petrmost.lpgzt.ru - Сатира и юмор Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
Сатира и юмор 

Гетера

Рассказ
15.07.2016 Валерий Седых
// Сатира и юмор

Стеблецов наш ну прямо достал всех. У одних слезы, у других давление после него. И не выборочно, а почти поголовно.


– Изверг, – не выдержала Людмила Капитоновна, старейшина наша, когда пила корвалол. Он почти у каждого теперь в столе был. Только успевай пузырьки покупать. Ну, пустырник еще, тенотен…


– Садист, – поддержала коллегу Алла Константиновна, закуривая в помещении, хотя это у нас строго запрещено.


– Я б тоже сказал... По-мужски. Да тут, извините, женщины, – дал по-своему характеристику шефу Нескладнев, самый интеллигентный у нас из всех двенадцати мужчин. – Инквизитор чистой воды, – все-таки нашел Андрей Кириллович подходящее слово.


И было за что обзывать Стеблецова.


А сначала-то пришел – все даже обрадовались. Молодой – пятьдесят лет, стройный – небольшой только животик над ремнем. Непьющий – совсем-совсем. И в семье, по слухам, всё у него вроде в порядке – на службу, значит, должен приходить в хорошем настроении. А на наших почти фотомоделей – их еще предшественник его Черепков напринимал – ноль внимания. Не бабник, выходит. И на «вы» – всех-всех-всех. И говорит – тихо-тихо.


А месяц, два, три, четыре, пять спустя – как подменили Эдуарда Николаевича. Нет, всё так же – трезвый, деловой, к женщинам – ни-ни, ни на кого не кричит, утром – раньше всех, вечером – позже, так что стало даже неудобно остальным вовремя с работы уходить, полшестого. А только выглядел он теперь ну прямо каким-то недовольным всеми. Заглянет в какой-нибудь кабинет, увидит – нет кого-то, и сразу вопрос: а где, мол, такой-то или такая-то? Ну, в туалет человеку приспичило! Ну, курит на лестнице!.. Сам-то по двадцать минут по коридору ходит дымит!.. И в итоге велит, чтоб тот, отсутствующий, к нему, лишь только вернется, сразу явился. А там уже, понятно, вопрос в лоб: где были? И чем вы, мол, вообще занимаетесь? В том смысле, что, дескать, загружены по горло или баклуши бьете и груши околачиваете?


Совещаниями замучил. Это кроме планерок по понедельникам. На час-полтора собирает – минут за двадцать до перерыва. Или за полчаса до окончания рабочего дня. Сам потом сядет в машину – и до свидания. А тут – у кого детский сад, кому в магазин – дома вся семья голодная...


И вот, можно сказать, нервы у нас не выдержали. Как бы само собой образовалась инициативная группа. Стали думать. Ну что, садист не садист, изверг не изверг, дурак не дурак, но так даль­ше жить нельзя! Узнали: и на прежней работе люди от него бежали, а женщины плакали и тоже корвалол пили. Некоторые – пустырник.


И вот один умный человек (не будем в интересах дела называть его фамилию) из этой самой инициативной группы пришел на работу весь какой-то ненормальный. Прямо архивозбужденный.


– Мужики, – говорит он инициативной группе, – или пан, или пропал. Я, – говорит, – такую аферу придумал!


И рассказал. Надо только для этого, сказал он, какую-нибудь фотомодель уговорить. Или Вику, иль Ларису, Маринку... Эльвиру б хорошо. Алину лучше...


А у Стеблецова, надо сказать, кабинет с комнатой отдыха. Дверь – прямо сзади кресла, чуть справа. Там он чай пил, кофе, минералку. Иногда официальных гостей принимал – Алла Константиновна обслуживала. Диван, холодильник «LG», телевизор, самовар – уютненько, в общем. И оттуда дверь в коридор. Можно уйти, когда захочешь, или прийти и сидеть в кабинете час, а потом замечание Алле Константиновне сделать: почему, мол, полтора часа бумаг никаких не приносите?!


Ну, стали уговаривать девушек. Вика не согласилась, Эльвира тоже, другие думать стали. Одна Алина прямо сказала:


– А-а, – говорит, – где наша не пропадала! Я, – говорит, – все равно скоро не выдержу и на год в Испанию уеду по контракту...


Короче. Подготовили всё к одному важному совещанию. Вроде как коллегия. Нас иногда вышестоящее начальство посещает, присутствует и дает ценные указания.


И вот оно идет, это заседание, Стеблецов высокого гостя, Муромцева Алексея Петровича, в курс дела вводит, показывая всячески, что только благодаря его, стеблецовским усилиям, здесь всё еще как-то держится.


И тут вдруг ровно в тринадцать ноль-ноль, в час пополудни, распахивается дверь комнаты отдыха, и из нее, из двери этой, – Алина. Не совсем как бы одетая, бокал вина к руке, и как бы не успела сориентироваться – канючит капризно:


– Ну, Эдик, – это она Эдуарду Николаевичу, – я тебя уже полчаса жду...


У Эдика, конечно, челюсть отвисает, хочет улыбнуться, хватает воздух ртом и теряет дар речи.


– Ах-ах! Ой-ой-ой, – вскрикивает очень натурально наша Алина и пятится за дверь.


– Ну уж прошли бы, милочка, сюда, – острит вслед ей высокий гость. – Прямо гетера, – чуть ли даже не с завистью добавляет он.


Нам уже другого шефа дали. Вместо Стеблецова. Хороший вроде мужик. Деловая такая атмосфера. Нормальный рабочий режим, несмотря на чай и кофе... А Алину мы в Испанию уговорили пока не ездить. Все-таки еще здесь может пригодиться...

Загрузка комментариев к новости.....
№ 2, 2018 год
Авторизация 
  Вверх