petrmost.lpgzt.ru - Проза Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
Проза 

Поэзия обиженного разума

15.10.2016 Светлана ПЕШКОВА
// Проза

Когда организаторы Всемирного поэтического фестиваля «Эмигрантская лира-2016» написали мне письмо о том, что я вышла в финал, и предложили приехать в Бельгию, я была очень удивлена. Поэтесса из российской провинции, которая дерзнула послать свои стихи на конкурс мирового уровня и удостоилась внимания профессионального жюри (поэты-эмигранты, переводчики, редакторы издательств и владельцы зарубежных изданий из Америки, Германии, Бельгии, Франции и Англии), – это уже победа! Я долго не думала и, конечно, согласилась. Тем более я очень люблю путешествовать, а до Бельгии вряд ли когда-нибудь добралась бы самостоятельно.


Никогда не рассматривала эту страну как цель путешествия, потому даже обрадовалась, что могу совместить поездку деловую и познавательную. Ну а возможность побывать еще и в Париже только подстегнула меня к действию. Правда, все расходы участникам пришлось взять на себя – это было оговорено заранее. Бесплатными были только экскурсии по Льежу, Брюсселю и Парижу. Ну и, конечно, наши выступления в Российском центре науки и культуры в Брюсселе, в музее-дворце Курциуса в Льеже, где проходили основные дни фестиваля, и в парижском Свято-Сергиевском православном богословском институте.


Одно могу сказать: мне не жаль потраченных денег. Я за неделю увидела и узнала столько, что хватит впечатлений на оставшиеся годы.


Во-первых, это замечательный опыт путешественника, не владеющего языком. В Бельгии говорят на французском. Я же тот еще полиглот: с трудом понимаю стандартные фразы на английском – этим ограничиваются мои знания иностранных языков. Было забавно, как прохожие терпеливо, с улыбкой на лице пытаются понять твой ломаный английский и долго в ответ объясняют что-то на французском.


Во-вторых, Льеж – очень симпатичный старинный город (он ведет свою историю с 705 года) с хорошо сохранившейся готической архитектурой (ратуши, дворцы, фонтаны). Кстати, не могу не сказать о том, что подошвы ног к концу дня горели от непривычки ходить по брусчатке. Я узнала, что в Льеже родился Жорж Сименон – создатель знаменитого образа комиссара Мегрэ. Моя фотография с бронзовой скульптурой писателя пополнила альбом путешествий. Оказалось, что Льеж пользовался большой популярностью у трех поколений русских эмигрантов. В городе два православных храма, дружная русская диаспора и 200 тысяч толерантных горожан. Народ там дружелюбный, весёлый, культурный. Мы попали на дни празднования Свободной республики Утремёз. Это район города Льежа, который любит устраивать ежегодные карнавалы с переодеваниями и дегустацией всех видов местной можжевеловой водки. Люди там умеют отдыхать и радоваться жизни. Это было зрелищно и красиво! Даже завидно, если честно.


Ну и, в-третьих, я оказалась участницей увлекательного культурного события – русскоязычного поэтического конкурса в самом центре Европы.


Фестиваль длился пять дней. Открытие состоялось в Брюсселе. Сначала была небольшая экскурсия по городу. Потом – приятный, располагающий вечер в Российском центре науки и культуры при посольстве РФ, где мы знакомились друг с другом, читали стихи, шутили и представляли себя и свои страны. В результате отборочного тура в финале оказался 41 автор из 13 стран (Беларусь, Бельгия, Великобритания, Германия, Грузия, Израиль, Россия, США, Украина, Финляндия, Франция, Чехия, Эстония). Правда, приехать смогли не все. Но произведения всех финалистов были опубликованы в сборнике, куда вошли стихи, переводы, эссе, которые распределены по номинациям:


стихи поэтов-эмигрантов «Эмигрантский вектор»;


стихи поэтов – не эмигрантов «Неоставленная страна»;


стихи поэтов-переводчиков «Свеча толмача»;


эссе «Тема России в современной поэзии русского зарубежья».


Сборник я купила и привезла, перечитываю его с интересом.


Основная часть фестиваля проходила в Льеже. Организация была достаточно профессиональной. Не пришлось скучать ни минуты. Переводы, эссе, стихи… Французский, английский, русский… Мастер-классы, споры, обсуждения, вечерние посиделки за кружкой бельгийского пива – всё было прекрасно!


Я вышла в финал конкурса «Неоставленная страна» с тремя стихотворениями из недавно изданной книги «Вино полуночных дождей» («Берега обетованные», «Ещё раз о разлуке», «Я стану понарошку молодой»). Стихи мои понравились зрителям и участникам. Было приятно получать хвалебные отзывы об особом лиризме моих стихов, об их оптимизме и лёгкости. До сих пор мне шлют письма с благодарностью.


На ярмарке, проходившей во время финальных выступлений, все авторы имели возможность продавать свои книги. Но большинство экземпляров я всё же подарила новым друзьям. Мои книги разъехались по многим странам мира. Теперь их читают в Англии, Германии, Бельгии, Франции, Эстонии, на Украине. Это ли не счастье для поэта?!


Хочется рассказать о каждом прожитом дне отдельно. О людях, с которыми встретилась, об их судьбах и стихах… Но это невозможно сделать в рамках журнальной статьи или интервью. Об этом надо писать книгу!


И хотелось бы поделиться мнением, сказав несколько слов о финальных произведениях фестиваля. Я могу сказать, что лично для меня поездка была сколь развлекательно-познавательной, столь и полезной. Я человек анализирующий, не только увлекающийся написанием стихов, но и как филолог, интересующийся современными течениями в поэзии, её видоизменениями, новыми тенденциями, сохранением лучших традиций. Финал фестиваля показал, что политика коснулась и поэзии. А иначе я никак не могу объяснить тот факт, что в моей номинации приоритет был отдан киевлянам. Призовые места получили молодые украинские поэтессы, чьё творчество лично у меня вызывает больше вопросов, нежели восхищения.



Ия Кива, Украина, г. Киев.


A. D. UA



вот мы и получили чего хотели


на стене Сергей Нигоян он теперь граффити


и в войну на площадке напротив играют дети


и в Донбассе в войну играют взрослые люди



вон квадрат чернеет на Google-карте еще квадрат


это дом это мальчик в руках его автомат


если скажут ему стрелять он и будет стрелять


поминать твою мать нашу общую родину-мать



в супермаркет зайдешь там пачками макароны


тащат бабы по сумкам и после где-то хоронят


это что это там вдалеке сползает по склону


это гроб твой несут силы внутренней обороны



мы здесь были ты скажешь нет нас здесь не бывало


здесь другого кого-то из снайпера убивало


и за ним приходящих снегом к земле прибивало


вот и лето господне прошло только этого мало



Анна Протасова, Украина, г. Киев


*  *  * 


комната не сгорела птичка не умерла


выглянешь из подвала света хоть отбавляй


сгорбленные пейзажи  кладбище у двора


плачет на остановке глупая Лореляй


 


палочку поднимает уличный дирижёр


здесь тебе не Тангейзер и котелок сними


вытащи бутоньерку вспомни куда пришёл


бредит под одеялом уличная Мими


 


тёмные коридоры длинные номера


тронется эскалатор не отыскать перил


комната не сгорела птичка не умерла


город куда прибуду может быть не Берлин



Авторские знаки, вернее, их отсутствие, сохранены.



А первое место в номинации «Эмигрантский вектор» получила Елена Зейферт, российская немка из г. Караганды (Казахстан), ныне живущая в Москве, подкупившая членов жюри своими верлибрами:




* * *




хочу улететь одна


но при входе в аэропорт


звенят


крышки


канализационных люков


города


поселившегося


в лёгкой складочке


в уголочке


моего рта




***




я кусаю губы



верхняя – караганда


нижняя – москва



на нижней кровеносное деревце метро


на верхней кровные сёстры и братья



города соединяются на долю секунды


когда я произношу слово люблю



К сожалению, мои взгляды совершенно разошлись со вкусами членов жюри.


Как мне показалось, поэты-эмигранты и русскоязычные авторы, проживающие в других странах по разным причинам, очень далеко уходят от истинной русской лирики, от её традиций, мелодичности, душевности и назначения – лечить души словом. Поэзия, которую услышала я на этом фестивале, скорее, рефлексивная, эгоистичная, грубая, разумная. Это поэзия обиженного разума, а не жаждущей любви и мира души. А отсутствие знаков препинания, заглавных букв и даже рифм – это отдельная тема, которая вызывает во мне чувство обиды за русскую поэзию и «великий и могучий»... Что это? Модная тенденция, нежелание вспомнить правила из школьной программы, небрежность, показуха? И к чему это приведет в итоге? Покажет время…


Лично мне запомнились стихи воронежской поэтессы Дарьи Ильговой о русской деревне и любви к трогательным российским пейзажам:




* * *




Уедешь от Москвы на сотню верст


И позабудешь шик и благородство.


Такое вопиющее сиротство


Сквозь сотни лет — лишь поле и погост.


И скудных сел прозрачны миражи.


И ворон над дорогою кружит.


Стоишь и смотришь вдаль, окружена


Печалью вековой, печалью древней.


Над тусклой вымирающей деревней


Рассветная нависла тишина.


Махнуть и позабыть бы разум рад!


Да только здесь твой дед, отец и брат…



Покорили моё сердце стихи о Сибири Анатолия Вершинского – поэта из г. Раменское Московской области:


Поклон издалека


В заенисейском холмогорье,


в забытом Богом уголке,


слились Украйна и Поморье


в моем сибирском говорке.



Переселенческой стихией,


не пощадившей и меня,


со всей районною Россией


моя повенчана родня.



В еще незнаемые дали


влекла людская круговерть.


И в свой черед – укореняли


в чужих краях любовь и смерть...



Тускнеют памятные лица


в оградках брошенных могил.


Родному праху поклониться


не хватит времени и сил.



В районном центре под Москвою,


в пустом кладбищенском саду,


за пожелтелою листвою


попроще памятник найду.



Склонюсь к чужому изголовью


и виновато постою...


Какой пространною любовью


мы любим родину свою!



В дорожном грохоте и дыме


душа скитается в дали,


где меж погостами родными


края на тыщу верст легли.



Порадовали классически русские стихи «бывшей» грузинки Анны Фуниковой, которая вынуждена была уехать из горячо любимого Тбилиси:


Продолжая любить и молиться


Я ещё почитаю стихи над Курой,


Побываю в июльском Багдади,


Повидаю в ночи над Святою горой


Тихих звёзд золотые парады.



Я сюда возвращусь за дыханьем  весны,


За подмогой любви и надежды;


Жизнь спустя, здесь однажды сбываются сны,


Те, что душу тревожили прежде.



О, бездонные выси знакомых небес


И суровые дали разлуки...


Где однажды услышу я отзвуки месс,


Принимая последние муки?



Дух отправлю в полёт над Святою горой,


И отныне свободна, как птица,


Почитаю созвездьям стихи над Курой,


Продолжая любить и молиться.



К сожалению, стихи такого строя и содержания мало заинтересовали членов жюри, которые давно уже распрощались с Россией, сменив её на американские, бельгийские, немецкие пейзажи.


Русская поэзия никогда не умрёт в самой России. Надо чувствовать плотью, душой, каждой клеточкой красоту родного края, просыпаться и засыпать здесь, думать о своей земле каждую секунду на русском языке! Чтобы сохранить русское слово, надо жить здесь, а не там! Я считаю, что любовь на расстоянии – это иллюзия любви.


Да, про Париж написать забыла. Париж прекрасный город. Но чужой…

Загрузка комментариев к новости.....
№ 1, 2017 год
Авторизация 
  Вверх