Чт, 27 Июня, 2019
Липецк: +22° $ 62.91 71.60

Из рассказов писателя Ежикова

Галина Соболева | 03.01.2015

Про кота Ваську и холодильник

Как обычно, Будильник прервал мой замечательный цветной сон. Он стоял рядом на тумбочке и звенел, как сигнализация соседнего гастронома.

– Замолчи, пожалуйста, – попросил я и, нажав на кнопку, соврал: – У меня сегодня выходной.

Будильник не поверил и металлическим голосом скомандовал:

– Вставай немедленно! Опоздаешь на работу! – и зазвенел еще громче, несмотря на выключенность. Я подумал: «Хорошо, что он не умеет двигаться, а то бы каждое утро обливал меня холодной водой».

Сменив позу с лежачей на сидячую, я встал и зашаркал ногами по полу.

Ну вот, опять двадцать пять! Тапочек не было. Из моих вещей только Тапочки могли перемещаться и, пользуясь этим, бродили по квартире. Сейчас я нашел их в прихожей. Они пришли поболтать с Сапогами. Сапоги рассказывали последние уличные новости. Я не стал прерывать их беседу и босиком отправился в душ.

Душ не разговаривал. Он пел. Громкость можно было регулировать краном для воды. Песни он пел веселые, и после душа я вышел бодрым. К тому времени Тапочки уже наговорились и сами пришлепали к моим ногам. Надев их, я пошел на кухню завтракать.

Пока Радио рассказывало о погоде на сегодняшний день, я сварил кофе и собрался сделать бутерброд. Хотел достать из Холодильника колбасу, но колбасы там не было. ТАМ ОПЯТЬ НЕ БЫЛО КОЛБАСЫ! Я посмотрел на Холодильник и сказал как можно строже:

– До каких пор это будет продолжаться? Я куплю тяжелую цепь и стану запирать тебя на ночь!

Холодильнику стало стыдно. Он покраснел.

И тут сзади меня раздалось грозное шипение: это кот Васька не мог уже больше терпеть, чтобы кто-то так неуважительно разговаривал с его другом. А что мне прикажете делать, если я в который раз оставался без завтрака?! Васька и Холодильник очень подружились. Объединяло их почти одинаковое урчание. Они могли долго одинаково урчать: белый Холодильник и черный Васька на Холодильнике, свернувшись клубочком. А ночью белый друг открывал свою дверцу и отдавал черному приятелю мою колбасу. Или рыбу. Или котлеты. Наверное, его сделали на заводе, где работают добрые и щедрые люди. Они и передали ему свой характер.

И тут мне стало стыдно. Получается, я ругаю Холодильник за его же доброту? Да еще хочу цепь на него повесить!

– Ладно,– я примиряюще похлопал белую поверхность Холодильника, – теперь я сам буду оставлять что-нибудь вкусненькое на твоей полке для Васьки. – Сказал… и остался очень доволен, своим благородным решением.

И сразу же Радио исполнило для меня любимую песню, Сахарница сладко улыбнулась и предложила мне сахару, а Тапочки соскочили с ног и побежали в прихожую рассказывать Сапогам о своем справедливом хозяине. Обо мне то есть.

Про Холодильник и Мастера

У нас случилось печальное событие: сломался Холодильник. Утром он, как обычно, тихо урчал, потом в нем что-то щелкнуло, Холодильник испуганно вздрогнул и затих. Кот Васька сразу стал успокаивать своего белого друга, нежно терся о дверцу, ободряюще мурлыкал, но Холодильник был безутешен, и возле него уже натекла большая лужа холодильничьих слез.

– О-хо-хо!.. – вздыхал он. – Теперь я никому не нужен, и меня выбросят на помойку!

– На помойке тоже жить можно, – сказали Сапоги, и тут же на них сердито зашипел Васька.

– Не говори глупостей! – качнула сережками Люстра. – Тебя отремонтируют, и все будет хорошо!

– Конечно-конечно! – горячо поддержали ее остальные.

– А я вот тоже как-то раз... – начал было рассказывать Телевизор, но я прервал его и стал срочно звонить в мастерскую.

А больной Холодильник все плакал и плакал. У него повышалась температура, внутри него таял лед и с грохотом падал вниз. Лужа становилась все больше и больше.

– О-хо-хо... – стонал он. – Если вы даже не отправите меня на помойку, я буду стоять в коридоре пустой и бесполезный и стану всем мешать...

– Ничего не бесполезный, а очень даже полезный будешь стоять! Ежиков поставит на твои полки свои книги, а то они у него по всей комнате валяются, – рассудительно сказал любящий порядок Пылесос.

Скоро пришел Мастер.

Он деловито развернул Холодильник спиной, достал отвертку и какой-то прибор и начал работать. Вдруг наш больной не выдержал и вежливо спросил:

– Скажите, пожалуйста, я не безнадежен?

Мастер замер. Сначала у него из рук выскочила отвертка, а потом он лишился чувств. И пока я давал ему нюхать нашатырный спирт, Радио возмущенным шепотом укоряло Холодильник:

– Ты что, не мог промолчать? А если он сейчас сбежит!

Тут Мастер открыл глаза и тихо спросил:

– Что ЭТО было?..

Я спокойно пояснил:

– Это я вас спрашивал, так ли безнадежно обстоит дело.

– А-а-а... – подозрительно протянул мастер и осторожно взялся за работу.

Через полчаса все было готово.

– Вот, теперь как новенький!

Холодильник был воспитанным. Он опять не сдержался и сказал:

– Большое спасибо! Вы очень любезны.

А Мастер как-то очень быстро собрал свой чемоданчик и еще быстрее ушел, забыв взять плату за работу. Тапочки кинулись было его догонять, чтобы напомнить о деньгах, но я остановил их, решив, что уж лучше сам зайду завтра в мастерскую.

Про чашку

– Ба-бах!

– Мя-ау!

Я мгновенно проснулся от грохота, сопровождаемого мяуканьем.

– Ой! Что ты наделал!

– Тс-с! Ёжикова не разбудите, а то увидит разбитую чашку и будет ругаться.

– Что делать-то?! Что делать?

И снова жалобное: «Мяу…».

«Ну, во-первых, я уже проснулся. Во-вторых, ни на кого я никогда сильно не ругаюсь. Зря все переполошились…» – так думал я, лёжа с закрытыми глазами, чтобы никто из них не заметил моего пробуждения. А что произошло, догадаться нетрудно: кот Васька, как обычно, сиганул на свой любимый Холодильник и нечаянно смахнул стоявшую на нём чашку. Я, конечно, сам виноват: посуду надо сразу убирать в шкаф.

– Что делать-то? Что делать! – горячился Чайник. – Сегодня ты, Васька, наверняка не получишь от хозяина свою порцию рыбки.

Чайник решил, что я накажу кота, лишив его лакомства. Ведь рыба для него, как «сникерс» для Вовки из 37-й квартиры.

– Мяу, – Васька мяукнул уж очень жалобно, а Холодильник сказал:

– Не расстраивайся, Вась, Ёжиков позавчера кусок колбасы ко мне на полку с фруктами сунул, а сам забыл. Я тебе его отдам.

«Точно, забыл…» – вспомнил я. – А Холодильник-то, Холодильник-то каков! Пусть, значит, хозяин голодный останется, лишь бы Васенька – разбиватель чашек не пострадал! Хотя, если честно, я в магазин могу сходить и купить, что захочу, а Васька не может. Да у него и денег-то нету…

Заговорила рассудительная Кастрюля:

– Убрать бы всё, тогда Ёжиков ничего не заметит. Вон у него этих чашек – целый сервиз.

– Я бы убрал, – вздохнул пылесос, который стоял в углу, – да не дотянусь…

– Что делать-то? Что делать? – продолжал кипятиться Чайник.

– Да тише ты! Есть идея, – заговорщическим шёпотом произнёс Шкаф. – Тапочки, вы одни можете передвигаться, помогите Пылесосу.

– Точно! Точно! Помогите! – загомонили со всех сторон.

Я от удивления открыл одновременно рот и глаза. Чуть себя не выдал, но быстренько спохватился и глаза закрыл. Закрыл, да не совсем, а чтоб хоть чуть-чуть было видно происходящее в моей квартире. Правда, на меня внимания никто и не обращал – все напряженно следили за Тапочками. Тапочки пришлепали к Пылесосу, уперлись носами в пузатый бок и начали его подталкивать. Но, видимо, у них ничего не получалось.

– Ну, миленький, ну, сдвинься, пожалуйста! Ну, чуть-чуть!

Правый Тапочек развернулся и подтолкнул Пылесос пяткой. И это не помогло.

– И – раз! И – два! – Холодильник, Кастрюля, Чайник, да и вообще все стали дружно подбадривать Тапочки, стараясь делать это как можно тише, наивно думая, что я ничего не слышу и смотрю утренние сны... – И – раз! И – два!

Волнение передалось даже мне, и я чуть не произнёс вслух: «Надо же под колёсико толкать – так легче!»

– Ура! – забулькал Чайник. – Поехало!

Пылесос плавно пополз в сторону разбитой чашки, а Кастрюля командовала:

– Левее, левее давайте!

– Стоп! Дальше я сам, – и Пылесос деловито вытянул хобот. В нем что-то щелкнуло. – У-У-У! – загудел Пылесос.

ДЗЫНЬ-ДЗЫНЬ – и фарфоровые осколки, негромко звякая, по одному влетели в металлический живот.

– Ну вот и всё! Как и не было ничего, – сказал Пылесос и перестал гудеть.

А хозяйственная Кастрюля заметила:

– Тапочки, теперь надо бы его на место отправить.

И тут я «проснулся». Во-первых, мне надоело притворяться, а во-вторых, стало жалко уютные и мягкие Тапочки – вдруг они лопнут от напряжения. Я нарочно громко зевнул и сказал:

– Ах, какое прекрасное утро! – поднялся с постели и первым делом достал из Холодильника рыбу и дал Ваське.

Потом оттащил Пылесос в угол, приговаривая:

– Ах, какой же я рассеянный – Пылесос на место забыл поставить и чашку, наверное, вчера с мусором выбросил. Ну и пусть, она мне все равно не нравилась.

Я слушал, опустив глаза. Мне было стыдно смотреть на вещи. Вдруг показалось, что они сейчас захотят меня поменять на другого хозяина, но все молчали.

Тут пришел художник Одуванчиков.

– Ну что, поехали? – спросил он.

– Поехали, – сказал я, – только не на дачу, а к тебе домой. Я решил подарить тебе этот замечательный новый Диван!

– Ура! – закричал Одуванчиков. – С его гладкой кожаной поверхности так легко смывать краски!

– Ура! – закричала Люстра, и зажегся яркий-преяркий свет.

– Ура! – закричали остальные.

А Васька не умел кричать и лизнул меня в нос шершавым языком.

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных