Сб, 16 Февраля, 2019
Липецк: -2° $ 66.70 75.25

Приют для подвижников духа

Александр КЛОКОВ, Андрей НАЙДЁНОВ | 19.10.2012

Монастырь Петропавловская пустынь, чья история насчитывает уже три столетия, возник при участии двух самых могущественных людей России начала XVIII века. А произошло это так: получив в 1701 году в подарок от царя Петра Алексеевича село Слободское с крестьянами и построенной там крепостью Ораниенбург, Александр Данилович Меншиков через несколько лет основал неподалеку монашескую обитель в честь святых первоверховных апостолов Петра и Павла – небесных покровителей любимого им государя.

По одному из бытующих в народе преданий Петропавловская пустынь возникла на том месте, где на Большой Посольской дороге, к северу от крепости Ораниенбург, на царя Петра Алексеевича совершили нападение местные разбойники. Документы же самой Петропавловской пустыни об основании светлейшим князем А.Д. Меншиковым монашеской обители рассказывают следующее: «В прошлом 1711 году по приказу князя Меншикова… в дачах ево от Аранибурха верстах в двух на реке Мостковой Рясе устроена… Петропавловская пустынь …по благословению… преосвященного Стефана, митрополита Рязанского и Муромского, построена церковь Божия во имя святых верховных апостолов Петра и Павла с двумя приделы св. апостола и евангелиста Иоанна Богослова да св. благовернаго великого князя Александра Невского со всею церковною утварью для богомолия за здравие императорского Величества, за всех православных христиан и на поминовение родителей».

Как видим, данный монастырский документ, впрочем, как и ряд других архивных и литературных источников, относят основание Петропавловской пустыни к 1711 году. Действительно, в этом году, 5 июня, назначенный епархиальным начальством строитель будущего монастыря иеромонах Тихон с братией получили разрешение от поверенного А.Д. Меншикова – князя Волконского на строительство деревянной церкви во имя святых Петра и Павла. При этом князь Волконский приказал испросить благословение на построение храма у Рязанского преосвященного. Благословенная грамота на строительство дана митрополитом Рязанским Стефаном (Яворским) 30 июня 1711 года. Окончание постройки, отделка и освящение храма совершились уже в следующем, 1712 году, и этот год следует считать подлинным началом истории Петропавловской пустыни.

Сохранилось описание первого соборного храма святых Петра и Павла. По фасаду он был расписан «красками в кирпич и к верху в грань. Окон стеклянных в церкви и в приделах больших и малых двенадцать. Церковных дверей три, столярной работы, расписаны красками». В храме, кроме главного престола, были устроены два придельных – во имя святого Иоанна Богослова и св. благоверного князя Александра Нев­ского – небесного покровителя светлейшего князя А.Д. Меншикова. Вероятно, в день святых Петра и Павла – 28 июля 1712 г. – состоялось освящение храма, а Александр Данилович своим указом в этот день раненбургскому правителю Осипу Павлову обозначил всё относительно содержания обители и её насельников: «Определено быть в той пустыни двум священникам, строителю, …диакону и простым монахам – всего 12 человекам. В пустынь из казны кн. Меншикова выдано церковной утвари и колоколов на сумму 198 рублей 7 копеек».

Кроме того, «…в ту пустынь к церковному служению повелено давать из казны ево Меншикова из аранибурхских доходов ладану по двенадцати фунтов, воску на свечи по полтора пуда, церковного вина по ведру, пшеницы на просвиры по две четверти. Да на пропитание… монахов в милостыню денег. Строителю по два рубли, монахам по рублю, итого по тринадцати рублёв в год. Ржи 30 четвертей из житниц князя Меншикова в Аранибурхе, круп или пшена 4 четверти с осьминою, гороху три четверти. Всего 37 четвертей с осьминою на год». Тогда же монастырь был обеспечен землёй, «данной из своих дач светлейшим князем А.Д. Меншиковым».

Период благоденственного существования Петропавловской пустыни под покровительством светлейшего князя Меншикова закончился в 1728 году, когда всесильный некогда вельможа попал в опалу. Деньги и хлеб на своё содержание до 1729 года монастырь получал сполна, пока «не был …оной Оранибурх отписан на императорское величество». Выгадали от этого только крепостные крестьяне А.Д. Меншикова, получившие свободу. Они принялись даже притеснять монахов, отнимая у них землю и сенные покосы. Отсутствие содержания грозило обители упадком.

Оставшись без материальной поддержки со стороны государства, пустынь пыталась найти другие источники содержания братии и монастырского хозяйства. Так, в 1732 году последовала просьба строителя пустыни о. Вениамина на возведение в устье реки Мостковой Рясы новой мельницы. В результате на устье была перенесена существовавшая ранее выше по течению монастырская мельница, которую на три года освободили от оброка.

По-видимому, вскоре после 1732 года была заложена каменная церковь во имя святых апостолов Петра и Павла с таковой же колокольней. Каменная церковь возводилась долго, в 1739 году она ещё не была закончена. В это время Петропавловской пустынью управлял схимник Варлаам, а в ней насчитывалось еще только пять человек братии и четыре работника.

В 1765 году в Раненбургский Петропавловский монастырь, получивший статус заштатного, указом епископа Тамбовского Пахомия (Симанского) были переведены четыре монаха из упразднённой Добринской Знаменской пустыни. В последующие годы второй половины XVIII столетия число братии Раненбургской Петропавловской пустыни, как правило, не превышало 12 человек.

К июлю 1789 года, когда составлялась опись монастыря и его строений, Предтеченский храм ещё не был построен. Зато данный документ сохранил для нас краткое описание Петропавловской пустыни: «…хоромного строения церковь каменного здания… на церкви и на приделах и на колокольне кресты железные позлащенные…» Под колокольней располагалась ризница. Колоколов на колокольне семь штук. Вокруг монастыря стояла «ограда деревянная из пластового лесу… круг святых ворот стена каменная на двенадцать сажен... При оном монастыре две конюшни, лошадей четырнадцать, коров одиннадцать, овец двадцать». Были и две мельницы – на реках Мостковой Рясе и Становой Рясе.

25 мая 1793 года в Раненбургскую пустынь был назначен новый строитель – иеромонах Авраамий из Наровчатовского монастыря Пензенской епархии. Он деятельно принялся за укрепление материального положения и упрочение духовной жизни вверенной ему обители. За 17 лет управления пустынью о. Авраамий почти все здания монастыря перестроил вновь в камне.

9 апреля 1798 года Тамбовский епископ Феофил благословил строителя Петропавловской пустыни иеромонаха Авраамия начать постройку каменной ограды вокруг обители. Вскоре о. Авраамий приступил к возведению в монастыре новой каменной церкви. Речь идёт о храме во имя Успения Пресвятой Богородицы, который, возможно, вначале задумывался как отдельное здание, но стал частью архитектурного комплекса из нескольких зданий. 13 мая 1800 года о. Авраамий получил благословение на строительство в Петропавловской пустыни четырёх каменных корпусов, «из коих один будет церковь» (больничная), а в остальных – кельи, трапезная и помещения для послушников.

В 1803 году завершилась отделка больничной церкви, а в следующем году – работы и на других корпусах, была перестроена монастырская гостиница, а также построены на новом месте скотный и конный дворы. В 1805 году в Петропавловской пустыни проживали 15 монашествующих и шесть бельцов. В документах от 24 марта и 30 октября этого года упомянут среди насельников монастыря послушник Илларион Мефодьев – будущий известный подвижник веры и благочестия преподобный Иларион, затворник Троекуровский.

По завершении постройки четырёх каменных корпусов встал вопрос о сооружении новой каменной колокольни. В 1808 году было составлено новое описание Петропавловского монастыря, согласно которому «…в состоящих в здешней пустыни четырёх каменных корпусах расположена в первом церковь во имя Успения Пречистыя Божия Матери, и к ней примкнуты с одной стороны больничныя келии, которые заняты переведённою из Рязанского Троицкого монастыря больничною братиею, а по другую сторону настоятельские келии; во втором трапеза с кухнею и чуланами и тремя келиями, заняты трудящимися в приготовлении пищи братиями; в третьем – состоит из 15 братских келий…; в четвёртом в одну сторону вчерне отделанная… церковь, а с другой половины примкнуты выход и ледник. А за монастырём деревянные небольшие покойцы для приезжающих благородных богомольцев». Из описания видно, что параллельно с возведением новой каменной колокольни строитель о. Авраамий начал сооружение ещё одного храма в одном из новопостроенных каменных корпусов, решив перенести туда престол Александро-Невской церкви из обветшавшего придела Петропавловского собора.

Постройка колокольни окончена в 1811 году, тогда же завершилась и отделка храма в северо-восточном корпусе, где вызолочен иконостас и завершены росписи стен. 19 июля 1811 года было получено распоряжение о выдаче новых антиминсов на Предтеченский и Александро-Невский престолы и разборке старых храмов. Однако, поскольку праздник св. Иоанна Предтечи собирал в Петропавловскую пустынь многочисленную публику на ярмарку, было решено, что на колокольне удобнее устроить церковь св. Александра Невского, которая и была освящена 7 ноября 1811-го. В том же году был освящен и храм во имя св. Иоанна Предтечи в северо-восточном корпусе.

Таким образом, значительная часть монастырских построек этого времени была возведена о. Авраамием. Но не только успехи в благоукрашении монастыря сделали отцу-строителю авторитет в глазах священноначалия. Епископ Рязанский Амвросий, «дознав чрез немалое время примерную строителя Авраамия честность и похвальное поведение, отличное его усердие и попечение о устроении и поправлении монастыря», наградил его набедренником с предоставлением первенства пред уездными протоиереями и благочинными. Налицо были успехи Петропавловской пустыни и как центра монашеского общежития – при о. Авраамии число насельников выросло, и в 1810 г. их насчитывалось 26 человек – строитель, три иеромонаха, один иеродиакон, один диакон, восемь рясофорных послушников, девять бельцов и три живущих «по указу». Неудивительно, что 13 августа 1811 г. преосвященный Рязанский Феофилакт (Русанов) возвёл иеромонаха Авраамия в сан игумена и перевёл в настоятели Николае-Радовицкого монастыря в Егорьевском уезде Рязанской епархии.

Другим настоятелем Раненбургской Петропавловской пустыни, оставившим заметный след в её истории, стал строитель иеромонах Паисий. Встав во главе братии раненбургской обители в 1813 году, о. Паисий продолжил активную деятельность своего предшественника. Было запроектировано строительство нового каменного соборного храма на восточной стороне монастыря, между первым и вторым братскими корпусами. В день св. Петра и Павла в 1815 г. состоялась торжественная закладка соборной церкви, во время которой собрано пожертвований «от разных благотворителей 300 рублей».

Многополезная деятельность о. Паи­сия на посту строителя Петропавловской пустыни не могла остаться незамеченной: 13 марта 1819 г. иеромонах Паисий с возведением в сан игумена был перемещён на должность настоятеля Николае-Радовицкого монастыря.

На его место в 1819 г. был назначен иеромонах Вениамин, управлявший до этого Ряжским Димитриевым монастырём. Попечением строителя о. Вениамина заложенная им соборная церковь к 1823 г. была «вчерне почти складена». Однако довершить задуманное строителю Раненбургской пустыни не удалось – в 1825 году он был отрешён от должности и переведён в число братии Рязанского Троицкого монастыря.

Ставший в 1837 г. во главе братии Раненбургской пустыни иеромонах Феофил продолжил начинания своих предшественников. В одной из башен монастырской ограды в 1840 году о. Феофилом была устроена часовня «с приличным иконостасом», но главной заботой нового строителя стало окончание постройки Петропавловского собора – самой «благолепной» из всех церквей обители. Собор квадратный в плане, размером 15 на 15 саженей, с пятью куполами, фасады его были украшены колоннами, покрыт железом, окрашенным медянкой.

В конце июня 1844 года, в праздник первоверховных апостолов Петра и Павла, соборный храм Раненбургской Петропавловской пустыни был освящён архиепископом Рязанским Гавриилом. На месте старого соборного храма, к северу от нового, построена по традиции каменная часовня.

Столь активное каменное строительство в Петропавловской пустыни на протяжении конца XVIII – первой половины XIX вв., конечно же, было невозможно лишь на одни доброхотные пожертвования, которые, впрочем, обильно поступали в почитаемый православным населением округи монастырь. Значительную роль играли собственные доходы обители от хозяйственной деятельности. В монастыре действовала своя пасека, для которой, например, в 1803 году было приобретено 30 ульев. Монастырю принадлежало несколько мельниц, часть которых сдавалась в аренду. Приносила устойчивый доход и сдача в аренду монастырской земли.

В марте 1848 года на должность строителя Петропавловской пустыни назначен иеромонах Герасим, «инок строгого духа палестинского подвижничества». Он сразу же активно взялся за ремонт и украшение многих монастырских строений. В 1850 году был переделан иконостас церкви св. Александра Невского, и храм заново освящён 8 ноября 1862 года. В 1851 году пустынь приобрела колокол весом 45 пудов с изображением на нём икон Спасителя, Знамения Божией Матери и Николая Чудотворца. В 1854 году о. Герасим ходатайствовал перед епархиальным начальством об увеличении штата Петропавловской пустыни до 30 человек, что, безусловно, свидетельствовало об укреплении авторитета монастыря как крупного регионального духовного центра.

В 1862 году в Петропавловской пустыни «распространена и возобновлена с устройством нового иконостаса» Успенская церковь. В это же время постепенно изменялся вид монастыря с главной видовой точки – с запада, с правого берега реки Мостковая Ряса. Вначале на месте ограды с этой стороны был устроен каменный ледник с квасоварнею. С другой стороны от ворот – каменный двухэтажный корпус для братских келий и других помещений (мастерская для портных и сапожников). После этого, уже при новом строителе иеромонахе Иринее (Центрове), в 1867 г. строятся новая каменная стена с угловыми башнями и новые святые ворота изящной архитектуры.

Во время управления Петропавловской пустынью о. Иринеем количество насельников её – штатных и сверхштатных иеромонахов, иеродиаконов, монахов и послушников – достигало в отдельные годы 50 человек. В 1886 году по воле Божией Петропавловскую пустынь впервые в её истории возглавил преосвященный настоятель. Речь идёт о епископе Тобольском Василии (Левитове), пребывавшем на покое и назначенном управляющим в монастырь, хорошо знакомый ему по долговременному служению в родной Рязанской епархии, в том числе и в Раненбурге.

Встав во главе братии монастыря, преосвященный настоятель особенное внимание обращал на внутреннее преуспеяние Петропавловской обители и её братии. Им же была установлена и ежемесячная (1 числа каждого месяца) раздача бедным милостыни в сумме 50 рублей.

Здоровье преосвященного в пустыни заметно поправилось, и в августе 1889 года он был назначен епископом Пензенским, но уже 12 июля 1890 года вновь уволен на покой в Петропавловскую пустынь ввиду обострения недуга. Здесь же архипастырь и почил 12 февраля 1892 года, а 16 февраля совершено его погребение архиепископом Рязанским Феоктистом (Поповым) при огромном стечении жителей Раненбурга. Погребён владыка Василий в Успенском храме Петропавловской пустыни.

В 1893 году управляющим Раненбургской Петропавловской пустынью вновь стал архипастырь – преосвященный Тобольский Иустин (Полянский). 13 октября 1893 г. при монастыре открыта церковно-приходская школа. На торжество по этому случаю из обители в школу принесена была особо чтимая Тихвинская икона Божией Матери, пред которой совершён молебен с водосвятием.

Весной 1894 года преосвященным Иустином в 35 км от Петропавловской пустыни близ деревни Денисовка, Дуроломовка то ж, Раненбургского уезда устроен так называемый Елеонский скит с деревянной церковью Вознесения Господня.

В ноябре 1903 года во главе братии Петропавловской пустыни поставлен архимандрит Игнатий (Иваницкий), бывший до этого настоятелем Московского Заиконоспасского монастыря, который управлял обителью до января 1910 года. Затем братия единогласно избрала настоятелем постриженика Петропавловской пустыни иеромонаха Модеста (Кузнецова), который утверждён в этой должности с возведением в сан игумена 23 февраля. Новому настоятелю о. Модесту суждено было управлять монастырём вплоть до революции 1917 года, коренным образом изменившей жизнь обители. Но сначала были спокойные и благодатные первые годы второго десятилетия XX века, потом – период Первой мировой войны. И все они были отмечены значимыми событиями в жизни Петропавловской пустыни.

В 1912 году широко отмечалось 200-летие монастыря, в преддверии которого была издана брошюра «В память 200-летия Раненбургской Петропавловской пустыни Рязанской губернии. Краткий очерк», рассказывающая об истории, храмах и подвижниках обители. Ещё ранее, в 1907 году, увидело свет второе издание книги «Раненбургская Петропавловская пустынь», впервые изданной в 1896 г. Ну а самое первое издание об истории обители называлось «Краткие исторические сведения о Раненбургской Петропавловской пустыни» и было напечатано в 1894 году.

К юбилейным торжествам был отремонтирован Петропавловский собор, окрашены крыша и наружные стены храма. 29 июня 1912 г. совершён чин его малого освящения преосвященным Димитрием (Сперовским), епископом Рязанским и Зарайским.

С началом Первой мировой войны на плечи братии легли заботы далеко не мирного характера: под госпиталь для больных и раненых воинов в монастырской белой гостинице было отведено 11 комнат. Отметим, что только в октябре-ноябре 1914 г. раненбургский монастырь пожертвовал на нужды фронта 200 рублей, тогда как остальные 22 монастыря Рязанской епархии – всего 331 рубль.

Накануне революции 1917 года Раненбургская Петропавловская пустынь представляла собой прекрасно обустроенную живописного вида монашескую обитель, явившую миру целый сонм подвижников веры и благочестия, славившуюся своими святынями и ставшую подлинным духовным центром всей округи. Составлявшиеся каждый год описания монастыря дают нам наглядное представление о его внешнем виде, количестве и характере использования многочисленных зданий, хозяйственной деятельности, материальном благосостоянии и т.д.

Кроме того, описания свидетельствуют о наличии в Петропавловской пустыни ряда святынь и достопримечательностей, главной из которых была особо чтимая Тихвинская икона Божией Матери. Считавшийся чудотворным образ «греческого письма, в серебряном окладе, с двумя серебряными венцами» был копией с чудотворного образа Пресвятой Богородицы «Тихвинская», хранился в Петропавловской пустыни с 60-х гг. XIX в. и ранее принадлежал раненбургской помещице Анне Арсеньевне Буниной. Последней икона перешла в наследство от её родного брата Боклановского. В семье помещика икона эта почиталась чудотворною за то, что чудесно сохранилась во время пожара: она была найдена далеко от сгоревшего дома, близ реки. Помещица А.А. Бунина сочла неудобным сохранять эту икону в своём доме и пожертвовала образ в Петропавловскую обитель. Здесь икона являла многие чудеса, кои законным образом были удостоверены, записаны, а запись издана в начале XX в.

Так, верующие исцелялись по молитвам перед образом Пресвятой Богородицы от различных душевных и телесных недугов. После молебного пения пред Тихвинской иконой находили пропавших людей, украденные вещи, получали помощь в семейной жизни, утешение в скорби, примирение враждующих.

Самый известный случай чудотворной помощи этой иконы зафиксирован был в 1871 г., когда в Раненбурге и окрестностях свирепствовала холера. 28 июля был совершён крестный ход с Тихвинской иконой Божией Матери вокруг города, а 25 августа – крестный ход вокруг сельца Шишкино, после чего наступило избавление от эпидемии. По ходатайству Раненбургской городской думы Святейший Синод в память этого события установил ежегодный крестный ход из Петропавловской пустыни в Раненбург с Тихвинской иконой Божией Матери 28 июня и принятием городским обществом чудотворной иконы на 10 дней. Традиция эта неукоснительно соблюдалась вплоть до революции 1917 г.

Отметим, что в конце XIX – начале XX вв. традиционными стали «приглашения» Тихвинской иконы Божией Матери из Раненбургской пустыни в разные города и сёла Рязанской и Тамбовской губерний. Благочестивые жители окрестных сёл и городов благоговейно брали в свои дома эту чудо­творную икону, для освящения и благословения своих жилищ и своего достояния, для помощи болящим и на всякую пользу. По свидетельству старожилов, традиция эта сохранялась в Рязанской губернии вплоть до 1926 года.

Особым почитанием пользовались и другие святыни Петропавловской пустыни. В частности, хранившиеся в соборном алтаре монастыря, за престолом, два малых образка св. апостолов Петра и Павла, присланные Петру Первому папой Климентом ХI. В «Рязанских епархиальных ведомостях» за 1913 г. приводится их описание: «Две иконы в одной раме с изображением на одной апостола Петра, а на другой апостола Павла в медных позлащённых ризах. Иконы эти старинные, замечательной живописи, свидетельствуют о временах Петра Великого. В низу одной из икон надпись: «прислана Петру Великому от Папы Римского Климента XI», на другой – «Св. ап. Петра и Павла». Иконы присланы в дар обители Петром Великим». Однако в описях имущества монастыря, составленных ранее, этих икон нет!

В Петропавловской пустыни хранился также деревянный крест со святыми мощами, обложенный серебром и вызолоченный, пожертвованный кн. А. Д. Меншиковым. А также ряд старинных книг, купленных в Москве в 1712 г. на деньги Меншикова иеромонахом Никоном. На всех одинаковая надпись следующего содержания: такая-то книга «города Аранибурха Петропавловской пустыни, куплена в Москве на Печатном дворе, а цена плачена из казны Светлейшего князя Меншикова, а кто из пустыни унесёт или затаит, да будет проклят. Подписал той пустыни Еромонах Никон». Сюда же, вероятно, можно отнести Евангелие 1711 г.

Другой достопримечательностью монастыря была плащаница, поступившая в обитель 12 сентября 1820 года, шитая золотом и серебром, с камнями и жемчугом.

Но настоящим украшением Раненбургской Петропавловской пустыни послужили иноческие подвиги некоторых насельников её, добрую память о которых сама обитель хранила «яко богатое сокровище». Подвижники веры и благочестия, среди которых особенно известны иеросхимонахи Мелхиседек, Нафанаил и Пиор, а также архимандрит Ириней (Центров), просияли в истории монастыря как яркие путеводные звёзды, озарив тяжёлый путь истинного монашества своим примером «терпения, злострадания, любви, истинного послушания и смирения». И только Господь ведает, скольких бы ещё светильников веры и благочестия дала нам Петропавловская обитель, если бы не прервалась её славная история в 1920-е гг.

Впрочем, в первое время после революции размеренная монастырская жизнь близ Раненбурга внешне почти никак не изменилась. Насельники обители продолжали нести ежедневные послушания, вести своё небольшое хозяйство, служить в четырёх храмах и трёх часовнях. Но судьба монастыря была предрешена… Уже 15 января 1920 г. Раненбургская комиссия по ликвидации монастырей объявила братии и верующим предписание о закрытии монастыря. После такого заявления верующие взяли под свою опеку монастырские церкви и церковное имущество. Остальные постройки монастыря принял на баланс раненбургский коммунальный отдел. Решив вопрос о закрытии Петропавловской пустыни «в принципе», Раненбургский уисполком принялся «в категорической форме» выселять насельников обители из братских корпусов. Им предлагалось к «4-му сего февраля освободить все занимаемые помещения без указания даже того, куда именно братия должна выселиться в стоящие в то время морозы». Впрочем, такое решение не было встречено верующими равнодушно – жители Раненбурга, с тревогой следившие за судьбой своего монастыря, обратились с жалобой о «приостановлении распоряжения Раненбургского уисполкома… в котором они усматривают не только насилие над совестью верующих, но и жестокое оскорбление издревле установившегося церковно-религиозного обычая». Но всё было тщетно…

Осталось закрепить ликвидацию монастыря каким-либо «нормативным документом». Такой «акт» последовал 17 мая 1920 г. Монашествующие и верующие попытались обжаловать действия уисполкома, но 8 декабря 1920 г. Народный комиссариат государственного контроля, рассмотрев вопрос о выселении братии, постановил: «Оставить означенные жалобы без последствий». Так постепенно начался процесс удаления монахов Раненбургской пустыни с территории обители, растянувшийся на несколько лет. Не обошла стороной монастырские храмы и кампания по изъятию церковных ценностей. Согласно составленной 20 апреля 1922 г. ведомости, из Петропавловской пустыни было изъято «серебра 1 пуд 12 фунтов 57 золотников, жемчуга 47 зол. 24 доли, медь 12 ф. 84 зол.».

Вопрос об окончательной ликвидации пустыни и её насельников рассматривался ещё в 1924 г. Некоторые из монашествующих прожили в пустыни до 1925 г. Часть из них впоследствии оказалась среди священнослужителей Никольской церкви Заречной слободы Раненбурга и была арестована в 1936 г. по так называемому делу «контрреволюционной церковно-фашистской организации» во главе с митрополитом Раненбургским Иоанном (Киструсским). Среди них: иеродиакон Серафим (Брыксин), иеромонах Иеремия (Пименов), монахи Феофилакт (Матросов) и Константин (Царьков). Все они в результате были приговорены к различным срокам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Некоторые, как иеромонах Флорентий (Миронов), пострадали от богоборческой власти ещё раньше: в 1932 г., будучи священником с. Ломовое, он был осуждён на пять лет лагерей за антисоветскую деятельность.

8 апреля 1925 г. монастырская территория со всеми постройками передана музейному отделу Главнауки Наркомпроса. В документе хозяйство значится как «совхоз Петропавловская пустынь». Тогда же была передана музейному отделу Главнауки и территория монастырского скита «Дуроломовка, Денисовка то ж» со всеми его постройками.

В конце 1920-х гг. никого из братии на территории обители уже не оставалось, а в храмах её не совершались богослужения. И хотя Раненбургский Петропавловский монастырь и монастырские церкви состояли на учёте музейного отдела Главнауки Наркомпроса с 1924 г. как памятники архитектуры, это не спасло их от уничтожения. Часть монастырского имущества была передана в раненбургские Успенскую и Никольскую церкви, в самом же монастыре был устроен так называемый «детский городок». Его красочно описал корреспондент козловской газеты «Наша правда» в ноябре 1928 г. в статье «За монастырской стеной»:
«…Роща, сквозь оголённые деревья которой пестреют здания бывшего Петропавловского монастыря… Выделяются два больших корпуса с маленькими окошками, напоминающими собою тюрьму. Это кельи монахов, в которых теперь помещается детский городок со 150 чел. детей-воспитанников. Плохо живут здесь дети, надо прямо сказать. По тёмным, грязным коридорам снуют хилые, грязные, оборванные дети… Две трети детей совершенно разуты и раздеты, и лишь одна треть ходит в опорках на босу ногу или в самодельных колодках… Спальни детей приспособлены из бывших келий. Здесь отчаянная теснота, грязь, дети спят по двое на одной койке. Постельное бельё грязное, на многих койках оно совершенно отсутствует… Жизнь городка представляет собою сплошной кошмар».

В 1931 г. были разрушены два храма Петропавловской пустыни – Предтеченский и Александро-Невский – вместе со зданием колокольни. Собор превращён в склад, постепенно разобрали на кирпич портики и стилобаты, а затем главки и барабан второго яруса. В Успенской церкви был устроен клуб. В больничном корпусе сначала действовала школа, потом контора, а после неё располагались даже жилые помещения. Впоследствии часть построек обители долгое время использовалась для хозяйственных нужд сов­хоза, часть была просто разрушена. В итоге практически исчезла монастырская ограда с башнями, от Петропавловского собора остались только стены, обезображена была и Успенская церковь.

Возникшее на месте Петропавловской пустыни поселение при центральном отделении совхоза «Раненбургский» решением исполкома Липецкого областного Совета депутатов от 28 октября 1961 года было зарегистрировано как населенный пункт Шишкинского сельсовета Чаплыгинского района с присвоением ему наименования Рощинский.

Казалось, что и само имя Раненбургской Петропавловской обители навсегда было стёрто из людской памяти. Но промыслом Божиим монастырю было уготовано возродиться буквально из пепла, чтобы вновь собрать в своих стенах жаждущих иноческого подвига. Но в начале этого возрождения, 1 декабря 1998 г., на сходе жителей поселка Рощинский было принято решение о создании церковного прихода во имя святых первоверховных апостолов Петра и Павла на месте порушенной обители. С этого и началось восстановление обители, официально утверждённое решением Священного Синода РПЦ от 6 октября 2003 г., которым приход был преобразован в Петропавловский мужской монастырь. Наместником его вскоре был назначен иеромонах Тихон (Пронников), ещё с осени 2002 г. исполнявший обязанности настоятеля прихода и готовивший полноценное восстановление монашеской жизни в этом святом месте.

В первые годы после возрождения большая часть усилий и средств монастыря уходила на расчистку территории и сохранившихся зданий от мусора, слоя битых кирпичей и земли. Лишь в 2007 г. начата реставрация Петропавловского собора, но ввиду почти полного его разрушения и недостатка средств восстановительные работы не окончены и поныне. В 2007–2009 гг. восстановлены святые ворота с южной стороны монастыря, а также часть монастырской ограды с угловыми башнями. Монастырь обзавёлся небольшим животноводческим хозяйством, построены дом наместника, гостиничный корпус, пекарня, баня, пилорама, гаражи для автотехники. На святом источнике под стенами обители возведена деревянная купальня, работает книжная лавка.

В декабре 2005 года монастырю возвращена его главная святыня – Тихвинская икона Божией Матери, хранившаяся в советское время в Архангельской церкви с. Кривополянье.

К Пасхе 2008 г. патриарх Московский и всея Руси Алексий II удостоил наместника Петропавловского монастыря о. Тихона сана игумена. Традицией стали праздничные богослужения в Петропавловской пустыни правящего архиерея Липецкой и Елецкой епархии – архиепископа Никона (Васина) в день святых апостолов Петра и Павла.

Сейчас в Петропавловском епархиальном мужском монастыре 14 насельников – о. игумен, монах, два послушника и одиннадцать трудников. И сегодня их трудами монастырь постепенно восстанавливается из небытия – благоустраивается территория, действует домовый Петропавловский храм. Вновь потянулись в Петропавловскую пустынь из окрестных сёл и городов, из дальних пределов люди. И хочется верить, что встречаемая в 2012 г. возрождаемой обителью юбилейная дата – 300-летие основания Раненбургской Петропавловской пустыни – будет способствовать скорейшему восстановлению этого святого места.

Раненбургская Петропавловская пустынь. Фото начала XX в.

Раненбургская Петропавловская пустынь. Фото начала XX в.

Святой источник у стен Петропавловского монастыря. Фото 2011 г.

Святой источник у стен Петропавловского монастыря. Фото 2011 г.

Раненбургская Петропавловская пустынь. Фото начала XX в. Святой источник у стен Петропавловского монастыря. Фото 2011 г.
Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных