petrmost.lpgzt.ru - Поэзия Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
Поэзия 

«Давно я не замерзала в октябре»

18.01.2017 Наталия РЯБУХИНА
// Поэзия

ВАН ГОГ


Мощные

стальные тросы

бьют наотмашь тело трав,

экстремальные покосы.

Стынет лето до утра,

расцарапано всё небо,

к осени не заживёт.

В мёртвый дождь

тепла не требуй

от холодных сизых вод.

До подсолнухов – полмира,

жизнь и...



Нижний край холста

небом набело постиран.

С новым всходом,

красота. 



ПОСЛАНЦЫ


Я боюсь посланцев смерти

в металлической пыли.

Голубь круг последний чертит,

застревая у земли.

Замирает,

мутным взглядом

ищет точку на стене,

он ещё живой, но правда

всё равно его сильней.

Лимб,

безвременье,

затишье,

отвратительная явь,

он ещё зачем-то дышит,

крылья пыльные поджав.



Утром пнёт мохнатый дворник

к бакам мусорным метлой

что-то серое

и вспомнит,

что он трезвый как стекло.



ПЕРЛАМУТРОВЫЕ ПУГОВИЦЫ


Врубель

пласты перламутра для пуговиц

сыпал и сыпал мне,

рдело лицо.



Я ведь застёгнута наглухо,

улица

даже большая – с одной полосой.

Блёсточка к блёстке,

шкатулка наполнена,

а у меня не заглушен завод,

вот на полу уже

белыми волнами

море раскинулось за горизонт.



Брошу мостки, перейду,

может, к правильным?

Или останусь застёгнутой жить.



Там перламутром все лишние ранены,

к тряпочке каждой кружочек пришит.

Там и останусь –

в ракушке сиреневой,

только такие за морем дома.

Врубель мне даст перламутровым –

времени,

Демон поддержит и скажет:

– Сама!.. 



ЗАТИШЬЕ


…а ничего не происходит,

не помнят майки про рукав,

улыбка тихая не сходит

с гражданских мятых лиц пока,

и дети коцаные кочки

используют под свой плацдарм,

и солнышко без проволочки

встаёт навстречу,

а котам

ни что пока что не мешает

спать под машинами полдня…

Но

потихоньку мир ветшает

и те, кто кофты дерзко снял,

дрожат с уходом дня как цуцик,

и пачкаются рукава

на школьных формах,

трутся, рвутся,

их рвёт засохшая трава…

Закинув новенькие ранцы,

мальцы пинают рваный мяч...

– А кошки?..

– Вечные скитальцы,

за равнодушный прячась «мя»,

подвалы ищут впрок – 

зима... 



ЭЛЕКТРИЧКИ


Электрички до сих пор

ходят –

ангелы провинций.

Можно новым – подавиться,

прежним – влиться в разговор.



Бабки, тряпки, вилы, тяпки,

вытянутые портки.

«Дамы… залы… сюртуки…

пеньюары… шлейфы… шляпки...» –

всё равно!..

гудит толпа –

искорёжены сиденья

пьяной бандой в воскресенье,

отлетает скорлупа.



Там

студенческие годы –

верность, дружба

первый флирт.

из окна в пыли природа

на природном – 

вечный вид.

«Пеньюары… шлейфы… шляпки…»

юность…

вышел и зашёл

пьяный с начатой в охапке.

бабки, тряпки, вилы, тяпки…



Было

и живёт ещё… 



ОКТЯБРЬ


…и нечем жалости сберечь,

чтобы согреть твоё больное

уже забытое,



давно я

не замерзала в октябре.

Так густо лодки там полны

телами выброшенных листьев

с красивым цветом шерсти лисьей

и смертностью до глубины.



А на реке так зябко,

ветер,

и в лодке ни присесть, ни лечь

и нечем жалости сберечь,

пока весна любых нас встретит...

Загрузка комментариев к новости.....
№ 3, 2017 год
Авторизация 
  Вверх