petrmost.lpgzt.ru - Поэзия Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
Поэзия 

Антология двух стихотворений

18.01.2017
// Поэзия

Юрий  ШИРЯЕВ


 Предзимье


Все реже звонят мне друзья закадычные,  


Кто в тень отошёл, кто на вечный покой.


Меня окликают лишь кочеты зычные


С хозяйских дворов за туманной рекой.


В сиреневой мгле тонут дали ноябрьские.


Уснула медведем Медвежья гора.


В лозинах сырых – свисты ветра гусарские.


Предзимье – глухая в России пора.




Дрова ли колю на замшелой колодине,


Водицу ль черпаю ковшом из ключа,


Все думы мои о тебе, моя Родина!


Любовь, как и в детстве, к тебе горяча.


И в ночи осенние, в ночи ненастные,


Я знаю, полны материнской любви


Ко мне, о Россия, глаза твои ясные


И мудрые песни земные твои!



Природа


Природа наряды меняет, как женщина.


Природа чудесна в обличье любом:


То златом осенним по-царски увенчана,


То блещет холодным зимы серебром,


То в майской она бело-розовой шали


Душистых черемух, пьянящих садов,


То в Троицын день в васильковые дали


В ромашковом платье бредёт меж хлебов.


Нас мудрости учит родная природа:


Поделится всем, не возьмет ни гроша!




Природой воспитан характер народа:


Какая природа – такая душа!


 

Владимир ФАЛИН


Девочка-река


Девочка-речка,


Быстрая Сосна,


Катится колечком


В заводи волна.


В плеске монотонном


Гаснет тишина,


Где с Великим Доном


Обнялась она.


Наши судьбы – реки,


Быстрая вода,


Разошлись навеки


Мы с тобой тогда.


Из Ельца девчонка,


Сквозь теченье дней


Ты сияешь звонко


В памяти моей,


Где другие лица –


Светлый образ твой


Свежестью струится,


Речкой ключевой.


В жизни многоликой


В сердце ты одна,


Как в Дону великом


Девочка-Сосна.



Весной


Когда в лесу весеннем бирюза


Любовью надвигаясь, мироточит,


Как будто в Божьем храме образа


Мне благодать духовную пророчат,


Тогда я покидаю дом, как сон,


Иль как пчела свой покидает улей.


Нектар словесный жажде в унисон


Собрать лечу стремительною пулей.


Чтоб поделиться мыслями с тобой,


Испить медовый день или мгновенье.


Чтоб стук сердец – недавний разнобой –


Стал как единый пульс сердцебиенья.


  

Татьяна ЛАПИНА


 ЛИСТОПАД


Закружила осень листопадом,


И горит шиповник у прудов.


Яблони заброшенного сада


Соблазняют спелостью плодов.




Шелестит берёза у окошка,


Жёлтой кроной подпирая высь.


Хочется тепла. Ещё немножко


Уходить, сентябрь, не торопись!




Ты ещё побалуй нас, побалуй


Жгучим солнцем, неба синевой,


И грибными ливнями, пожалуй,


И калины веткой огневой.




Угости нас переспелой грушей, 


Ароматом сливы наливной…


Не спеши оставить нас, послушай…


Но в ответ – лишь листопад шальной.


 

СРЕДИ ДРУЗЕЙ


Среди друзей – спокойно и тепло.


Среди друзей – забудутся невзгоды.


И не страшны дожди и непогода,


И в комнате – уютно и светло.




Среди друзей не помнишь о плохом,


И не гнетут вчерашние обиды.


Сердца навстречу доброте открыты,


И распахнул привычно двери дом.




Среди друзей расскажешь от души


О том, что беспокоит и волнует.


И пусть узоры на окне рисует


Мороз. Мы просто помолчим в тиши.




И пусть кружит косматая метель,


Совсем не страшен лютый зимний вечер!


Нас согревают дружеские плечи, 


Среди друзей – весна, капель, апрель!


 Александр ФОМИН


 Русская удаль


 Я прикину старинный наряд,


 По-гусарски расправлю плечи.


 И пусть щёки огнем горят,


 Как в ночи новогодние свечи.




 Студит землю крещенский мороз.


 Иней лёг на мои ресницы.


 Разотру рукавицей нос


 Под задорную песню синицы.




 На пути возникнет сугроб –


 Враз его захвачу в охапку.


 Не упрячу от холода лоб,


 Заломлю на затылке шапку.




 Разгуляется вьюга-метель,


 Стану я над ней потешаться.


 Любит снежная карусель


 С русской удалью состязаться.




 Много разных забав зимой,


 На проказы она досужа.


 Но меня не загонит домой


 Января ледяная стужа.




 Тесен стал отцовский наряд –


 Развернулись на сажень плечи.


 Я всегда несказанно рад


 Зажигать на морозе свечи.


  

Старая скамья


 Вновь куражится вьюга-злодейка,


 Белой птицей над парком свистит,


 Где под старою липой скамейка


 Позабытая всеми стоит.




 Неприметна в безмолвии зимнем.


 Ноги скованы льдом до колен.


 Ясным утром и вечером синим


 Ждем в природе благих перемен.


 


 Ей апрельские грезятся ночи,


 Майский посвист в ветвях соловья.


 В те далёкие дни, между прочим,


 Не была одинока скамья.




 Очень многих она выручала,


 Свято тайны хранила людей,


 А под тяжестью лет не ворчала


 Жалким скрипом уставших гвоздей.




 Доверяли ей шёпот признаний,


 Слёзы радости, бед, неудач,


 И последний момент расставаний,


 И тоскою охваченный плач.




 На веку повидала довольно,


 И пора бы уже на покой,


 Но как сердцу становится больно,


 Когда люди идут стороной…




 Непреклонен закон мирозданья:


 Май уносит сиреневый цвет.


 Возродятся иные сознанья


 В череде нескончаемых лет.


 Владимир ПЕРЦЕВ


 Посвящение


  Елецкой Божией Матери


Меня услышишь, вовсе не читая


Моих воздушных и земных стихов.


Они дойдут до тех чертогов Рая,


Где лучезарный пребывает кров.




Не потому, что силою искусства


Достиг больших высот и красоты,


А потому, что мои мысли, чувства


Не по слогам всегда читаешь Ты.




Ты видишь дали, скрытые от взоров,


И слышишь песни – знать их выше сил.


Без сожаления свой гордый норов


Перед красой Твоей я усмирил.




Не стыдно припадать мне на колени.


Боюсь лишь только — стихнет тот порыв,


Что озарил меня среди молений,


Благодаря которому я жив. 


 

 Звездочёт


 М. Ю. Фролову, 


 журналисту и звездочёту




Время жизни любит счёт,


Подсчитаешь – что за малость…


Сам не знает Звездочёт,


Сколько нам его осталось.




Он глядит в свой телескоп


На далёкую планету,


Напрягая светлый лоб, 


Позабыв про Землю эту.




Так с тобой когда-то мы,


Замерев, смотрели в небо – 


Волновала нам умы


В нём начертанная небыль. 


 


Мы пытались угадать


Судеб ход с Земли летящей,


Но на ней вся благодать,


Радость жизни преходящей.




Здесь мы буйствуем сполна,


Тайно ожидая милость.


А твоя звезда… Она 


Так внезапно закатилась. 




Все когда-нибудь сгорим.


Но с заученной хитринкой


Вдруг возьмём да полетим


В звёздный омут легкой льдинкой.




Будет новый Звездочёт.


И в желании заумном, 


Может, он и нас найдёт


В этом мире многолунном.




Всё ж на свете мы не тля,


Передумано немало.


Только бы ещё Земля 


Время жизни удлиняла.




Можно и не стать грустней,


Обозрев чужие дали,


Только бы еще друзей


Безвозвратно не теряли.




Время быстрое течёт,


От утраты сердце сжалось.


Сам не знает Звездочёт,


Сколько нам его осталось.


  Михаил ТРУБИЦЫН


 Зимняя сказка


Как с тобою тепло и легко!


Мы с тобою – жених и невеста.


С нами верба, сирень и левкой – 


потаённая Троица эстов.




Все твои лепестки – изомну,


оборву, засмеюсь и заплачу,


подарю тебе Неман и Цну,


и персидские бейты в придачу.




Станут выше и круче дымы,


а насмешник-рассвет – бледно-розов,


и в теплице укроемся мы


от медлительных финских морозов.




Невесомые белые дни


побегут, как мурашки по коже.


Мы с тобой в сонном царстве – одни;


только кто ты? Не помню, о Боже…




 * * *


И на закате дней,


 как на исходе лета,


любовь явилась ей:


 смешенье сна и света,




пернатых облаков


 и тайных струй Купалы, – 


и стало так легко,


 как с детства не бывало.




И стало так светло,


 что задрожали губы,


и в сердце процвело


 простое имя “любый…”




И нет иных имён –


 лишь шорохи да росы,


да тропка под уклон,


 где двое ходят, босы,




да жаркого бедра


 игривое касанье,


да шёпот до утра,


 да низких звёзд мерцанье…

Загрузка комментариев к новости.....
№ 4, 2016 год
Авторизация 
  Вверх