Сб, 16 Февраля, 2019
Липецк: -2° $ 66.70 75.25
Архив
– Я – девственница, – вслух, еле слышно произнесла я.

– Сомневаюсь, – жестко возразил он. – Что-то в тебе есть такое… вызывающее. Бери мыло и хорошо вымойся. Я ненавижу вонючих дур.

Он бросил мне кусок мыла. Тот упал возле моих ног. «Как собаке бросил», – подумала я, наклоняясь и поднимая мыло.
Кто-то мудро поставил Матрёнину избу – окнами на полдень, когда день в самой силе, и оттого света в избе было много; только ближе к вечеру его становилось поровну: что за окном, что внутри.

Матрёна умудрялась угадывать это времечко и любила посидеть посреди света – того, что наружи, и того, что в избе; и посидеть, если удавалось, одной, по-старушечьи опустив на колени затяжелевшие за день руки.
Это выдержки с сохранением стиля и орфографии из единственного письма, полученного с фронта моей бабушкой Варварой Семёновной Конновой от моего деда Петра Фёдоровича. Он писал его на марше, отправляясь под Сталинград из мест заключения, куда попал за то, что в августе 1941 года смёл с пола вагона мешочек рисовой крупы, напополам с сором и пылью…
Колонна вышла из Моздока рано утром, когда заря только окрасила небо багряными красками. Старшим в дороге был назначен командир отряда. Когда остался позади последний осетинский блок-пост и машины въехали на чеченскую землю, в небе зависла вертушка. Она бороздила облака, то улетая вперёд, то появляясь откуда-то сбоку.
Пятого мая, около шести утра, поблизости от подъезда пятиэтажного дома, где первого числа спозаранку мужчина, выведший на прогулку питомца, наткнулся на два криминальных трупа, тормознул уезженный «ВАЗ-2109» серебристо-красного цвета триумф. На переднем сиденье его находились двое мужчин – лет под пятьдесят и от силы двадцати пяти.
Ранним утром в Городе никогда не бывает свежо, разве что совсем некоторое время. Свежо коротко и прозрачно, еще не зачаровано смогом проспектов и шумом автомобильных перебранок. С мая по сентябрь просыпаются первыми и начинают петь беззаботные летние птицы, им нипочем дымящие трубы Завода, дышащий сероводородом и аммиаком воздух, пыльный сквозняк моноблочных многоэтажек, лязг трамвайных перегонов
«Эх, Еремей, Еремей, кому ты доверил свое сокровенное, выстраданное бессонными ночами открытие?» – укорил себя Твердоумов и, тяжело вздохнув, продолжил чтение газетной статьи. Особенно его возмутил абзац, написанный его коллегой по работе:
Перрон утонул в тумане. Редкие высокие фонари светились смутно и тепло. На несколько долгих секунд показалось, что кошмар последних месяцев был не более чем дурным гриппозным сном, а на самом деле ему, Лёнчику Козыреву, все еще восемь…
Ультрамариновых рек полусон,

Сплин полусохлых трав.

Остановившимся колесом –

Мельница у переправ.


Там, за туманом дождливых ширм,

Где тонок мир и раним,

Как на ладони, простёрта ширь

Осиротелых нив.
Светится зелёная ограда,

Тени расползаются шутя.

Розовыми пятками по саду

Мнёт растенья малое дитя.


Изнывая в первозданном зное,

Ощущают приступ духоты

Брошенные в марево земное

Синие и красные цветы.
Вселенская тоска преград не знает,

Когда, омытое предутренней росой,

Сознание внезапно постигает

Смысл жизни – за растерзанной чертой

Начала и Конца шального века

Двадцатого от Рождества Христа,

Что, ожидая Богочеловека,

Из идола изобразил Творца.
Бледнеет небо над жёлтым садом

воспоминаний:

день тонет в солнечном листопаде,

как в океане.

Мне восемь, мама в американской

командировке.

Ура! Ребята зовут кататься,

меня и Вовку.
Проживай же каждый день

Как последний, Богом данный,

Мыслей гадких чтоб и тень

Не мелькнула бы нежданно

В круговерти бытия

От восхода до заката,

Чтоб сказал ты смело:

«Я

Сделал всё, что мог, ребята!»
Не жизни жаль, растраченной впустую,

не жаль, что я чего-то не нашёл.

Жаль, что вопрос так и остался всуе:

зачем я вообще сюда пришёл?..
Июльское утро,

Двор в нежной прохладе,

В тиши благодатной

Берёзовый сад,

И запах малины

В дощатой ограде,

И в окнах родных

Неба синего взгляд.

В июне нынешнего года ушел из жизни талантливый русский поэт липчанин Леонид Ширнин. Его глубоко самобытное, пронизанное тонким лиризмом творчество снискало автору заслуженное признание читателей.
О выставке «Контекст» в галерее Назарова
С Татьяной Нечаевой я был знаком заочно по публикациям в периодике, выступлениям на радио. Даже после одного услышанного по радиоприёмнику рассказа я воспринял Татьяну Ивановну как человека, беззаветно влюблённого в искусство, в людей, им занимающихся; в свое дело, цель которого, как я понимаю, – донести до зрителей мысль: сколь важно и необходимо увидеть мир глазами истинного художника, восхититься и лишний раз убедиться, как этот мир прекрасен...
Это событие для литераторов Липецкой области в 2008 году стало самым громким: по своему значению оно превзошло для нас (во всяком случае для меня) такое даже, казалось бы, чрезвычайно важное явление, как финансово-экономический кризис. Все затмила эта весть – появление в регионе журнала «Петровский мост».
Постоянные авторы нашего журнала, члены липецкого отделения Академии российской литературы Андрей Новиков и Александр Пономарёв совершили автопробег из Липецка на Сахалин и обратно, преодолев на отечественных «Жигулях» седьмой модели, детище советского автопрома, без малого 20 тысяч километров. Литературный пробег был посвящен 10-летию журнала «Петровский мост».
Под этим девизом туристического бренда региона «Липецкая земля» развивается индустрия гостеприимства
Пружинки – село Липецкого района, основанное в середине XVII века мелкими служилыми людьми. В 1764 году в нём насчитывалось 100 дворов. В 1803 году в Пружинках на средства прихожан построена церковь Иоанна Богослова. Топонимисты не могут прийти к общему мнению, как трактовать происхождение названия села. Вероятно, его можно связать со словом пруд. Их в селе несколько.
Дуб – могучий и мудрый – царь леса, излюбленный мотив в геральдике. Сколько аристократических и городских гербов украшены ветвями этого дерева! Под сень дубовых ветвей входишь, как в храм, с лёгким вздохом, словно возвратившись домой издалека, попадаешь в объятия пращура.
Однажды царь Пётр Алексеевич ехал в Воронеж, но задержался в одном живописном местечке, приглянувшемся ему холмами, скалами и быстрыми холодными ручьями, впадающими в большую реку. Но не столько красоты пришлись по душе царю, как сама местность, такая удобная для возведения новых заводов.
Климков с груши упал. Бергамота летнего. Сильнорослый сорт, но упал Климков всего с трех метров. Пилил сук, на котором сидел, — шутил потом Климков. Ну, на самом деле просто как-то непродуманно держался. И во многом потому, что с хорошими соседями, с Лёхой и Василь Захарычем, слегка расслабился по случаю открытия дачного сезона.
Третий номер литературного журнала «Петровский мост» за текущий год увидел свет сразу после того, как издание презентацией в Москве отметило свой 10-летний юбилей. Символично, что в нем опубликованы произведения многих авторов Липецкой области, сотрудничающих с журналом на протяжении практически всех десяти лет
Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных