petrmost.lpgzt.ru - Критика Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
Критика 

Дух утверждения

Эссе
11.04.2016 Светлана Карпенко
// Критика

Два образа в немецкой и русской литературе – Мефистофель и чёрт Ивана Карамазова – выступают как противоположные символы. Мефистофель представился: «...Часть силы той, что без числа /Творит добро, всему желая зла». Чёрт Ивана Карамазова возразил ему: «...я же совершенно напротив. Я, может быть, единственный человек во всей природе, который любит истину и искренне желает добра».


Долго я думала над этим загадочным противопоставлением. И у меня появилась версия о том, что у понятий «добро» и «зло» есть разные категории.



 Мефистофель, желая зла, собственно, и причиняет его. Чёрт заставляет Фауста смириться с несправедливостью, идти по пути наименьшего сопротивления, приводит к низким поступкам, к унынию. При помощи скепсиса Мефистофель загоняет людей якобы в нравственный тупик, убивает волю к сопротивлению. Не в состоянии бороться со своими пороками, люди предают и убивают. А начинается всё с того, что, поверив Мефистофелю, жертвы его принимают поведенческий стереотип, губят свои творческие способности, перестают испытывать нравственные угрызения, начинают искать сиюминутных удовольствий и находить их. Но, согласно Эпикуру, критерий счастья – в чувстве удовольствия. Благо есть всё то, что порождает удовольствие, зло – то, что порождает страдания. Следовательно, Мефистофель, усыпляя совесть и стремление к недостижимому, приносит «благо».



 Чёрт Ивана Карамазова не позволяет своему «подопечному» пойти по этому пути, стремится возродить своего «двойника», провоцирует и оставляет наедине с самим собой. Этот чёрт

озвучивает голос совести в Иване, указующий на его пороки и заблуждения. «Неизбежность страдания на пути к истине» – вот главная идея Достоевского, которую он вложил в уста чёрту.



 Так что же такое истина? Разве не истинно то, о чём говорит Мефистофель? Почему истина Мефистофеля убивает? И что это за истина, к которой стремятся герои Достоевского? Ведь не истина же это Мефистофеля...



 Известно определение Мефистофеля – «дух отрицанья, дух сомненья». Почему бы не предположить, что есть противоположная сила... Дух утверждения. Возможно, чёрт Ивана Карамазова и является этой силой. Или, скорее всего, содействует ей. Хотя есть большая доля цинизма и безжалостности в его речи, есть момент издёвки, на то он и чёрт.



 Как в человеке происходит борьба сил добра и зла, так борются в нём разум отрицания с разумом утверждения – что победит? Этот дух утверждения позволяет, «обогнув» проблему, увидеть её с другой стороны и... действовать. Дух утверждения лежит в основе любви, морального закона, религии и творчества (человек утверждает свою жизнь в любимом человеке, в Боге, в творении), наполняет жизнь смыслом. Становится ясным, когда впервые в человеке зародилось нравственное чувство: в ответ на разум отрицания человек начал искать гармоничного сосуществования с людьми и природой... Истина разума отрицания очевидна, пошла и цинична – ею орудует Мефистофель. Истину разума утверждения предстоит найти героям Достоевского.


 В образах двух чертей воплотился антагонизм немецкой и русской культур. На одном полюсе – ум возвышенный, поэтический и холодный, на другом – ищущий, непокорный, деятельный (правда, иной раз «кипящий в действии пустом»). Немецкие философы ставили проблему-тупик, русские – искали выход. Так, противоположны в отдельных случаях Толстой и Шопенгауэр, Ницше и Достоевский. Но, противясь или соглашаясь, взаимодействуют, не могут существовать друг без друга. Гёте показал путь человека вниз, Достоевский – путь вверх. Отрадно, что именно русская мысль более перспективна.



 Ценой неимоверных душевных усилий Достоевский смог поднять наиболее сложные и парадоксальные вопросы человеческой организации. Художник противоречий, он порой и сам не знал ответа, способа обрести гармонию и внутреннюю цельность. Страдая, он пропускал через себя человеческие пороки, дабы найти истину. Он видел свет, интуитивно знал предстоящий путь и направлял на него, но чувствовал на себе обязанность оставаться в начале этого пути, чтобы предупреждать нас о катастрофах. Достоевский совершал нравственный подвиг. Но путь этот открыт, нам и нашим потомкам предстоит по нему идти.

Загрузка комментариев к новости.....
№ 3, 2017 год
Авторизация 
  Вверх