту необидную дразнилку.

Хотя Глеб уже давно Глеб Николаевич Анистаров, подполковник в отставке, этот голос вернул его в то теплое летнее утро, когда ему было лет двенадцать. Скворец стоит напротив их дома и зовет гулять.
Два дня он искал её в Москве, но по одним адресам о ней ничего не знали с самого начала войны, а по другим война давно поменяла жильцов, и знать там о ней вовсе не могли. По самому первому адресу, на Таганке, ему, на удивление, отдали его же два письма; одно он послал туда ей, а второе, не дождавшись ответа, послал жильцам той квартиры; так и надписал: «жильцам», где просил сообщить о ней.
В окна врывался слепящий глаза свет. Лучами путался в занавесках, оставляя на стенах узоры из теней. Они колыхались. Ветер катал едва заметную пыль по шершавой бледно-голубой поверхности, создавая ажурные волны.

Анна шла дворами, о чем-то думала, о личном, невеселом — будто в океан холодный входила. В один момент сердце сжалось так, что не смогла идти дальше. Присела на скамью. «Какой-то любовный инфаркт!» — думает Анна. Так и представила, что отчалит отсюда в другой мир прямо на этой скамеечке, как на лодке, по волнам высокой травы, что, не кошенная, обнимает ей голени.

Основные события этой истории свершились в самом конце лета 2009-го…

— Вера, давай уж наконец унормалим наши отношения, — настаивал за столиком кафе Polonez Роман Ласточкин — сменный мастер томского завода резиновой обуви, кряжистый молодой мужчина с широким лицом и квадратной челюстью.
Разделяет и нынче граница
ложь и правду, зло и добро.
С чем, писатель, на книжной странице
будет дружно твоё перо?
Для тебя в этом нет вопроса:
только Правда, Добро и Свет!
Почему же другим непросто
Выбрать этот Божий завет?
Встаю и, недвижна, любуюсь,

Как синь глубока надо мной.

И с вечностью сердцем связуюсь

Молчанием и тишиной.

Деревья и птицы, и травы

Восторг мой, любя, берегут.

Лишь счастье мгновеньями правит...

Они же бегут и бегут...
Я пишу, как умею, я пишу, как дышу.

Ни о чём не жалею, ничего не прошу.



Разве только услышать хруст последний ледка,

как свободно и чисто задышала река.

Весной нынешнего года группа липецких писателей побывала в Донбассе. Липчане установили творческие контакты с местными литераторами, с произведениями которых мы вас сегодня знакомим.

Зачем под нижней строчкой дата?­ —

В угоду памяти моей.

Ведь память-то не виновата,

Что вспомнить дни охота ей.

Открою книгу через годы,

Представлю, как в строку влились

Весны такой-то чувства, воды,

И прошлую увижу жизнь
Судьба свела меня с Александром Вагнером три десятилетия назад. В 1987 году я был приглашён в Липецк по результатам всесоюзного конкурса на должность главного художника города. Это было поистине золотое время для художественного и архитектурного формирования городских общественных пространств молодого областного центра.
Чёрный — это его фамилия. Зовут Чёрного Михаил Григорьевич. А «Зоркий» — вовсе не определение, а название фотоаппарата, которым Михаил Чёрный, минёр-торпедист, начал снимать, проходя срочную службу на Военно-морском флоте. Но обо всём по порядку.

С чего начинается знакомство с современным поэтом? Заочное — с поиска справочной информации в Интернете, личное — со встречи на каком-либо мероприятии или в компании «по поводу», подлинное — с его стихотворениями.

Уроженец Липецка, член Союза писателей России, Олег Севрюков уверенно ощущает себя на российском Парнасе, и эту фразу не стоит считать дежурным комплиментом.
Перед нами работа по Шекспиру, освещающая проблемы биографии Великого Барда и его творчества, работа отнюдь не «волонтёрская», как иногда подчёркивает автор, отнюдь не случайная в силу неожиданности самих гипотез и, конечно же, работа не в режиме объединения нескольких эссе. Нет, это многолетняя, поисковая, ответственная работа высокопрофессионального филолога-исследователя.
В прошлом номере «Петровского моста» была опубликована повесть Бориса Григорьева «Шпион любви», вызвавшая широкий интерес. Читатели обращаются к нам с просьбой подробнее рассказать об авторе, что мы сегодня и делаем, поздравляя, пусть и задним числом, Б. Григорьева с 75-летием, которое он отметил несколько месяцев назад.

Группа липчан — членов союза писателей «Воинское содружество» — недавно посетила города Гурьевск, Балтийск и Калининград. Гости почтили память героев-земляков, погибших во время Великой Отечественной войны, встретились с калининградскими литераторами. Сегодня об этом рассказывает один из участников акции.

Мое детство — с рождения и до поступления после семилетки в Касимовский индустриальный техникум — прошло в Лесной Слободе, что на юго-востоке Рязанщины. Феодального крепостного права, так негативно сказавшегося на всем сельском российском населении, что дает о себе знать до сих пор, в прошлом она не знала. Основали ее, как рассказывал мой дед, а позже я сам уточнил в архивах, мои предки — запорожские казаки, переселенные сюда Екатериной Великой после разгрома восстания Пугачева, в котором они принимали активнейшее участие, — на границе с мордвой.
Ай да масленица —

Праздник!

Блин румяный

Так и дразнит:

— Посмотри, как я хорош!

Я на солнышко похож!

Если будешь меня есть,

Я сочту это за честь!
Летом 2015-го ушёл из жизни Александр Иванович Гриднев, поэт и офицер, потомственный военный. Ушёл тихо, незаметно. В Союз писателей России он был принят в 2001 году на совещании-семинаре молодых писателей по рукописи, не имея ни одной изданной книги.

Очередной номер литературного журнала "Петровский мост" поступил в киоски "Роспечати". Очень разные прозаические произведения объединяет одно -  тема любви
Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных