petrmost.lpgzt.ru - Поэзия Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
Поэзия 

«Мне уютно в моём одиночестве»

15.10.2016 Игорь ЧИЧИНОВ
// Поэзия


Нет никого...


То ль судьба, то ли чьё-то пророчество,


Только вышло, как вышло: один.


Мне уютно в моём одиночестве.


Снова сам я себе господин.



Тяжела ноша непонимания.


Но найди в себе силы – уйди.


Споры, плач, депрессуха, метания –


Как давно это всё позади.



На рыбалку ли, к другу, за пивом ли –


И никто мне ни слова в ответ.


Но колышется память приливами,


Пробиваясь сквозь замяти лет.



Вдруг послышится с мистики примесью


В пустоте бытия моего:


«Милый, ты в магазин? Мусор вынеси».


Нет. Почудилось. Нет никого…


Моя палитра


Синим я нарисую небо.


Рыжим я разукрашу солнце.


Вкусным-вкусным – краюху хлеба.


Ожиданием – свет в оконце.



Нежным я нарисую нежность.


Тёплым, ласковым – мамины руки.


Зимним запахом – вьюжную снежность.


Дымом трубки – творчества муки.



Романтичным – звёздную млечность.


Развёселым – для внучки верблюда.


Непонятным – дорогу в вечность.


А про чёрную краску – забуду.


Возвращение


По-кладбищенски грустно и просто.


Угасает сентябрьский день.


Всё просторней, всё шире погосты


Нами брошенных сёл, деревень.



Печки трубы воздели, как спицы.


Избяные скелеты таят


Боль-укор в безоконных глазницах.


Возвращаюсь на круги своя…



Были здесь и тесовые крыши,


И звенела литовка-коса…


Возвращаюсь. И, кажется, слышу


Различимые чуть голоса.



«Человек!» – удивляются ивы.


«Заблудился?» – смеется ручей.


Птичьи возгласы, их переливы:


«Да откуда он? Чей же он, чей?»



«Узнаю, – отвечает рябина. –


Помню избу, вторую с конца –


Он подпаском ходил за скотиной,


Привозили на лето мальца».



Скрип калитки, навешенной криво.


Пыль дороги тепла и суха.


«Повзрослел», – слышен шелест крапивы.


«Постарел», – тихо вторит ольха.


…Собираются детства осколки.


Спит тайга, тишиною звеня.


Запах хвои. Грибные околки.


Возвращаюсь. Признайте меня.



Новая могилка


Вот и ещё одной могилкой стало больше.


Прощанье, стук гвоздей и горсть земли,


Венки, молчание. На сердце стало горше.


Две бабушки тихонько подошли:



– Сынок, как ровненько ты подровнял могилу,


Ну, вот что значит – опытной рукой.


Я зубы стиснул, сколь хватило силы.


Храни нас Бог от похвалы такой…



Бабье лето


Застенчив и тих, как жених молодой,


август в скромном молчанье.


А осень – невеста с косой золотой,


ждёт своего венчанья.


Недолго осталось, уж ты погоди –


лето летит к исходу,


и ветер ночами в деревьях гудит,


студит речную воду.


Состарится август, любовь пролетит


в браке неравном этом.


И не потому ли невеста грустит? –


вот оно, бабье лето…



Быть собой


Быть собой – истязание, пытка,


Быть собой до стыда и до боли.


Но оправдана эта попытка:


Остальные разобраны роли.



Тревожен путь...


Тревожен путь, когда во мраке


Огней не видно. И луна


Лишь мутной бледности полна,


И деревенские собаки


Как будто вымерли вокруг.


У неба просишь вдруг прощенья,


И всё сильнее ощущенье,


Что жизни замыкаешь круг.


Далёк безмерно путь опасный,


Коль ты, томим чутьём неясным,


Плутаешь в сумерках души:


Безвременьем трудов напрасных


Твой слабый след запорошит.


Но верить разум вновь заставит,


Что в нужном месте повернул,


Что сам себя не обманул...


И лишь в конце Судья объявит,


Добрёл ты иль не дотянул.

Загрузка комментариев к новости.....
№ 4, 2016 год
Авторизация 
  Вверх