petrmost.lpgzt.ru - Литературные этюды Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
Литературные этюды 

Нужен свет, чтобы была тень, и тень, чтоб был свет

15.10.2009 Лев Аннинский
// Литературные этюды

Не к суровой прозе склонили годы неуёмную душу Петра Чередниченко, а вопреки классической пушкинской логике – к нежной поэзии, проступившей у него в вольных строках верлибров и невольных ритмах лирических этюдов, – во всём том, чем бывает охвачен человек, привыкший биться с жизнью, напрягая силы, а потом почувствовавший освобождение от повседневных забот.


Тут, прикасаясь к жанру стихотворений в прозе, освящённому литературными авторитетами от Тургенева до Горького, обнаруживает он символ, в котором пережитое высвечивается в разных пропорциях. Этот символ – свеча.


Свеча, которая может вспыхнуть факелом, а то и запылать подожжённым сердцем, освещая путь народам и государствам, до того плутавшим во мраке.


Свеча, которая тихим светлячком мерцает в том же мраке, грустно и таинственно умиротворяя усталую душу.


Какой вариант лучше?


Да любой человек, ратоборствовавший на нашем оголтелом веку, уверенно скажет, что первый! Сердце Данко! Путеводный факел! Мировой пожар!


В таком ослепительном сиянье огонёк-светлячок, тихо греющий душу, может показаться чадящей пародией на светило, почудиться тленной тенью, вгоняющей человека в уныние и тоску, так что захочется подсказать лирическому герою: уж не в мещанский ли рай тебя потянуло? Уж не обывательское ли равнодушие охватывает тебя?


Но он, лирический герой Петра Чередниченко, настроен вовсе не на изобличение мещанского покоя. "Чадящая тень" от его огонька на самом деле – защита от огня пылающего! Защита от яростной агрессии. И от факельного шествия к светлому будущему, когда по сторонам дороги дымятся отброшенные препятствия. Должен бы такой герой внимать завораживающему пламени, а он… вглядывается в мирного светлячка. Почему?


Не потому ли, что всю жизнь горел тем самым пламенем? И попадал не в то, так в другое пекло. И влезал в огонь если не от лихой веры, так от избытка энергии, а то и по стечению обстоятельств. По своей ли воле провёл детство-отрочество на Колыме, куда угодили его родители? А змей в пустыне ловил в молодые годы – по злой нужде или по доброй воле? А в глаза тех змей – заглядывал ли, как десятилетия спустя – в глаза котёнка, пытающегося отогреться на крышке водопроводного люка?


Ну, ладно, застрял в ледовой трещине, так что едва спасли, но ведь и в пору, когда учительствовал, а потом директорствовал в школе, – то, образно говоря, без ледоруба не входил в начальственные кабинеты. Не так ли?


Не этот ли боевой дух, одновременно спасительный и опасный, столь типичный для человека, сформировавшегося в наше историческое время, закалил его до такой степени, что захотелось отпустить закал – укротить огнище до огонька, снизить напряжение до природной естественности, выбраться из пекла к простой человечности?


И потому тень кажется живительной.


Укладывается этот путь в стих. В прозу. Помогает журналистский опыт, многолетний и успешный. И опыт педагогический, в светлых учебных классах полученный и в тёмных минпросовских коридорах. И опыт литературного обеспечения в одном из знаменитых российских театров – том, что возведён на липецком намоленном холме.


…Представим себе на холме скульптуру светоносного положительного героя, безбожного комсомольца 20-х годов, принявшего смерть за революционное дело и увековеченного советским временем.


…И на том же холме – сверкающий под солнцем крест над куполом нового храма, выстроенного уже в постсоветское время в память о полубоге, принявшем смерть за два тысячелетия до советского времени.


Да как же их примирить?! Они и в солнечном небе всё ещё переглядываются насторожённо! А если столкнутся на узенькой дорожке? В каком-нибудь тайном лазе, коими так богат был переполненный заговорами и бунтами, диверсиями и переворотами, захватами и перехватами ХХ век?


У соседа яблоки слаще! Герой Чередниченко, юный борец за справедливость, сделав тайный лаз в соседский сад, лезет туда во мраке ночи. И сталкивается в этой заборной дыре с соседским парнем, дружком-приятелем, который через этот же лаз тайно протискивается навстречу наводить свою справедливость.


"Собственность есть кража", – не так ли думали лучшие из борцов за светлое будущее человечества?


Что же сделали эти двое, столкнувшись в заборной дыре? Кинулись доносить родителям или властям, испепеляя светом тёмные намерения друг друга? Или пустились наутёк с места преступления, надеясь спрятаться в чадящем мраке несознанки? А может, простодушно передрались, надавали друг другу тумаков, что было бы лучшим решением?


Да полно! Они – расхохотались!


С чувством юмора вас, Пётр Иосифович!


Это чувство помогает понять, без какого света не найти нам живительной тени и без какой тени можно ослепнуть от слепящего света.


Да будет тень, чтобы был свет.

Загрузка комментариев к новости.....
№ 3, 2017 год
Авторизация 
  Вверх