petrmost.lpgzt.ru - Поэзия Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
Поэзия 

Городская свирель

03.04.2017 Владислава ЗАПЕНЦОВСКАЯ
// Поэзия



Зима-любовница


Разбрелись по щелям, завернулись в шубы.


Каждый выдох облако рождает.


И сезонный насморк, и сухие губы...


Трезвый и голодный, я её встречаю.


Куртизанку в белом. Королева смерти


Разрисует стёкла живописью строгой.


Ты по расписанью в сердце, в душу, в двери


Ворвалась безликая.


И чужой дорогой


Побрели скитальцы, повинуясь зову,


Веря вечно пьяным иммигрантам-птицам.


Я же здесь зимую под твоим покровом...


Сплю и сострадаю тем, кому не спится.



Сны до весны


Не разглядеть ни неба, ни земли,


Обнявшись с ветром, вальс танцуя в поле.


О, опрокинутое море!


О, замороженные сны!


Прости, но, видно, до весны


Засну по чьей-то странной воле.


Зима.


Ослеп от белизны...



Городская свирель


Зарываться во сны стало скучно мне,


Выхожу слушать ветра свирель


Городскую. 


Три ноты тягучие – 


Си, ми, фа...


Свист в оконную щель




Гипнотически ноет фальшивую


Песню ночи.


А ночь фонари обокрали, раздели, насилуют


Пошлым светом до самой зари.




Это ты, Наше Всё, бакенбардовый,


Настоящую слушал метель!


В платье, вышитом звёздами, бархатном


Ночь нарядная пела, как зверь.




Ну и ладно, пускай хоть в паскудную


Щель оконную песни «трёх нот»


Ветер глоткой своею чугунною


Шлакоблочный мотив напоёт.




Зарываться во сны стало скучно мне.


Я смотрю, как без всяких теней


Ночь раздетая вихри накручивает


Под три ноты, свистящие ей.



Стеклянный папоротник


Цветы зимы растут не на земле.


Прозрачным папоротником, чуждым чернозёму,


На стёклах в утренней голубизне 


нафаршированного жизнями бетона


Цветёт зима феврально на окне.



Холодный дом


Ледяная тень на стене.

На ресницах стеклянный иней.

Как морозный узор на окне,

На ладонях сплетение линий.

Даже думать не стану о том,

Что сокрыто в застывшем молчании,

Как с трудом, острым, колотым льдом,

Мне пришлось добавлять окончания

Тем словам, что загаданы мне

В этих странных узорах ладони –

Ледяная тень на стене

Их загадывает и выводит.

Я уйду, вопреки той судьбе,

Той, которую ты мне напишешь

На озябшей дрожащей руке.

Просто ночью мне холодно, слышишь?


Доктор Декабрь


Чёрно-слизистой ночью в приёмное отделение

Поступила больная осень, морозом побитая.

Перепахана вся, на пределе оледенения.

Говорит, что невмочь стало пить дождевую литрами.

Говорит, что сама от себя хочет ввысь с перелётными.

Говорит, что давно б уже наземь, как всё багряное...

И руками своими холодными и чернозёмными

Бороздит себе тело глубокими ранами рваными.

Пошатнулась. Икнула. Лицо заострила изморозь.

Полетели комки земляные из горла насыпью.

Заскорузлая осень вплотную ко мне придвинулась

И в глаза мои смотрит глазами закатными красными.

 

«Ничего, ничего... Проходи. Все пройдёт с понедельника.

А пока тут приляг на кушетке, укройся полночью.

Хочешь, белой налью? Выпей с доктором и отшельником-


декабрём.


Обработаю снегом все раны и рытвины-полости,

Замету, отбелю, постелю белоровное с искрою.

Не узнаешь себя! Всё забудешь с зарёю румяною!»



...Обернулся – ушла под расписку под небо низкое.

Где-нибудь голосить журавлями да падать пьяною.


Дотла допето


Пока я шёл до точки невозврата,

Я пел, и надо мной кружился пепел

Пожарища в сплетенье коловрата.

Я слышал пульс, ушам своим не веря.

Смотрел в её окно мутневшим оком,

Пел лишь бы что и пил чего-то с кем-то –

Топил, топил, пока оно не смолкло.

Любил...

а надо мной 

кружился 

пепел 

белый.


Помолчим


Загляни, и давай помолчим,

Помолчим с тобой красноречиво – 

Я о том, что уж неизлечим,

Ты о том, как ещё раз простыла.

О съедаемых молью забвения

Именах и изменах своих,

Об уходах и возвращениях

из себя и в себя.

Днях пустых.

Как везде натыкались на иглы

Ледяных и закрывшихся глаз,

Как желаньем бездумным сподвигли

И о наш лёд разбиться не раз.

А ещё помолчим о пушистом,

Тёплом,терпком, как в рюмке коньяк.

Как мечты наши гроздьями висли,

Пока был Рубикон-четвертак.

Приходи, приходи же, родная!

Я скучал, чуть не скисся уже.

Я слова лишь чужим наливаю,

Тишины – тем, кто ближе душе!

Загрузка комментариев к новости.....
№ 1, 2017 год
Авторизация 
  Вверх