petrmost.lpgzt.ru - Драматургия Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
Драматургия 

Момент истины

Одноактная пьеса
15.07.2016 Ирина Танунина
// Драматургия

Действующие лица:


Валентина


Врач скорой помощи


Медсестра


Соседка


Санитар 1


Санитар 2


Любовница 1


Любовница 2


Комната в городской квартире. В кресле сидит мужчина, видимо спит.

Кресло расположено так, что зрителю не видно его лица.

Входит Валентина.


ВАЛЕНТИНА. Ты дома? Супер. Иди сюда, разбери сумку, устала ужасно, сил нет. (Проходит к креслу.) Ты что, спишь, что ли? (Вглядывается в сидящего.) Ты что? (Тормошит сидящего.) Ты… О Господи! (Достает телефон, набирает номер.) Алло! Мой муж… кажется, не дышит! Что? Ах да, да, фамилия Антонов, Сергей Николаевич! Полных лет? Тридцать пять, скорее! Что? Адрес, да, улица Коммунальная, дом десять, квартира семнадцатая! Скорее, скорее! О Господи! Что? Первый подъезд, пятый этаж!


Входят Врач и Медсестра.


ВРАЧ. Стул дайте.


ВАЛЕНТИНА. Стул?


МЕДСЕСТРА. Ну что вы стоите, женщина. Стул дайте.


Валентина приносит стул.

Врач садится на стул, медсестра пристраивается рядом.


ВРАЧ (окинув взглядом сидящего в кресле). Вы что это, женщина?


ВАЛЕНТИНА. Что?


ВРАЧ. Вы знаете, что за это дело статья есть?


ВАЛЕНТИНА. Какая статья? Что с ним?


ВРАЧ. С ним абсолютно ничего. Мужик здоров как лошадь. А статья за хулиганство. За ложный вызов. Поняли?


ВАЛЕНТИНА. Но как же… (Трогает сидящего за руку, тормошит.) Он же не дышит! Не реагирует! Сделайте что-нибудь!


ВРАЧ. Вы на меня не кричите, женщина.


ВАЛЕНТИНА. Да помогите же! Может, не поздно еще! Не дышит! Да что вы сидите?!


ВРАЧ. Женщина, вы ненормальная? Вас госпитализировать? В психдиспансер поедете?


ВАЛЕНТИНА. Да что же это такое, Господи! Он же умрет совсем!


ВРАЧ. Надо же, второй раз за смену психическая попалась.


МЕДСЕСТРА. Вы успокойтесь, все в порядке. Хотите, я вам укольчик сделаю? Заснете, а проснетесь как новенькая.


ВАЛЕНТИНА. Но он же…


ВРАЧ. Пошли отсюда, некогда тут мне психов успокаивать.


МЕДСЕСТРА. С ним все в порядке, вы сами посмотрите. Просто отдыхает человек.


ВАЛЕНТИНА. Как… отдыхает? Вы что?


МЕДСЕСТРА. Обыкновенно, как все люди.


ВАЛЕНТИНА. Он же не дышит!!!


МЕДСЕСТРА. Он дышит, вы прислушайтесь. Он просто спит. И вам бы поспать неплохо. Сделать укольчик? Нет? Ну тогда валерьяночки выпейте. Есть у вас?


ВРАЧ. Все, хватит, пошли. И не звоните нам больше, женщина, а то в полицию сообщу.


МЕДСЕСТРА. Вы, главное, не волнуйтесь. Ой, смотрите, проснулся ваш благоверный. И вам всего доброго, простите, что разбудили. Вы смотрите, какой он у вас вежливый.


ВРАЧ. Пошли скорее, там вызов`ов еще полно.


МЕДСЕСТРА. Надо же, какой симпатичный мужчина. И с чувством юмора. Такие сейчас редкость. (Обращается к сидящему в кресле.) Да, да, конечно, вот именно. Абсолютно с вами согласна. Что? Ой, да что вы, прям засмущали меня. Ой, да хватит. (Валентине.) Гляньте-ка, шустрый какой. А говорите – не дышит. Еще как дышит! Вы присматривайте за ним, а то уведут, и пикнуть не успеете. Мужики-то сейчас нарасхват.


ВАЛЕНТИНА. Что?


ВРАЧ. Пошли, сказала, сколько тебе повторять.


Врач и Медсестра уходят.


ВАЛЕНТИНА (сидящему в кресле). Послушай, я ничего не понимаю. С тобой все хорошо? (Трогает его за руку.) Что ты молчишь? Слушай, это не смешно совсем! Прекрати глупые шутки! Ты только что разговаривал с этой, как ее! Брось придуриваться! (Дергает сидящего за руку, тот вываливается из кресла ей под ноги. Это идеально сделанный манекен. У него гнутся все суставы, он может сидеть, если его посадить,и т.п. В общем, совершенно как живой – только не живой.) Ты что? Слушай, хватит уже, всему есть предел. Прекрати издеваться. Ты только что вот сейчас был живой. Ты даже заигрывал с этой самой, с медсестрой! Вставай быстро! Ну-ка, быстро давай, ножками, ножками, быстро! (Поднимает манекен, тот опять падает.) Ну и скотина же ты все-таки! Ладно, на звонки не отвечаешь, еще могу понять. Хотя мог бы и ответить разок, я хотела, чтобы ты меня встретил, сумка тяжелая, просто руки отваливаются. Звонила тебе, звонила, все без толку. Ладно, могу понять. Хотя нет, не могу. Не понимаю и не хочу понимать. Ты должен отвечать на мои звонки! С первого раза! Немедленно! Сию секунду прекрати вымахиваться! Вставай сейчас же! Слышишь? Вставай, сказала! Вставай, скотина! Садист проклятый! (Набрасывается на манекен, пинает его, толкает, бьет.) Я не позволю над собой издеваться! Я сумки больше на пятый этаж не потащу! Никогда! И звонить по сто раз не буду! Не хочешь разговаривать, не надо! И я не хочу! Я найду с кем поговорить! Вставай сейчас же, а то убью на фиг! Я ненавижу тебя! Твое молчанье вечное! Твое вранье! Девиц твоих, звонки по ночам! Твои шутки глупые! Ненавижу, ненавижу, ненавижу! Твои глаза, волосы, руки! Твой голос! Ненавижу!


Выбившись из сил, падает рядом с манекеном на пол.

Входит Соседка.


СОСЕДКА. Валюш, а что у тебя дверь открыта? Ой, а я думала, твой не пьет. Думала, только мне такое счастье привалило. Веришь, сил больше нет. Все говорят – разводись, а я что-то не знаю. Отец Таньке все-таки какой-никакой. И квартиру делить. Машина опять же, гараж. А ты тоже из-за квартиры с ним живешь, Валь, да?


ВАЛЕНТИНА. Да нет.


СОСЕДКА. А из-за чего? Нет, мне правда интересно, вот почему мы все это терпим? Вот хоть ты? Я-то ладно еще, у меня Танька. А ты? Красивая, молодая еще, интересная. Детей нет. Гулять бы да гулять, а ты… сидишь вот тут. Ну скажи, на что он тебе сдался? Ну скажи, скажи!


ВАЛЕНТИНА. Я люблю его.


СОСЕДКА. Вот! Вот правильно говорят – дуры мы! Повернулись совсем на этой любви. А за что их любить? Вот за что?


ВАЛЕНТИНА. Не знаю. Просто люблю и всё.


СОСЕДКА. Ну ты, подруга, попала. Такая вот просто любовь и всё – самая злая. По себе знаю. Ты что, его на диван положить хочешь? Давай помогу. Пьяные – они тяжелые ужасно.


ВАЛЕНТИНА. Да он не… он сам сейчас встанет. Спасибо тебе.


СОСЕДКА. Ну, как хочешь. И правда, ему и тут неплохо. Подушку только под голову ему кинь, да и все. Глянь-ка, разоспался, сопит как младенец. Завидно даже, ей-богу. Ну ладно, побежала я. (Идет к выходу, с полпути возвращается.) Слушай, Валь. Ты, если что, меня зови. Если драться начнет или что еще. Слышишь?


ВАЛЕНТИНА. Слышу. Спасибо, конечно, обязательно позову.


СОСЕДКА. Ну, пока тогда. (Уходит.)


ВАЛЕНТИНА. Наверное, я с ума сошла. Ничего не понимаю. Ты живой? А почему не дышишь? Живые обычно дышат. И разговаривают. Правда, это уже не всегда. И не со всеми. Не хочешь со мной говорить? Хорошо. Не говори. Только скажи, что все в порядке, что ты жив и здоров, а я – идиотка ненормальная. Или хоть знак какой-нибудь подай. А? (Подносит руку к лицу манекена, чтобы проверить дыхание. Щупает пульс.) Ничего не понимаю. Ну ладно. Все говорят, что ты живой – значит, живой. Будем считать, что это шутка такая. Просто у меня с юмором плохо. Слушай, а может… вдруг я действительно с ума сошла? Знаешь, я всегда подозревала, что со мной что-то не то. Нет, правда. Если все говорят одно, а тебе кажется совсем другое… Не могут же все сразу с ума сойти, да? Значит… Так, спокойнее. Вот я. Вот стол, вот кресло, вот окно. Пол внизу, потолок вверху. Меня зовут Валентина, мне тридцать два года. А это – мой муж. Он тут, со мной. Все в порядке, все на месте. Не надо паниковать. Все сейчас разъяснится. Правда? Ведь ты сейчас встанешь?


Посмеешься надо мной, конечно, но мне так и надо, заслужила, дура глупая, шуток не понимает. А ты… ты – лучше всех на свете. Не хочешь брать телефон – не надо. И сумку я сама донесу. Подумаешь, проблема. И пусть тебе девушки всякие звонят, я не против. Они же по работе. Это все такие мелочи, такая полная ерунда. Просто я устаю что-то последнее время, нервничаю зачем-то. Не обращай внимания. Самое главное – это ты. Ты у меня есть, ты со мной. Ты рядом. Только это имеет значение. Потому что я люблю тебя. Ну, ты же знаешь, ты же все понимаешь, ты всегда меня понимал. Ну вот. А теперь давай встанем. (Бережно поднимает манекен, помогает ему сделать шаг, потом другой.) Вот так, вот так. Все в порядке, все хорошо. Еще шаг, еще… (Ведет манекен по комнате. Вступает музыка. Начинается танец Валентины и манекена. Это странный, но прекрасный танец на грани гротеска (а может, уже и за гранью), в меру эротичный, но по сути целомудренный. Сначала сдержанный, потом все более и более эмоциональный. Наконец накал чувств достигает апогея. Валентина падает на пол, обнимая манекен. Рыдает.)


Нет, нет, это неправда, этого не может быть, не может, не может… Ты живой, живой, я знаю, все говорят, живой, живой… Но что же делать, что же… А, знаю! Я сейчас, я же умею… меня учили, на курсах на этих… Господи, ну что же я за дура за такая, надо же сразу было! Ну ничего, я сейчас, сейчас… (Пытается сделать манекену непрямой массаж сердца.)


Что-то не так, что-то не то делаю… сейчас, сейчас… где же она у меня? (Роется в шкафу, находит брошюру «Как оказать первую помощь».) Так, так. «Встаньте на колени рядом с пострадавшим и положите свою ладонь на его грудь». О’кей, встала. «Основание ладони должно быть на нижнем конце его грудины». Основание ладони – это тут, кажется? «Приподнимите пальцы, чтобы они не давили на рёбра». Ага, приподнимаем. «Поверх одной ладони наложите другую». Сделала. «Нажмите на грудину так, чтобы вдавить её на 4-5 см». (Надавливает.) «Не перестарайтесь, чтобы не нанести травмы». Ой, да ничего, травмы заживут, лишь бы только… «Пальцы должны оставаться приподнятыми». Ага, это так, кажется. Приподнятыми. «Сделайте 15 надавливаний с частотой пульса примерно 80 ударов в минуту». (Старательно делает все по инструкции.) Ага, сделала. Что теперь? «Потом дважды вдуйте воздух в лёгкие пострадавшего рот в рот». (Пытается вдуть воздух манекену в рот.) Ох, кажется, не получается. Ну-ка, что там еще? «Повторяйте эти действия 4 раза в минуту. Каждую минуту проверяйте пульс». (Проверяет пульс у манекена.) Да нету же у него пульса, нету! Ладно, хватит истерить, дура. Что там дальше? «Следите за появлением признаков восстановления работы сердца (порозовение губ и мочек ушей)». Ничего не порозовело. Ох, Господи! Может, еще попробовать? (Пытается реанимировать манекен, пока не выбивается из сил.) Ну ладно, что поделаешь. Ничего не поделаешь. Конец, значит. Да, со смертью не поспоришь. Ну что ж, давай прощаться. (Аккуратно укладывает манекен, поправляет на нем одежду, складывает ему руки на груди.) Ну вот. В общем, ты прости меня, если что не так было. Наверное, я во многом виновата. Но, знаешь, я на самом деле тебя любила, вот честно-честно. Очень любила. Ну, а теперь… Теперь, видимо, и правда уже всё. Прощай, любимый. Я бесконечно благодарна Богу, что ты был со мной. Ты – лучшее, что у меня было в жизни. И самое главное. Вот так вот. Ну, ладно. Всё так всё, что ж делать.


Входят два санитара с носилками.


САНИТАР 1. Здрасте.


ВАЛЕНТИНА. Здравствуйте. Как вы быстро.


САНИТАР 2. Так мы ж на работе. Нормативы у нас.


ВАЛЕНТИНА. А, ну да, конечно.


САНИТАР 1. Ну что, значит, в последний путь?


ВАЛЕНТИНА. Выходит, так.


САНИТАР 2. Что делать, все там будем.


ВАЛЕНТИНА. Да, все.


САНИТАР 1. Так забирать?


ВАЛЕНТИНА. Погодите. Дайте мне… в последний раз…


САНИТАР 2. Прощайтесь, прощайтесь, чего там.


САНИТАР 1. Мы ж понимаем, что ж мы, не люди, что ли.


Валентина целует манекен, гладит по голове, шепчет что-то ему на ухо.


САНИТАР 2. Ну что, все, что ли?


ВАЛЕНТИНА. Да… все.


САНИТАР 1. Ну, с Богом.


Грубо хватают Валентину, тащат ее к носилкам.


ВАЛЕНТИНА (вырывается). Вы что делаете?! Вы куда меня тащите?!


САНИТАР 2. Как куда? В морг.


ВАЛЕНТИНА. Как в морг?!


САНИТАР 1. Так порядок же такой. Сперва в морг, а потом уже…


ВАЛЕНТИНА. Меня-то зачем?!


САНИТАР 2. Здрасте. А кого же?


САНИТАР 1. Собирайтесь. Все равно ведь ехать придется, чего тянуть-то.


ВАЛЕНТИНА. Убирайтесь немедленно!


САНИТАР 1. Нет, ну вот как так можно работать? Сначала вызывают, потом – убирайтесь. Обидно даже.


ВАЛЕНТИНА. Так я же не для этого вызывала!


САНИТАР 2. А для чего? Мы покойников забираем. Нас только за этим вызывают.


ВАЛЕНТИНА. Так и я… тоже за этим.


САНИТАР 1. Ну, вот и ладушки. Значит, едем?


ВАЛЕНТИНА. Так не меня же… не я же!


САНИТАР 2. Ну вот, опять.


САНИТАР 1. Если не вас, то кого?


САНИТАР 2 (показывает на манекен). Не живого же человека в морг тащить?


ВАЛЕНТИНА. Вы... вы точно знаете, что он живой?


САНИТАР 2. А чего тут знать, тут и знать нечего.


САНИТАР 1. Я живого с покойником не спутаю. Меня ночью разбуди, и я скажу, кто живой, а кто, извиняюсь, нет.


САНИТАР 2. Это, девушка, в наши служебные обязанности входит: знать, кто живой, а кто…


САНИТАР 1. В общем, хватит ерундой страдать. Поехали.


Пытаются схватить Валентину.


ВАЛЕНТИНА (хватает стул, замахивается). Вон отсюда, а то я вас самих в морг отправлю! В два счета!


САНИТАР 2. Ну вот что за безобразие, а?


САНИТАР 1. Все, все, мы все поняли. (Санитару 2.) Пошли отсюда.


САНИТАР 2. Нет, ну какие покойники нервные пошли! Это ж никакого здоровья не хватит с ними работать.


Оба санитара идут к выходу, Санитар 1 возвращается с полпути.


САНИТАР 1. Слушайте, а вы зря отказываетесь, я вам от души говорю. У нас прекрасный сервис, вам понравится. Лучше нашего вас никто не похоронит, гарантирую. Может, передумаете? Да ладно, ладно, я так. Уходим, уходим. А если передумаете, звоните, все устроим в лучшем виде. Я и скидочку вам сделаю, совсем недорого выйдет. А? Ну, как хотите. До скорого!


Оба санитара уходят.


ВАЛЕНТИНА. Нет, ну ты посмотри! В морг! Самих вас туда засунуть, специалисты хреновы. Ночью его, видите ли, разбуди, и он точно скажет, кто живой, а кто... Так, погоди, Валечка, не истери. Посмотрим на ситуацию спокойно. Может быть, я и правда... Это бы все объяснило, ну буквально все.


Действительно, если я... тогда понятно, почему он со мной не говорит, он же просто меня не слышит. Ведь меня здесь фактически уже нет. Да, похоже, я действительно... Но в морг не поеду! Только не с этими. Пусть меня на тот свет достойно проводят. Ангелы, что ли, какие-нибудь, с черными крыльями. Или хотя бы нормальные воспитанные люди. Иначе не согласна.


Шаги за сценой.


Ой, ты слышишь? Наверное, это они. Как быстро, я и понять толком ничего не успела. Ой, нет, не так сразу, мне нужно немного времени. Совсем немного, буквально минутку!


Входит Любовница 1.


ЛЮБОВНИЦА 1. Ой, а вы еще здесь? А Сережа сказал...


ВАЛЕНТИНА. Что... что Сережа сказал?


ЛЮБОВНИЦА 1. Все, все, ухожу. Простите, не хотела, так вышло. Простите.


ВАЛЕНТИНА. Уходите?


ЛЮБОВНИЦА 1. Конечно, конечно, я бы не пришла, если бы знала.


ВАЛЕНТИНА. Что знали?


ЛЮБОВНИЦА 1. Что вы еще здесь. Сережа мне сказал, что вы от него ушли, совсем ушли и больше не вернетесь.


ВАЛЕНТИНА. Он так сказал?


ЛЮБОВНИЦА 1. Да, сказал. Поэтому я и...


ВАЛЕНТИНА. Так вы...


ЛЮБОВНИЦА 1. Ну да.


ВАЛЕНТИНА. И он вам сказал прийти, потому что я... потому что меня больше нет?


ЛЮБОВНИЦА 1. Ну... да.


ВАЛЕНТИНА. Не может быть. Вы врете.


ЛЮБОВНИЦА 1. Я не вру. Спросите у него. (Манекену.) Сережа, ведь ты... Что?! Да как ты...


ВАЛЕНТИНА (манекену). Пусть она немедленно уберется отсюда.


ЛЮБОВНИЦА 1. Сейчас уйду. (Манекену.) И навсегда, понял? И хоть обзвонись! Хоть на коленях ползай!


ВАЛЕНТИНА (манекену). Да сделай уже что-нибудь! Выстави ее или сам убирайся с ней вместе! Что ты как идол бесчувственный!


ЛЮБОВНИЦА 1. О нет, вот сделать что-нибудь – это вряд ли вы от него дождетесь. Плохо вы его, значит, знаете, хоть и законная жена. Я восемь лет с ним промучилась и ни одного мужского поступка от него не дождалась, вот ни малейшего. А вы говорите – сделай. Вы это не по адресу обратились, извините.


ВАЛЕНТИНА. Сколько?!


ЛЮБОВНИЦА 1. Что сколько?


ВАЛЕНТИНА. Восемь лет?!


ЛЮБОВНИЦА 1. Уже почти девять.


ВАЛЕНТИНА. Мы же с ним женаты семь лет!


ЛЮБОВНИЦА. Примите мои поздравления.


ВАЛЕНТИНА. Он же... (манекену) ты же говорил тогда, что я у тебя единственная!


ЛЮБОВНИЦА 1. И неповторимая.


ВАЛЕНТИНА. Ты говорил, что до меня у тебя три года никого не было!


ЛЮБОВНИЦА 1. Ну, если говорил, значит, это правда. Позвольте представиться – никто.


ВАЛЕНТИНА. Так это что, значит... значит, ты мне в любви объяснялся, предложение делал... жил со мной... а все это время у тебя была она?!


ЛЮБОВНИЦА 1. Именно.


ВАЛЕНТИНА. Что молчишь? Как мне все это понимать? Отвечай немедленно!


ЛЮБОВНИЦА 1. Отвечать, да еще немедленно, – это вы его опять с кем-то спутали. Сроду он ни на один вопрос внятно не ответил. Туману напустить, это пожалуйста. А самый его фирменный номер – это вот как сейчас. Делать вид, что ничего не произошло, никто ни о чем не спрашивал. А что, вы такого за ним не наблюдали?


ВАЛЕНТИНА. Наблюдала.


ЛЮБОВНИЦА 1. Ну, вот видите. А скажите, вы и правда не знали ничего? Ну, обо мне.


ВАЛЕНТИНА. Правда.


ЛЮБОВНИЦА 1. И совсем ничего не подозревали?


ВАЛЕНТИНА. Когда ухаживал и первое время, как поженились, совсем ничего. А потом, конечно... Все ведь это видно. Звонки странные, командировки непонятные. Времени у него для меня нет никогда, денег тоже все время нет. На вранье ловила сколько раз.


ЛЮБОВНИЦА 1. Надо же. Вы знаете, я так всегда и думала – человек везде один и тот же. Если он с любовницей ведет себя как скотина, не может он с женой по-человечески.


ВАЛЕНТИНА. Он и с вами как со мной?


ЛЮБОВНИЦА 1. Ну, естественно. Только, наверное, еще хуже. Любовница всегда – второй сорт, как ни крути.


ВАЛЕНТИНА. И вы его не прогнали? Даже когда он на другой женился? На мне то есть?


ЛЮБОВНИЦА. Когда узнала, хотела прогнать. Но не смогла.


ВАЛЕНТИНА. Но почему? Почему вы все это терпели столько лет?


ЛЮБОВНИЦА 1. Я люблю его.


ВАЛЕНТИНА. Но он же вас предал, унизил! Он же просто пользовался вами, как... как будто вы вещь! Как вы можете его любить?


ЛЮБОВНИЦА 1. Не знаю. Просто люблю и всё.


ВАЛЕНТИНА. Да... Знаете, что сказала мне сегодня одна знакомая? Вот такая просто любовь и всё – она самая злая. Влипли мы с вами по самую макушку.


ЛЮБОВНИЦА 1. Умная у вас знакомая.


ВАЛЕНТИНА. Какое странное ощущение... Будто у меня украли жизнь. Даже вспоминать будет не о чем. Все было ложью, все обман.


ЛЮБОВНИЦА 1. Вот и у меня было так же.


ВАЛЕНТИНА. А у вас-то почему?


ЛЮБОВНИЦА 1. Потому что когда я узнала, он уже четыре года был на вас женат.


ВАЛЕНТИНА. Четыре года? И вы все это время ничего не подозревали?


ЛЮБОВНИЦА 1. Подозревала.


ВАЛЕНТИНА. И не пытались выяснить?


ЛЮБОВНИЦА 1. А вы пытались?


ВАЛЕНТИНА. Пыталась.


ЛЮБОВНИЦА 1. И каким образом?


ВАЛЕНТИНА. Как каким? Говорить с ним пыталась, вопросы задавала. Требовала объяснить, что происходит. Даже угрожала, что уйду, если не объяснит.


ЛЮБОВНИЦА 1. И как результаты?


ВАЛЕНТИНА. Сами видите.


ЛЮБОВНИЦА 1. А зачем тогда меня спрашиваете?


ВАЛЕНТИНА. Ну... вы могли бы... ну, паспорт его посмотреть, что ли...


ЛЮБОВНИЦА 1. А вы бы стали паспорт проверять? По карманам лазить?


ВАЛЕНТИНА. Нет.


ЛЮБОВНИЦА 1. А мне, значит, в самый раз. Ну конечно, вы же честная законная жена, а я...


ВАЛЕНТИНА. Я не хотела этого сказать.


ЛЮБОВНИЦА 1. Но подумали.


ВАЛЕНТИНА. Да... я всегда так думала.


ЛЮБОВНИЦА 1. Естественно. Ведь кто я? Хищница. Разлучница. Ворую у вас законного супруга.


ВАЛЕНТИНА. Ну а если бы вы были на моем месте? Как бы вы о такой, как вы, думали? А?


ЛЮБОВНИЦА 1. А я была на вашем месте. Единственная разница, что у меня штампа в паспорте не было. Но знаете, с учетом всех обстоятельств и ваш штапм, боюсь, слегка потускнел. Вам не кажется?


ВАЛЕНТИНА. Да... С учетом всех обстоятельств я уже совершенно не понимаю, на каком я свете.


ЛЮБОВНИЦА 1. Вот и у меня точно такое же чувство тогда было. Как будто мир перевернулся.


ВАЛЕНТИНА. Но так ведь жить невозможно. Нужно что-то решать! Пусть он выберет, наконец, что-то одно. Со мной останется или с вами уйдет. А иначе же невозможно!


ЛЮБОВНИЦА 1. Да, я согласна. Нужно выбираться, наконец, из этого кошмара. (Манекену.) Ты слышал?


ВАЛЕНТИНА (манекену). На этот раз отвертеться не удастся. Прекращай уже эти дурацкие игры и отвечай как взрослый человек.


Входит Любовница 2.


ЛЮБОВНИЦА 2 (манекену). Ну что же ты, милый? Знаешь ведь, что я и часа без тебя прожить не могу.


ВАЛЕНТИНА (Любовнице 1). Это что?


ЛЮБОВНИЦА 1. Понятия не имею.


ЛЮБОВНИЦА 2 (по-прежнему обращается к манекену, будто в комнате больше никого нет). Ты же обещал после работы сразу ко мне. Я извелась вся уже, ты же знаешь, какая я нетерпеливая.


ВАЛЕНТИНА. Сережа, кто это?


ЛЮБОВНИЦА 2. Я его жена.


ВАЛЕНТИНА. Но...


ЛЮБОВНИЦА 2. А с вами он разводится. Уже подал заявление.


ВАЛЕНТИНА (манекену). Ты подал на развод?!


ЛЮБОВНИЦА 2. Не подал, так подаст. Сегодня же. Я своих мужчин ни с кем делить не привыкла. Ну ладно, нам пора. Пойдем, дорогой.


Берет манекен под мышку, как предмет, и уходит.


ЛЮБОВНИЦА 1. А вот это называется «момент истины».


ВАЛЕНТИНА. Что-то мне нехорошо...


ЛЮБОВНИЦА 1. Вам нужно прилечь, вы вся бледная. Хотите воды?


ВАЛЕНТИНА. Да, я лягу, пожалуй.


ЛЮБОВНИЦА 1. Может, врача вызвать? Вид у вас ужасный.


ВАЛЕНТИНА. Нет, врача не надо. Просто для меня всего этого слишком много. Мозг не справляется.


ЛЮБОВНИЦА 1. Да, даже я слегка ошарашена. А думала, он меня уже ничем не сможет удивить. Хотя, если вдуматься, чего-нибудь подобного следовало ожидать. Может, это еще и не всё.


ВАЛЕНТИНА. Вы думаете, еще одна придет?


ЛЮБОВНИЦА 1. Нет уж, хватит с нас. Пусть теперь туда идут, к этой.


ВАЛЕНТИНА. Нет, вы серьезно?


ЛЮБОВНИЦА 1. А почему нет? Я не удивлюсь, если у него там целый гарем любовниц и еще несколько жен для порядка.


ВАЛЕНТИНА. Да что вы говорите такое?


ЛЮБОВНИЦА 1. И они там все водят вокруг него хоровод, как вокруг елки. И бегут наперегонки к телефону, когда он соизволит им позвонить, на бегу друг друга сбивают, представляете?


ВАЛЕНТИНА. И спотыкаются.


ЛЮБОВНИЦА 1. И спотыкаются! И расшибают носы, и руки-ноги ломают!


ВАЛЕНТИНА. И молятся на него хором.


ЛЮБОВНИЦА 1. Обязательно! И в жертву друг друга приносят! На алтарь любви!


ВАЛЕНТИНА. В буквальном смысле?


ЛЮБОВНИЦА 1. Естественно! А иначе какой кайф? Они там жребий по утрам бросают, кого вечером заколоть на алтаре.


ВАЛЕНТИНА. Нет, у них график составлен. На стене висит.


ЛЮБОВНИЦА 1. А спят с ним они тоже по графику? Или кого выберет?


ВАЛЕНТИНА. Да кого он выберет, о чем вы? Он же сроду ничего не выбрал, он же не умеет, забыли?


ЛЮБОВНИЦА 1. Тогда они дерутся за него! У них там гладиаторские бои!


ВАЛЕНТИНА. Точно! Вот такие!


Вскакивает и нападает на Любовницу 1 с воображаемой рапирой.


ЛЮБОВНИЦА 1 (включаясь в игру). Да! Вот так и дерутся! И кровь хлещет!


ВАЛЕНТИНА. Фонтаном! Реки крови! Моря! Океаны!


ЛЮБОВНИЦА 1. Да! Да! Да!


Скачут по комнате в воображаемой дуэли, громко смеясь.

Наконец успокаиваются.


ВАЛЕНТИНА. По этому поводу надо выпить.


ЛЮБОВНИЦА 1. Не помешает, это точно. А есть?


ВАЛЕНТИНА. Сейчас все будет. (Уходит в кухню, кричит оттуда.) Коньяк или вино?


ЛЮБОВНИЦА 1. Вино.


ВАЛЕНТИНА (входит с бутылкой и стаканами). У меня только красное сухое, ничего?


ЛЮБОВНИЦА 1. Я как раз такое люблю. Красное сухое.


ВАЛЕНТИНА. Я тоже. Надо же, как у нас вкусы сходятся. (Наливает.) Ну, за новую свободную жизнь?


ЛЮБОВНИЦА 1. За нее!


Пьют.


ВАЛЕНТИНА. И чтобы больше никогда!


ЛЮБОВНИЦА 1. И чтобы больше ни за что!


ВАЛЕНТИНА. И за это снова выпьем!


Пьют.


ЛЮБОВНИЦА 1. Ну, я пойду. А вы все-таки прилягте отдохните. Вам досталось сегодня.


ВАЛЕНТИНА. А вы знаете, я прекрасно себя чувствую. Просто будто заново родилась.


ЛЮБОВНИЦА 1. Потому что так и есть.


ВАЛЕНТИНА. Да, вы правы. Так и есть.


ЛЮБОВНИЦА 1. Ну, не прощаюсь. Уверена, жизнь нас еще сведет.


ВАЛЕНТИНА. И по более приятному поводу.


Обнимаются. Любовница 1 уходит.


ВАЛЕНТИНА. Ну, а я еще выпью. За свое новое рождение. За то, что с миром все в порядке и со мной все в порядке. Это был кошмарный сон, весь этот страшный день сегодня и все эти семь лет. Просто сон, и он развеялся как дым. И я снова свободна и счастлива. И вот за все это я хочу выпить. (Пьет.) Ну а теперь – вперед, в счастливое будущее!


Входит Любовница 2 с манекеном под мышкой.

Бросает манекен под ноги Валентине.


ЛЮБОВНИЦА 2. Вот, возвращаю. И зачем я только с ним связалась, не иначе как затмение нашло. Не мужик, а так, незнамо что. Толку никакого, да еще претензии предъявляет. А от самого ни денег, ни секса качественного, извиняюсь, конечно. А я к такому не привыкла. Так что дарю насовсем, пользуйся на здоровье. Ну ладно, я побежала, меня ждут. Пока.


Уходит.

Валентина в замешательстве смотрит на манекен.


Занавес.

Загрузка комментариев к новости.....
№ 1, 2017 год
Авторизация 
  Вверх