Сб, 16 Февраля, 2019
Липецк: -2° $ 66.70 75.25
Архив
Прошло много лет, а Виктор Андреевич Зенков нет-нет да и вспоминал ту встречу на вечернем вокзале небольшого города, особенно когда приезжал сюда по служебным делам.

Тогда, много лет назад, он, аспирант местного пединститута, опоздал на электричку и не смог уехать в свой яблочный райцентр Малинино.
С вечера обморочно-душно парило; застоявшийся в городских каменных застенках воздух был зноен и недвижим. А ночью в город ворвался ветер, широко прошелся по проспектам и пыльно заметался в изгибах переулков и тесных дворов. Вслед за ним разверзлось небо, тяжелыми струями обрушился на землю ливень, и в этой тяжкой, темной духоте и в сонной ночной внезапности казался обломным, вселенским.
Боксеры вразвалку входили в зал с пузатыми спортивными сумками и сдержанно здоровались друг с другом. В зале после летнего ремонта пахло свежей маслянной краской, которая не перебивала доносившийся из раздевалки привычный, настоянный годами запах пота.
Полковник Донцов Глеб Тихонович, человек долга и принципов, только что вернулся с обеда и тут же стал шарить в ящиках стола пачку «столичных», оставшихся ещё с прошлой антитабачной кампании. Он не курил уже почти год с тех пор, как прозвенел «первый звоночек» и начальник терапевтического отделения популярно объяснила ему, чем всё это может закончиться
В русской газете «Советская Чувашия», куда я пришёл в военной форме (другой одежды у меня не было), новому литсотруднику обрадовались и сразу утвердили собкором по трём районам: Козловскому, Мариинско-Посадскому и Урмарскому. Поселились мы в Козловке у одной старушки, адрес которой подсказали в «районке».
алхимия любви способна к чудесам

и сталью выльется пригоршня ртути

живой металл – пульсация в висках

живое сердце – чуткое до жути

живое слово плавит зеркала

и оплывает амальгама воском
А я уйду в свое одиночество

И поплотнее захлопну двери,

Так надоело на сцене корчиться,

В спектакль этот уже не верю.
Великая страдалица, Россия…

На поле брани жертв не сосчитать.

Из века в век теряла жизни силы,

не успевая слёзы утирать.

Ты многих отдала на поруганье,

лишила крова, имени, тепла
Для тебя – слов моих позолота

И молчания серебро.

Мне в дороге осенняя нота

На бумагу легла, на перо.

Ах, Россия – душа нараспашку! –

Словно миру раскрытый цветок.
Улица – словно речка,
а берега – дома.
И опустился вечер
почти до самого дна.
В тот миг в «жигулёнке» красном
ты навсегда уплыла…
Так вышло, что через пару дней после посещения выставки живописца Виктора Беликова мне попался на глаза старый журнал с интервью активистов так называемой артгруппы «Война». Кто забыл (а я полагаю, о ней забыли, и правильно сделали, многие), тем напомню.
Ярко, сочно, красиво! И натурально! В идеале эти слова можно считать профессиональным девизом молодого фотографа Ольги Скаковой.
С Сашей Владимировым мы работали во второй половине прошлого века в одной липецкой газете – областном «Ленинском знамени». В неё я пришел в 1972-м собкором, а он двумя годами позже – заместителем ответственного секретаря. Пересекаться нам приходилось нечасто
Сразу скажу: когда Виктор озвучил коллегам по писательскому цеху идею презентовать новый сборник своих рассказов «Родной человек» в селе Дмитряшевка Хлевенского района, нашему удивлению не было предела. Разве мало в областном центре хороших библиотек и заинтересованных читателей, зачем ехать почти за 90 километров от Липецка?
Много сейчас людей, пишущих стихи, но немного читаемых, которых можно назвать Поэтами. Поэтическое творчество все же удел избранных. К их числу я беру на себя смелость отнести Михаила Червякова, поэта молодого, талантливого, уже громко заявившего о себе
В феврале 2018 года в Москве вышла в свет третья, завершающая книга трехтомника «Мы из «Воинского содружества», а в мае – литературно-публицистический сборник о Великой Отечественной войне «И шла война народная…». Выход этих сборников – заметное событие в российской патриотической литературе
В праздник святого Архистратига Михаила, 21 ноября, в Романово Лебедянского района отмечается День села. Этот день является здесь престольным праздником с незапамятных времен, с того далекого прошлого, как в честь этого святого была построена церковь.
«Я – ночной сторож станции Добринка; от шести часов вечера до шести утра хожу с палкой в руке вокруг пакгаузов; со степи дует ветер, несутся тучи снега, в его серой массе медленно плывут туда и сюда локомотивы, тяжко вздыхая, влача за собой чёрные звенья вагонов, как будто кто-то спеша опутывает землю бесконечной цепью и тащит её сквозь небо, раздробленное в холодную белую пыль. Визг железа, лязг сцеплений, странный скрип, тихий вой носятся вместе со снегом».
Мне давно хотелось настоящего зверя. Не щенка там какого-нибудь, не котёнка. А чтоб глазищи хищно сверкали, чтоб хвост трубой и когти – каждый с мой палец. Долго я думал, кого у родителей попросить. Все энциклопедии о животных в библиотеке пересмотрел. И наконец выбрал...
С хорошо знакомыми авторами предстоит встретиться читателям на страницах второго за текущий год номера литературного журнала «Петровский мост», который поступил в киоски «Роспечати».
Офис шерифа г. Кливленд, штат Огайо, США. Шериф Сэмюэль Кларк сидит в своём кабинете, вытираясь шейным платком. Невыносимая жара. Шериф перекладывает папки и стопки бумаг с места на место. Он одет в полицейскую форму: брюки и белую рубаху с шевроном и шерифским значком на груди. Ковбойская шляпа лежит рядом, на столе.
Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных