petrmost.lpgzt.ru - Поэзия Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
Поэзия 

Троекуровский парк

03.04.2017 Александра ТАМБОВСКАЯ
// Поэзия

ЗАКАТ


День умирает. Пляшущей листвою,


Осколком неба, вскриками колёс.


День догорел последнею листвою


На берегу того, что не сбылось.


День ожидал: пусть молнии, пусть тучи,


Но лишь бы дождь, что кинется на грудь.


День умирает: засухой летучей


И неземным желанием уснуть.


День умирает. Облако несётся,


Туман выходит из кладбища нив.


День умирает от разрыва солнца,


На чёрный вечер небо положив.



* * *


Любят чистюли мыльницу,


Любят грязнули пепельницу,


Любят тихони гром.


А я… я люблю мельницу,


Старую добрую мельницу


С перебитым крылом.


Станут плевать мне в душу,


Станут толкать меня в лужу,


Врать о том и о сём – 


Я знаю: всё образуется,


Я знаю: всё перемелется,


Ведь у меня есть мельница


С перебитым крылом.


Станут грязнули чистюлями,


Станут чистюли грязнулями,


Тихони разлюбят гром.


А я – стану маленьким зёрнышком,


Которое спрячет мельница,


Моя улетевшая мельница


С перебитым крылом.



ГОЛОС ПРЕДЗИМЬЯ


В терракотовых джунглях осеннего леса,


В фортепьяновых клавишах беглых берёз


Всё мне слышится музыка звонкого лета,


Всё мне чудятся отзвуки чувственных гроз.


А уже полыхнуло огнём и морозцем,


Захватило дыханье у сломанных трав.


С октябрём бесполезно жечь костёр и бороться.


Это голос предзимья. Он вечен и прав.


Так чего ж я ищу в полусонных предместьях,


В палисадниках рыжих, в листопадном старье,


Где мелькает лишь время – эта пёстрая бестия,


Пронося моё сердце на сквозном острие?



* * *


Дремал октябрь на веточках герани,


Искрилась в окнах звёздная роса.


Закручивая локоны бараньи,


Две шторы расправляли паруса.


Старинный шкаф сутулился медведем,


Звучал в ушах мистический гобой,


И кресло всё шептало: «Мы уедем…»,


И грезило вокзалом и тобой.


Гудел в плите разворошённый улей,


Мерцала ночь во всей своей красе.


Бессонница, пройдя сквозь стены, пулей


Летела по безлюдному шоссе.


А за окном – старательно и душно,


Без страха, как японский самурай,


В игольное проскальзывая ушко,


Без визы бомж отчаливал в свой рай.


Телеэкран от Тулы до Аляски


Был то бедой, то пошлостью изрыт.


И время, словно инвалид в коляске,


Застрявший в лифте, плакало навзрыд.



ЖЁЛТЫЙ ДЕНЬ


Это тополь по листику роздан, 


Это катится капля дождя,


Это машут осины берёзам,


В снеговую страну уходя.


И над миром, где кончилось лето,


Холодея в предчувствии вьюг,


Лепестками прощального цвета


Осыпается солнечный круг.


Ткут туманы седые волокна,


Жёлтым пламенем месяц объят,


А ночами на жёлтые окна


Листья жёлтые мёртво летят.


Но во мне что-то бьётся и бьётся,


Словно бубен взывает к теплу,


И я слышу, как мальчик смеётся


Над рекой, уходящей во мглу.



* * *


Мы разминулись. Лишь – времени плата – 


Ветер доносит дыханье тепла.


Как это странно, что где-то, когда-то


Я этой девочкой тихой была.


В сонных, былинных садах Лебедяни


Шустро, легко, не касаясь земли,


Годы мои – заповедные лани –


Открасовались и скрылись вдали.


Что ж это было? Виденье? Преданье?


Сказка иль истина? Чёт иль нечёт?


Я ли спешила в старинное зданье


И по баяну сдавала зачёт?


Я ли в том парке дышала неровно?


Я ли кричала вослед: «Подожди!»?


Мне ль говорила Мария Петровна:


«Всё образуется, всё впереди»?..


Девочка в ситцевом платьице тонком,


Ты всё живёшь, всё витаешь в судьбе.


Выросли все, ты – осталась ребёнком.


Как одиноко, наверно, тебе…



ВЕЧЕР


Дымятся белые туманы,


Мурлычет сонно тишина.


В берёз кочующие станы


Слетает медленно луна.


Деревня пахнет сладким дымом,


Блинами, тёплым пирогом,


Забытым, ласковым, родимым,


Недостижимым очагом.


На голос ветреной гармошки


Листы срываются с ветвей,


И песнь языческая кошки


Мне – всё равно, что голос фей.


Душа страдала не напрасно,


Шагами меряя века:


Ночь, как Венеция, прекрасна


И, как поэма, глубока.



ПАРК


Троекуровский парк…


В дни улыбок и дни непогоды,


Ярким утром апрельским


Или в пасмурный час ноября – 


Здесь живут без прописки, без паспорта,


Без права на въезд мои лучшие годы,


Здесь пылает, как вечный костёр,


Моих чувств золотая заря.




Мне никто не докажет,


Что кончилось время восторгов и веры,


Что посевы романтики


Растоптал новый зверь Интернет.


Никакие базары и ринги,


Катаклизмы, законы и меры


Не способны стереть здесь


Следы моих солнечных лет.




Здесь деревья твердят наизусть


Неизвестные гения строки.


Им совсем не нужны


Доказательства и на бумаге печать.


Даже если бы Пушкин тут не был,


Он всё равно отразился бы в этих высоких,


Полных тайны, заоблачных клёнах,


Готовых всё снова начать.


Каждый год к ним спешит листопад,


Но в безжизненность веток не верьте.


В них запрятана память о тех,


Кто умчался по небу на белом коне.


Троекуровский парк…


Пока есть ты, не может быть смерти.


Ты хранишь моё сердце


В тенистой своей глубине.




И я вижу опять


Дорогие, прекрасные лица,


И всё тот же автобус бежит,


И всё тот же пылает закат…


И свидание с прошлым,


Как глоток из бокала, всё длится и длится,


И, как звёзды земные,


В снегу георгины горят.



* * *


Памяти доброе творчество


Водит по жизни меня.


Ярко раскрасить мне хочется


Образы каждого дня.




Боль в небесах растворяется,


Грусть незабудкой цветёт.


Прошлое – изменяется,


Прошлое рядом идёт.




Скучное станет божественным,


Недруг посмотрит как брат.


И листопадом торжественным


Мир, словно песней, объят.

Загрузка комментариев к новости.....
№ 1, 2017 год
Авторизация 
  Вверх