petrmost.lpgzt.ru - Незабытые имена Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
Незабытые имена 

Все начинается с любви…

К 70-летию со дня рождения Олега Казанского
15.10.2016 Людмила ШОПИНА
// Незабытые имена

Олег Казанский – автор уникальной методики воспитания любовью, автор книг по педагогике, моментально ставших бестселлерами. Кандидат педагогических наук, профессор, проректор по научной работе и заведующий Лабораторией творческой педагогики Липецкого государственного педагогического института. Талантливый педагог, писатель-интеллектуал, харизматическая личность, неординарный и вдумчивый исследователь. В.Т. Кабуш, доктор педагогических наук, профессор из Минска писал: «Олег Анатольевич Казанский – необыкновенный педагог. Его книги – на вес золота. Сколько в них мудрости, доброты! Думаю, что в период бездуховности и безвременья они – словно луч надежды на спасение для тысяч и тысяч почитателей его таланта и светоносности. Любовь по Казанскому – это воздух, которым мы дышим, это наше все. Ребенок, выросший в любви, – это наследник будущего, его обещание и радость. Читайте Казанского и будьте счастливы!»


Сущность творчества Казанского многогранна. Это поиск инновационных путей для эстетического, интеллектуального и духовного воспитания молодого поколения. Создание авторских методик «творческой педагогики», «педагогики любви» как универсального средства воспитания, «взращивания» души. Креативная педагогика, театральная педагогика, эвристическая педагогика, осуществляемая через педагогический диалог, интеллектуальный полилог и внутренний монолог.


«…Все начинается с любви... Именно любовь является сутью человека, его существованием. Это и самоотверженность, и отчаяние, это боль разлуки и нежность встречи, это радость за человека. И это, и это, и это... Все, что делает человека человеком. Весь человек – в боли и радости (О.А. Казанский. «Педагогика как любовь»).



Олег Анатольевич Казанский родился в Новосибирске 31 августа 1946 года. Учился в знаменитой 10-й общеобразовательной школе, в которую только что пришел преподавать молодой Сталь Шмаков. В детстве не был примерным ребенком, но, попав в сферу интересов фонтанирующего позитивными идеями Шмакова, полностью реализовал свой педагогический и художественный потенциал. В 1967 году окончил Новосибирский государственный педагогический институт по специальности «Русский язык, литература и история». В студенческие годы работал вожатым в школе, в пионерских лагерях области, во Всесоюзных лагерях «Артек» и «Орленок». В 1976 – 1977 годах он – старший преподаватель и заместитель декана историко-педагогического факультета Новосибирского педагогического института.


«Мы приходим в этот мир по одному и уходим по одному. Человек обречен на одиночество – рождением и смертью. Но вот в этом самом промежутке – между одной радостной и другой печальной минутами – ему требуется, как минимум, еще один человек. Потому что, кроме тела, у него существует душа. А вот с душой всегда сложно...» (О.А. Казанский).


В 1975 году Олег Анатольевич защитил кандидатскую диссертацию на тему «Художественные потребности старшеклассников сельских школ». В Новосибирском педагогическом институте им были организованы пользовавшиеся большим успехом у студентов эстетический клуб «Пятница», студенческий театр «Контуры», «музыкально-поэтические среды», агитбригада.



«В принципе педагогика – это та самая наука, которая исследует, анализирует, ставит вопросы о том, как помочь человеку «поднять» его душу, чтобы человек «выпрямился». И пусть душа – это нечто эфемерное, то, что не подлежит расшифровке (и, наверное, слава Богу), то, что в последнее время обращает на себя особое внимание, в результате чего появляются красивые названия – «аура», «карма» и т.д.» (О.А. Казанский).


В 70-е годы прошлого века Сталь Анатольевич Шмаков пригласил Казанского в Липецк, в Липецкий государственный педагогический институт. Яркий, артистичный, человечный, он стал любимым педагогом для нескольких поколений студентов. Он ушел из жизни в 1996 году, в разгар перестройки, но до сих пор в его учениках сохраняется некая замкнутая аура, притяжение «инакомыслия». Его ученики не утрачивают интеллектуальной кастовости, утонченности, высокой духовности. Трудно охарактеризовать школу Казанского: по формальным признакам она не соответствует некоторым стандартам. Но по признакам энергетическим, синергийным представляет собой уникальный феномен, в какой-то мере, возможно, даже эталонный.


С.А. Шмаков писал: «Олег Анатольевич уже на школьной скамье был личностью. Я полагаю, личность – это тот, кто выражает свою неповторимость, когда действует, отдает, создает нечто полезное в духовном или материальном плане. У Олега Казанского возможности самореализоваться были огромны: книги, аспиранты, клубные объединения как вечная сфера творчества талантливого педагога, нестандартного ученого, незаурядного человека.


Олег Анатольевич был человеком полифоничным. В этом – феномен его педагогического темперамента. Он очень любил поэзию, понимая ее как творчество в широком смысле слова, а культуру понимал как духовную терапию. Он великолепно разбирался в киноискусстве и много лет вел киноклубы в липецких кинотеатрах «Космос» и «Октябрь». Он был одним из редких в стране игротехников, и потому его часто приглашали в различные города для проведения деловых игр. Он придумывал и ставил игровые спектакли, организовывал агитбригады, где игра была как бы образом жизни студентов и школьников, их энергетикой.


Он понимал педагогику как выращивание, а воспитание – как создание возможностей для воспитанности. Отсюда его выход на педагогику любви. Он говорил мне недавно: «Дети должны знать, что они любимы, что они нужны и интересны». Именно об этом была его последняя книга «Педагогика как любовь».


Каждому творческому человеку мало реальности – у него есть скрытый от других внутренний мир. Олег Анатольевич, пожалуй, был весь нараспашку – и в доброте, и в противоречиях, и в ошибках. Он был очень публичным человеком. Он любил разные аудитории – школьные, студенческие, зрительские. Может быть, я ошибаюсь, но ему был важен не успех, ему было важно успеть. И он многое успел – и в сельской школе, и в российском лагере «Орленок», и в двух педвузах. А сколько еще мог бы успеть…»



«Любовь – это отношение к другим и с другими, сколько бы ни говорили о том, что любящий человек – это человек, который, прежде всего, любит себя <…> Любить – это «выйти за пределы самого себя» и помочь человеку совершить то же, то есть стать другим. Увидеть в другом то, что в нем никто до тебя не видел. Удивиться, обрадоваться» (О.А. Казанский).



Вероятно, на формирование личности Казанского оказали влияние процессы «оттепели» 60-х годов. Тогда в педагогику пришло большое количество учителей, имеющих качественное фундаментальное образование. Данная им «свобода думать, мыслить и творить» и позволила раскрыться индивидуальностям, способствовав «кристаллизации» педагогических школ.


С сентября 1977 года О.А. Казанский работал старшим преподавателем кафедры педагогики и психологии, затем доцентом и деканом художественно-графического факультета в Липецком государственном педагогическом институте.


Наиболее интересные начинания О.А. Казанского в Липецке – общегородской киноклуб «Восхождение», студенческий клуб «Точка зрения», психолого-педагогические тренинги «Деловые игры». Он – постоянный участник Всероссийских Макаренковских чтений. Проводил большую работу по воспитанию молодёжи в системе педагогических отрядов во Всероссийских лагерях «Океан», «Артек», «Орлёнок». В 90-х годах в консерватории города Алма-Ата при активном участии Олега Анатольевича был открыт факультет менеджеров в сфере культуры. Он активно участвовал в работе Липецкого областного педагогического общества, руководил секциями «Педагогическое наследие А.С. Макаренко», «Эстетическое воспитание школьников», был лектором общества «Знание», автором и руководителем семинара «Школа общения».


Вдохновенные лекции О.А. Казанского помнят многочисленные благодарные аудитории Ленинграда, Новосибирска, Перми, Рязани, Воронежа, Березняков и многих других городов.


С декабря 1986 года он – заведующий кафедрой теории и истории педагогики, доцент факультета иноязычной культуры. В 1996-м получил ученое звание профессора и создал авторскую лабораторию творческой педагогики при ЛГПУ.


О.А. Казанский – талантливый практик. Он издал не так много книг, но каждая из них открывает особый мир интересов, подходов, пристрастий. Сфера его интересов оригинальна, взгляды – нестандартны, хотя, безусловно, они созвучны многим тенденциям отечественной педагогики. Трагическая случайность: рукопись его последней книги «Игры в самих себя» была потеряна (или украдена) в московском издательстве, которое вскоре прекратило свое существование. Возможно, рукопись все же будет найдена, увидит свет, и педагоги вновь испытают счастье общения с великим ученым, мыслителем и Человеком.


Талантливых, честных и ярких людей в окружении О.А. Казанского было множество. В.М. Шабаршин пишет: «Казанский привнес в работу живую струю интеллектуального Новосибирска, где творческое горение было нормой жизни. Ему были интересны не материальные подробности, не особенности быта. Мне кажется, что вначале атмосфера Липецка показалась ему абсолютно давящей. Можно сказать, что «культурный слой» тогда был не только исчезающе тонок, он был «нанометровым, с громадными разрывами». Перед Казанским тогда встал выбор: 1) уехать; 2) смириться, организовав свой тесный мирок (кружочек-касту); 3) стиснуть зубы и начать организовывать мир вокруг себя. Олег выбрал третье. Сталь Шмаков проектировал и творил свой мир, Олег – свой. Весело и упрямо, с трепом и очень серьезно, все было перемешано. С тактическими отступлениями и неуклонным движением вперед. Он выстраивал сознание людей, которые его окружали.


В нём не было ничего от непререкаемого оракула, гуру. Но всё, что он говорил и делал, было очень надёжно, красиво и личностно. Это не были отношения «учитель сказал, я записал и выучил». Это была моя школа, мой второй университет человеческих отношений... Большое видится на расстоянии. Вот и масштаб его личности по прошествии времени становится всё рельефнее, крупнее. Думаю, что мне посчастливилось работать и дружить с большим МАСТЕРОМ...».


Нельзя назвать его жизнь безоблачной. Известно, что в последние годы жизни Казанский был в конфликте со С.А. Шмаковым, своим учителем и другом. Конфликт провоцировался окружением. Но в сложных ситуациях, как говорят современники, они всегда «надежно подставляли друг другу плечо».


Говоря о принципе формирования круга друзей Казанского, В.М. Шабаршин приводит характерную метафору: «Жизнь подобна реке, и человека, как щепочку, течением прибивает к определенному острову. Человек смотрит и понимает: «Моё». Все. Тогда он остается с Казанским навсегда. «Не моё» – ничего не поделаешь. Каждый ищет свой путь».


Бесспорно, что особенно Олег Анатольевич был нацелен на диалог с одаренными людьми. Он не раз говорил В.М. Шабаршину: «Смени векторы, работай с умными, талантами, элитой. Иначе, как Микула Селянинович, уйдешь в землю по колени. Когда тянешь всех – тебя не хватает на умных». Специфика Липецкой школы состоит в том, что и демократичный Москаленко, и мощный Шмаков работали как раз «на всех». Казанский в этом плане, вероятно, наследует линию воспитания последователей-«адептов», передачи сакрального опыта «из рук в руки». То есть он давал всем несколько пластов знания, а брали их окружающие в зависимости от уровня потенциала личности. Вместе с тем Казанский блестяще воспитывал в студентах системное мышление, учил анализировать истоки, детерминанты, коннотаты явлений, роль среды, фоновых влияний, причины прямых и отсроченных последствий.


Конечно, Казанский был человеком открытым и доступным. Но некая внутренняя планка, высота позволяла лишь немногим окружающим войти в круг его подлинных друзей. Это что-то типа интеллектуального теста для вхождения в касту братьев по крови. Границами этой касты были порядочность или непорядочность человека. Он мог быть просто влюбленным в человека, но малейший непорядочный поступок с его стороны навсегда закрывал для Олега Анатольевича перспективы дальнейшего общения.


В Липецком государственном педагогическом университете регулярно проводятся научно-практические конференции, посвященные исследованию опыта О.А. Казанского. Гостями их являются видные педагоги из Москвы, Минска, Воронежа и других городов. Выпускаются сборники статей, обобщающих накопленную информацию. Развивают идеи Олега Анатольевича педагоги МОУ СОШ № 20 города Липецка, данная школа специализируется на его творчестве.


Идеи и традиции, привнесённые в педагогический процесс О.А. Казанским, сегодня сохраняются и развиваются его учениками. Трудно говорить в настоящее время о существовании школы О.А. Казанского. Но, вероятно, виноват в этом не он. Его идеи мощны, концептуальны, ярки и убедительны. И людей талантливых вокруг него было достаточно (Г.В. Головин, В.М. Шабаршин, Т.Б. Хорошилова, О.Ю. Грезнева и др.). Просто резко поменялось время, а Олег Анатольевич никогда не заботился о создании собственного интеллектуального мавзолея. Требовала душа – писались книги. Были мысли и чувства – они притягивали людей. Но представляется, что интеллектуальная сфера под названием «мир Казанского» таит в себе множество открытий, никогда не потеряет своей притягательности, манящей сакральной тайны, обязательно найдет своих продолжателей.


Известно, что в завещании Олег Анатольевич приказал сжечь все свои архивы: наброски, мысли, фрагменты неоконченных произведений. Что же, это право автора. Но ценность его наследия с годами все более выкристаллизовывается, высвечивается благородными гранями абсолютно индивидуальной личностной культуры. И нахождение каждого нового неутраченного текста равноценно открытию значимого артефакта, свидетельства жизни человеческого духа и неординарной судьбы, имеющей педагогическое значение.

Загрузка комментариев к новости.....
№ 4, 2016 год
Авторизация 
  Вверх