petrmost.lpgzt.ru - Культура и искусcтво Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
Культура и искусcтво 

Художник особой породы

13.04.2016 Татьяна Нечаева
// Культура и искусcтво
Во второй половине прошлого столетия художественная жизнь Липецка – центра одной из самых молодых областей России – расцветает букетом великолепных талантов. Тому можно дать историческое и логическое объяснение, но почему-то хочется думать, что в этом месте существует некая аномалия, притягивающая и рождающая таланты. Чтобы убедиться, стоит вспомнить знаменитых деятелей культуры и искусства хотя бы последних двух веков, прославивших наш край, ­– любой европейский город был бы застроен музеями, а мы привыкли, ходим по золоту.


«Дух дышит, где хочет». Искусство живет по собственным законам. Признанное или непризнанное, обласканное или гонимое, оно приходит, когда хочет, и уступает место другому, когда хочет. Ни экономическое благополучие, ни нищета, ни отсутствие свобод ему не указ. Его взлеты и упадки связаны, скорее всего, с глобальными сменами эпох. На них и реагируют большие художники, задолго ощущая подземные толчки – предвестники землетрясений. 


Современный зритель считывает смыслы произведений в плоскости текущего времени, лишь самые прозорливые заглядывают вглубь. Вот почему апеллируют ко времени как к истинному судье. Вот почему работы талантливых художников спустя даже пару десятилетий становятся откровением. Коль разговор о липецких мастерах, то и примеры из их творчества. Уже теперь очевидно, с какой отчаянной энергией Виктор Сорокин отстаивал жизнь, добро, красоту и любовь; как напряженно боролся на холстах Александр Сорочкин с хаосом – врагом гармонии; какие гимны человеческому достоинству пел Вилен Дворянчиков, будто предчувствуя его нынешнее попрание; как Евгений Сальников бежал от действительности в мир грез и воспоминаний о том, что было или могло быть счастьем, и только беспощадные автопортреты показывают, как корчится от боли душа… Юрий Гришко восторженно показывал ценность каждого человека, любуясь его неповторимостью. Александр Вагнер создавал философские образы, провидя цикличность и неоднозначность исторических событий…


Среди этих и других замечательных, но не названных мастеров – дабы не уходить далеко от цели, жил художник особой породы. Звали его Василий Иванович Шевченко. Воевавший на фронтах Великой Отечественной, получивший тяжелые ранения, на всю жизнь подорвавшие здоровье, награжденный орденами и медалями, он, уроженец села Колыбелка Воронежской области, по воле судеб тоже оказался в Липецке. Жизненные обстоятельства не позволили ему получить художественное образование. Но и выбора у него, «поцелованного Богом», не было. Он был безмерно одарен – способностями живописца, бесконечной фантазией, неодолимой жаждой творчества, а главное, чуткой, ранимой душой, болезненно воспринимающей несовершенства действительности. Талант Шевченко – необузданный, непричесанный – извергался гейзером. Стихийно-могучий, он был крупнее своего носителя, и даже порой превышал его возможности. Это была стихия, руководившая художником. 


ВАСИЛИЙ ШЕВЧЕНКО. ЖИВОПИСЬ


Учился Василий Иванович самостоятельно: читал, наблюдал, как пишут профессионалы, водил знакомство с художниками, ходил вместе с ними на этюды, неплохо писал на пленэрах. Работу он находил поближе к краскам – она была дефицитом, и в 70-е годы его приняли оформителем в Липецкие художественно-производственные мастерские, поскольку не заметить столь яркую одаренность было невозможно. По натуре он категорически не годился в оформители, ибо был творцом. Смотреть на работы Василия Ивановича приходили все художники, одни искренне восхищались, другие считали чудаком, а некоторые – даже притворщиком. И то подумать: умеет писать этюды, как многие, а делает что-то несуразное, непохожее на реализм. А он писал в любую свободную минуту, дожимая остатки краски из тюбиков, выброшенных коллегами, писал, используя любые поверхности, на которых можно было «красить». Ему не хватало ни картона, ни фанеры, ни ДВП, ни отбросов жести, тогда он использовал их оборотную сторону, чтобы выпустить на свободу теснившиеся идеи-видения. Никакими усилиями воли невозможно было придумать или сочинить те образы, их можно было увидеть лишь внутренним зрением, они материализовались из его размышлений, из памяти, снов, грез, из воздуха, пропитанного страхами и опасностями, из отравленной атмосферы. 


Нередко коллеги отнимали у него удачные работы, чтобы он не успел их счистить и записать по-новому. Василий Иванович жил искусством, он весь был в нем. Каким он воспринимался со стороны? Несколько застенчивым, немногословным, в нем совмещались настороженность и простодушная доверчивость. Он вылезал из своей скорлупы, когда чувствовал искреннее внимание и понимание зрителя и собеседника. Он очень нуждался в поддержке и одобрении его работ. Порой опрометчиво прислушивался к чужим советам и на время уходил со своей колеи, но после возвращался к себе самому. Творчество самобытных художников особенно уязвимо. Ему только нельзя мешать, а растет оно само.


Искусство Шевченко постоянно изменялось, трансформировалось, что зависело не только от накопления опыта, но, прежде всего, от его восприятия мира, от собственных переживаний, размышлений, устремлений. 


«Дохудфондовские» работы мало мне известны. Запомнились странные фигуры, напоминавшие языческих каменных баб и святых одновременно, изображенные на обрезках лакированной ДСП с мебельной фабрики, или петухи – любимый образ на протяжении всего творчества, имеющий для художника многозначную символику. 


Из 70-х годов помню интересный этап его увлечения пейзажным жанром. Это был переход от натурных к фантазийным композициям: довольно темные таинственные ландшафты с озерами, пасущимися на лугах лошадьми, серпом месяца. Затем появились необыкновенной красоты пейзажи с небесами, написанными тонкими растяжками цвета от розоватого у горизонта – через зеленоватое – к синему наверху, где висела огромная белая луна, и таким чистым воздухом, будто его не было вовсе. Пейзажные картины навсегда останутся самыми живописными в творчестве Шевченко.


В 1980-х остро прозвучал цикл работ, посвященный войне. Василий Иванович не любил рассказывать о фронте и не писал подобных сюжетов. Его картины говорили о страшных событиях другим способом, пронзающим душу более, чем батальные сцены. Они изображали старых родителей, в День Победы поминающих погибших сыновей. Вековечная скорбь лишила их плоти, полупрозрачные, невесомые, они сидели на ажурных стульчиках подле маленького столика с фотографией, перевязанной траурной ленточкой. Образ этих бестелесных стариков будет возникать неоднократно, например, в картинах-воспоминаниях о Колыбелке, его милой родине, мы увидим их сидящими на завалинке в ожидании невозвратимого. Так же как в одной из работ он нарисует на холме верную собаку, ожидающую хозяев, когда уже ни стариков, ни дома не будет. Художник не раз напомнит о войне через печальные, всепонимающие глаза изможденной коровы, отдающей капли молока во спасение людям, – ряд работ под названием «Молоко войны».


Когда объявленная «гласность» захлестнула страну разоблачениями, Шевченко, и без того ранимый, пишет апокалипсические вещи на тему экологических техногенных катастроф, чему способствует и трагедия Чернобыля. Появляются сатирические работы политического характера, выпадающие из общего строя его картин. 


Но человек многогранен и жизнь многолика. В это же десятилетие Шевченко переживает апофеоз творчества. Выйдя на пенсию, он может работать сколько угодно, а главное – в уединении. Правда, в хрущевской двухкомнатной квартирке, на столе, придвинутом к окну. Он работает надрывно, делает по несколько вещей за день. Квартира пропитана запахом краски и растворителя, все пространство завешено картинами, заставлено штабелями исписанного и чистого картона. Таисия Филипповна Федорова, жена художника, врач-кардиолог, стояла на страже его здоровья и жила исключительно интересами мужа. Она продолжает свою миссию и сегодня, пропагандируя творчество художника.


В те плодотворные годы одни темы сменяются другими. Непрерывно проходят через творчество Шевченко воспоминания о детстве – маленьком кусочке личного рая. Тучная зелень, беленые хатки, золотые подсолнухи, красные петухи, голубое небо. Рыжие осенние дубравы. Предвесенние солнечные дни, синие тени на сугробах, санные упряжки лошадей, большие светлые птицы на березах. По чувству радости жизни к ним примыкают натюрморты на подоконнике с ярчайшими цветам и могучими плодами. 


Эмоционально близка к ним большая группа работ, рисующих всеобщее счастье на земле. На картинах Василия Ивановича в первобытно-прекрасной природе обитают обнаженные, не ведающие греха красавицы, русалки, добрые фантастические чудовища, всевозможные языческие и архаические сущности, животные – всем есть место под солнцем, все живут в согласии, без страха, а значит свободными. Это было важным для Шевченко.


1980-е и начало 1990-х годов – время создания, пожалуй, лучших картин Шевченко. В 1990-м его принимают в члены Международной ассоциации художников ЮНЕСКО. К успеху на выставках в Липецке он, вероятно, уже привык. Но теперь он получил признание весьма авторитетное. К Василию Ивановичу едут искусствоведы, устроители выставок, представители музеев, коллекционеры, дилеры из Москвы, все хотят увидеть, получить его работы (иногда в обмен на чистый картон!). Он становится кумиром молодых художников, они приходят к нему как к мэтру, прислушиваются к советам, подражают. Он учит работать во всю силу, самоотверженно. Еще он говорит о «процессе», уверяет, что только Виктор Семенович Сорокин знает, что это такое. Речь идет о творческом экстазе, когда художник, погружаясь в работу, забывает о себе и картина будто сама рождается под кистью. В 1991 году Шевченко принят в Союз художников России. Он участвует в зарубежных выставках, замечательно изданные каталоги публикуют его работы рядом с шедеврами классиков русского авангарда. Казалось бы – счастье!


Но почему работы 90-х годов становятся напряженнее, почему в них гаснет надежда, почему вновь появляются тяжелые, давящие образы? Гигантские бетонные глыбы вместо домов заполняют города, в одну из них как бы вмурован Господь, покосившиеся церквушки бросают мертвенные тени, безлюдье, меж домов планируют самолеты – «Железобетонный век» (1995). Или: пустынное пространство с пунцовым – в полнеба – солнцем и глядящим на зрителя жалобным глазом бычка – «Земля» (1994). Или «Птицы над городом» (1992) – стая жирных кладбищенских ворон опустилась на город, на церковные кресты, на крыши, и только голодные собаки бродят по улицам с высунутыми языками. В прежде прекрасных лесах воют, задрав головы к небу, волки. Если посмотреть всю череду работ до 1997 года, последнего года жизни Василия Ивановича, можно видеть нарастание тревожных предчувствий. Уже не люди, не звери, не сказочные персонажи, а чудовища-мутанты населяют планету, над которой светит то кроваво-багряное, то черное солнце. Гибнущая или уже загубленная планета. 


Творчество Шевченко причисляют к наивному искусству. Да, он был самоучкой. Но наивным ли?.. Он жил и работал в среде талантливых художников. Он не был оторван от «ученого» искусства, посещал выставки, пользовался своей библиотекой. Беря от профессионалов, из фольклора нужное, он выработал собственный язык – брутальный, громкий, экспрессивный, на котором только и мог выкрикнуть в полный голос свои страдания, свои радости и чаяния, свое послание людям, быть может, о последней возможности спасти себя и планету. Именно такого Шевченко знают и ценят.


За годы, прошедшие после смерти художника, проблемы, им поднимаемые, теперь вышли на первый план как наиболее актуальные, они тревожат ученых, политиков, людей всего мира. Спасать нужно землю, человека, человечность.


Работы Шевченко, где бы они ни выставлялись, производят фурор. Творчество уникального художника представлено в коллекциях государственных музеев многих городов России, включая столицу, большое число картин находится в частных собраниях нашей страны и едва ли не всех континентов планеты. Очень жаль, что в городе, где творил Василий Иванович Шевченко, мы не найдем постоянной экспозиции его произведений. Не парадокс ли? Музей Шевченко, несомненно, стал бы культурным брендом Липецка.

Загрузка комментариев к новости.....
№ 1, 2017 год
Авторизация 
  Вверх