petrmost.lpgzt.ru - Далёкое-близкое Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
Далёкое-близкое 

Бандит, склонный к Мельпомене

15.10.2016 Виктор ЕЛИСЕЕВ
// Далёкое-близкое

Среди представителей криминального мира до- и постреволюционной России есть несколько имен, которым удалось войти в историю: Мишка Япончик, Ленька Пантелеев, Сонька Золотая Ручка… В их ряду и Николай Сафонов, известный под кличкой Сабан. Банда, которую он возглавлял, отличалась особой жестокостью. Орудовала она с 1917 по 1920 годы, в основном в Москве. Это была крупная, хорошо организованная, сплоченная банда, имевшая свою разведку. Архивные документы, проливающие свет на ее преступления, человеку со слабыми нервами не стоит брать в руки.


Начинал еще при царе


Главарь банды – Николай Сафонов – родился в городе Лебедяни тогдашней Тамбовской губернии (ныне Липецкая область). В молодости подался в столицу империи. Если другие стремились работать, то Николай искал более легкие способы обогащения. И пути-дороги привели его в криминальный мир. Следует отметить, что сыщики при царе-батюшке хлеб даром не ели. Данные на каждого преступника были занесены в картотеку: отпечатки пальцев, а порой и фото. Сафонов хорошо был известен Санкт-Петербургской сыскной полиции. Тогдашний статский советник Филиппов, «курировавший» Сафонова, писал, что «Николай Сафонов (Сабан) при знакомстве пользуется визитными карточками на имя артиста Императорских театров и вообще имеет склонность к Мельпомене».


Согласно донесениям агентов, Николай Михайлович и внешне более походил на актера-трагика, чем на бандита. Его постоянно видели изысканно одетым. Прекрасно сшитые на заказ костюмы сидели на нем как влитые. Всегда при галстуке. В холодную погоду носил дорогие пальто с бобровым воротником. На голове – шапка, тоже бобровая. Но главным украшением этого «денди» было знаменитое украшение в виде лиры из золота, усыпанное бриллиантами. Он всегда носил ее на лацкане костюма. Всем, кто интересовался этой золотой лирой, Сафонов с гордостью говорил, что прежним ее владельцем был знаменитый русский трагик Мамонт Дальский, которому в знак уважения его таланта лиру подарил известный нефтяной магнат Манташов. Сабан уверял любопытствующих, что эту драгоценную вещь выиграл в карты у Дальского в «Метрополе».


И многие верили Сафонову, ибо знали, что Дальский был заядлым картёжником, кутилой и постоянно жил в «Метрополе». А здесь проигрывались состояния, шампанское лилось рекой. Просто клондайк для криминала. Только полиция ведала, что Сафонов никакой не актер и картежник, а банальный преступник. И живет за счет грабежей, налетов. Сыскари очень внимательно следили за ним, как-никак у него было уже пять ходок в места не столь отдаленные. Но до поры до времени безуспешно.


В 1915 году, в разгар Первой мировой войны, Сафонова наконец задержали после очередного дерзкого налета. На этот раз наказание было суровое: десять лет каторжных работ. И трудно сказать, как сложилась бы его судьба, если бы в феврале 1917 года не грянула революция. Амнистировали не только политических, но и уголовников. Как-никак, они тоже «боролись с проклятым самодержавием». Только по-своему. Получил свободу и Сафонов. И он понял, что по-настоящему пришло его время. В стране царил хаос, анархия, была ликвидирована сыскная полиция. Настоящее раздолье!


Лови момент!


И Сабан развернулся в Москве. Десятки банд терроризировали москвичей, но в основном малочисленные. Сафонов превзошел всех своих уголовных собратьев: он сумел сколотить организованную группировку, в которой насчитывалось 34 человека. Главарем, конечно, стал сам Сабан. Был в банде даже бывший офицер по кличке Поручик. Он, как человек сведущий в «тактике», и являлся разработчиком налетов, грабежей. Банда была разделена на две мобильные группы. Одной руководил Николай Павлов, второй – Александр Андреев – отпетые головорезы. Первый был известен в уголовном мире как Козуля, второй как Зюзюка. Сабан учел все. Он разделил банду даже на «отделения». Это группы разведки, захвата, прикрытия и отхода. Все знали свои обязанности и страшно боялись главаря. По сути в бандгруппе царила настоящая военная дисциплина. Сафонов за попытку неповиновения лично расстреливал своих подельников. Бандиты особо и не роптали. Уж очень большая у них была добыча.


Перед выходом на «дело» Поручик тщательно разрабатывал план операции. Учитывалось всё до мелочей. Одним из многочисленных дел банды стал налет на кассу фабрики «Богатырь». Он был совершен среди белого дня. Добычей стали около 660 тысяч рублей. Скрылись с места преступления на автомобилях. С каждым разом банда не только обогащалась, но и зверела. Уркам хотелось запугать людей, поиздеваться над своими жертвами. Однажды бандиты совершили налет на богатый особняк, где похитили около 200 тысяч рублей. Во время этого налета Козуля изнасиловал дочь хозяина особняка. При другом налете на особняк фабриканта Иванова на Дмитровском шоссе бандиты изъяли 1,5 миллиона рублей, а перед уходом хладнокровно убили хозяина и всех его домочадцев. Однажды банда на Страстной площади напала на артельщика Андреева, который ехал в пролетке и вез мешок с деньгами. Всего 150 тысяч рублей. Артельщик не растерялся, поднял крик. К месту происшествия прибежал милицейский патруль. Сабан хладнокровно метнул в стражей порядка гранату. От осколков погибли не только милиционеры, но и случайно оказавшаяся рядом женщина, шедшая в булочную.


На поиски бандитов были брошены лучшие силы тогдашнего МУРа. Но Сафонов оставался неуловимым. Награбленное бандиты увозили на дачу в Сокольники, где делили между собой. Однажды муровцы устроили засаду на Сабана, но он умело отстреливался. Ранил одного милиционера и проходными дворами ушел от преследования. Он решил отсидеться на одной из «малин» в Хамовниках. Здесь он стал готовить новые преступления. И в первую очередь решил поквитаться со стражами порядка.


Убийца милиционеров


Сказано – сделано. Сабан заявился в 27-е отделение милиции и начал палить из двух маузеров. Затем достал гранату и приказал сотрудникам сложить оружие и с поднятыми руками выходить из здания. После такого «подвига» престиж Сабана среди уголовного мира сильно возрос. Но ему хотелось большего, и тогда решил устроить стражам порядка настоящую Варфоломеевскую ночь. Отняв у нэпманов два шикарных автомобиля, он с подельниками в ночь на 24 января 1919 года отправился в «путешествие» по ночной Москве. Бандиты, сидя в автомобиле, подзывали к себе постовых, якобы чтобы узнать, как проехать в то или иное место, а когда страж порядка приближался к машине, гремели выстрелы. Стреляли почти в упор. В эту ночь бандиты убили 16 милиционеров, а затем отправились на «малину» в Сокольниках «помянуть убиенных».


По Москве стали распространяться слухи, что появились некие «черные мстители», убивающие милиционеров. Дело дошло до того, что напуганные постовые отказывались дежурить в одиночку. Были созданы пикеты стражей порядка. Убийство милиционеров подпортило репутацию МУРа. Теперь для его сотрудников стало делом чести задержать матерого главаря банды. На это были брошены самые опытные сыщики. Были привлечены Казимир Кунцевич и Иван Свитков, которые когда-то занимались делом Сабана, служа в сыскной полиции. Они разработали спецоперацию. В валютной конторе на улице Мясницкой муровцы устроили засаду. Вскоре сюда нагрянули урки. Ворвавшихся в здание конторы встретили «клерки», вооруженные наганами и браунингами. Большинство бандитов полегло от метких милицейских пуль. А вот главарю и на этот раз удалось ускользнуть. Поговаривали, что он сбежал через тайный лаз в подвале. А вскоре муровцы узнали, что бандиты совершили налет на рабочий кооператив и похитили из кассы четыреста тысяч рублей. Позднее выяснится, что большую часть добычи Сабан забрал себе.


В родную Лебедянь


Положение главаря с каждым днем становилось все более незавидным. Муровцы планомерно вели его поиск, стали захватывать его подельников. Самой большой потерей для Сабана стало задержание его верного помощника, главного мозгового центра банды – Поручика. Вечером 26 апреля 1919 года он на извозчике проезжал мимо Большого театра (тоже, наверное, был любителем Мельпомены). Его опознал сотрудник Московской чрезвычайной комиссии. Чекист пытался задержать Поручика. Последний соскочил с извозчика и метнул бомбу. И хотя она взорвалась, но никому не причинила вреда. Бывший офицер пытался скрыться. Он даже забежал в Большой театр, но выходы из него успела перекрыть милиция. Поручика арестовали и под конвоем отправили на допрос в МЧК.


Узнав об аресте своего помощника, Сабан решил покинуть столицу и податься в родную Лебедянь, благо там жила сестра. В провинциальном городе бандит рассчитывал на время укрыться от зорких глаз муровцев. Страх преследовал Сабана, он затаился в доме сестры. Однажды он увидел из окна, как его сестра на улице о чем-то разговаривает с милиционером. Тот просто жил по соседству. Испуганный и трясущийся от страха Сабан подумал, что страж порядка пришел по его душу и его выдала сестра.


По другой версии между ним и родственниками произошла крупная ссора, вскоре вылившаяся в потасовку. И тогда Сабан вспомнил о нагане. Он расстрелял всю семью из восьми человек: сестру, её мужа и шестерых детей. Выстрелы услышали соседи. К дому сбежалась почти вся улица. Вскоре подоспели милиционеры и чекисты. Обложенный, словно волк, Сафонов пытался отстреливаться, бросал гранаты. Но на этот раз фортуна не была к нему благосклонна: бандита схватили. О дальнейшем существуют разные версии: по одной жители улицы отбили его у милиционеров и повесили. Согласно другой, он был расстрелян по приговору ревтрибунала.


По неполным сведениям, во время многочисленных налетов и грабежей бандой Сабана было захвачено денег и драгоценностей на колоссальную сумму – около 4,5 миллиона рублей. Участники банды убили более 30 человек, эта банда считается самой жестокой в криминальном мире тех лет. Но, как говорят, сколько веревочке не виться…

Загрузка комментариев к новости.....
№ 1, 2017 год
Авторизация 
  Вверх