petrmost.lpgzt.ru - Проза Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
Проза 

Такси от Моисея

03.04.2017 Анатолий НЕГРОБОВ
// Проза

ТОЛСТЫЙ И ТОНКИЙ


Утро. Девять часов. Где-то прокукарекал петух. Поздновато, но и то сказать – будить стало некого. Совсем недавно по его сигналу выгоняли коров на пастбище, а сейчас не осталось ни одной. Кое-где еще блеют привязанные козы, кто-то держит кроликов.


К открытию магазина, как всегда, собрались представители мужской половины села. Сторонний человек мог подумать, что собралась артель на работу. Ан нет! В глазах мужиков не было трудового энтузиазма. Компанией владела неописуемая тоска, головы словно сдавил обруч. Но не венец терновый, а венец похмельный терзал рабов Божьих. 


Показалась знакомая фигура. Это был мой новый сосед, поселившийся неподалеку год назад. Бывший офицер-артиллерист. Мы ходили в гости друг к другу, играли в бильярд, сидели с удочками на реке. Мужчина высокого роста, тучный, килограммов под сто двадцать. Рядом с  ним семенил попутчик, полная противоположность – среднего роста, худой как шомпол.  Сосед представил своего товарища, как оказалось тоже отставника, попросил его послушать. Дескать, имеет интересное коммерческое предложение. Вячеслав Анатольевич Копейкин, так звали нового знакомого, начал рассказывать: 


– В последние годы работаю таксистом. После армии трудно было найти что-либо стоящее, я и подался в бомбилы. Привык, втянулся. Работа нравится. Не поленишься – деньги в кармане всегда водиться будут. Конечно, трудностей много, конкуренция нездоровая, криминал беспокоит.  


Но недавно, продолжил он, вышел закон, который регламентирует работу таксистов. В нем жёсткие требования: обязательное медицинское освидетельствование, наличие лицензии, технический контроль за состоянием автомобиля. Водителям необходим многолетний стаж. В то же время определены ведомства, контролирующие такси.


– Так что сейчас самое время, – заключил новый знакомый, – создать свою фирму под этот новый закон. Время для этого есть, пока все таксисты пройдут перерегистрацию и получат лицензии. 


Его слова произвели хорошее впечатление. Я  сам об этом частенько подумывал в надежде организовать свой небольшой бизнес. Показалось, что «бомбила» может в этом быть полезным.  


Не откладывая в долгий ящик, начали  обсуждать его предложение. В первую очередь необходимо приобрести десяток-другой автомобилей, создать свою диспетчерскую, арендовать офис, базу для стоянки и обслуживания машин. 


Перспективы вырисовывались весьма интересные. Знал бы я, с кем связался, интерес бы поугас. Но об этом впереди... 


Договорились на следующий день встретиться в офисе моего давнего знакомого в городе. С тем и разошлись.


«ВЕКТОР»

В СВЕТЛОЕ БУДУЩЕЕ


Утром следующего дня заехал в киоск за рекламной газетой. В объявлениях нашёл предложение о сдаче помещений под офис почти в центре города. Звоню артиллеристу с радостной вестью, называю ему адрес, и через пятнадцать минут встречаемся с владельцем помещений. 


Помещений понадобилось много: под диспетчерскую, для бригадиров, приёма отчетов от таксистов, для бухгалтерии, медицинского осмотра, администрации. Но мы договорились, что займём одну комнату на период создания фирмы и решения всех организационных вопросов. 


На это ушло три месяца. Полтора месяца на регистрацию фирмы и полтора – на оформление кредита. Это несколько выбило нас из намеченного графика, поскольку он строился с расчетом на государственную поддержку малого бизнеса.  К слову, ее-то мы так и не увидели.


Фирму наш стратег Копейкин предложил назвать «Вектор-80». Спрашиваю: 


– Почему такое название? 


– Словом «вектор» мы как бы смотрим в будущее, а цифра 80 – это оптимальное количество автомобилей для успешной работы, – отвечает. 


Подсчитали, что восемьдесят машин будут стоить сорок миллионов рублей в тогдашних ценах, да плюс проценты. Учитывая, что процентная ставка в банках в то время была на уровне 18-20% годовых, первоначальная цифра возросла до пятидесяти миллионов.


Вячеслав Анатольевич засуетился:  


– Я прикинул, при таком количестве автомобилей мы за пять лет кредит закроем, да ещё и прибыль будем иметь.


Начал показывать свои расчёты. Артиллерист от таких перспектив даже раскраснелся, глаза заблестели в предвкушении больших денег.


Я постарался остудить пыл своих собеседников:


 – Давайте от земли не отрываться. Такое  количество машин предстоит обслуживать. Если сейчас покупать, надо и зимнюю резину сразу же брать. Затем ремонты. На каждую машину лицензии, дополнительное оборудование. Не забудьте, что парк надо постоянно обновлять, иначе через три года не на чем будет ездить. А тут еще медпункт, технический контроль, бухгалтерия, диспетчерская в круглосуточном режиме. Вы об этом думали?  


– Как только начнём работать, сразу и деньги появятся, – отмахнулся Копейкин. 


– А где столько водителей найдёшь? 


– Да за новыми машинами водилы в очередь сами встанут! Проедем по стоянкам, рекламу сделаем. 


– А что скажут конкуренты? 


– Всё будет о,кей, – заверил он.


Через три дня конкуренты сказали своё слово, избив Вячеслава Анатольевича битами в подъезде дома. А дело было так.


Обрадовавшись, что решение принято и фирма создается, он эту весть поспешил сообщить таксистам. Новость мгновенно разнеслась по городу. Вызвала тревогу и недовольство у многих владельцев подобных фирм. За что и пострадал.                                                                                                                


С самого начала я полагал, что наш путь к успеху не будет выстлан розами. Отношения следовало строить в соответствии с  велением времени.  А оно на дворе известно какое. Компания нуждалась в «крыше». 


Решил встретиться с так называемым смотрящим за работой такси в городе, которому таксисты платили за свою безопасность и право работать на лучших стоянках. В его подчинении были специальные люди, которые следили, чтобы в зоне работы такси не было случайных машин. 


Встретились. Смотрящий неожиданно произвёл  хорошее впечатление. Умён, предмет знает досконально. Поэтому разговор состоялся откровенный и очень для меня полезный. Мой собеседник уже знал о Вячеславе Анатольевиче. Спросил, как он попал к нам. «Это же мразь, – заметил он. – Берёт у людей деньги, потом не отдаёт. Периодически его бьют, не помогает». 


Говорю, что инициатором создания фирмы у нас выступает не только он. Привел еще и друга. 


– Всё равно настоятельно рекомендую избавиться от него, – посоветовал собеседник. – Иначе у вас будет масса проблем. 


– Хорошо, подумаю.


Он кому-то позвонил, и буквально через пару минут подъехал автомобиль, из которого вышел парень из разряда тяжеловесов.


– Сергей, познакомься с человеком! – Смотрящий представил меня, сказал, чтобы никто не препятствовал работе создаваемой фирмы.


– Вот мой телефон. Звонить можно в любое время суток. Работа у нас такая, – сказал Сергей, протягивая мне визитку.


Вернулся в офис и рассказал артиллеристу об итогах встречи. Спрашиваю, что будем делать, тем более мы Копейкина директором фирмы хотели поставить.


– Будем приглядывать, а в учредители его вводить не станем пока, – предложил артиллерист. 


На том и остановились. 


КРЕДИТ


На другой день появился прихрамывающий Вячеслав Анатольевич, однако на лице следов побоев видно не было. «Профессионально сработали», – подумал я. Договорились, что будущий директор прикинет, с кем в первую очередь наладить контакты, и составит список всех действий после приобретения машин. А мы с Тимофеем Сергеевичем – пора, наконец, представить моего артиллериста – сосредоточимся на получении кредита.


Просчитав всё, пришли к выводу, что на первый случай нам достаточно будет двадцати пяти машин. На это понадобится примерно десять миллионов рублей. На эту же сумму мы рассчитывали оборудовать и диспетчерскую с компьютерами, серверами, средствами связи, счётчиками и т.д. Но время показало, что предусмотрели мы не всё. Далеко не всё.


Пока мы с моим компаньоном думали о том, как взять кредит, Вячеслав Анатольевич развил кипучую деятельность. Вокруг него вертелись какие-то подозрительные личности, но были и порядочные на вид люди. Формировал он и костяк фирмы. Причём делал всё это довольно бесцеремонно. Нужны были опытные диспетчеры. Проехал по фирмам, где были диспетчерские, и за счёт посулов, обещаний повышенной зарплаты набрал опытных людей. Стало ясно, что за такие действия в той среде, где мы намеревались утвердиться, никто по головке не погладит.  Но Вячеслав Анатольевич был невозмутим. 


Просмотрели с артиллеристом банки в городе, их процентные ставки по кредитам. Условия были почти везде одинаковы. Остановились на банке, в котором управляющим работал мой знакомый. Приехал к нему. Договорились, что дадут кредит под семнадцать процентов на три года с отсрочкой погашения на три месяца, пока фирма не встанет на ноги.


Произвели расчёты. Они показали, что впереди нас ждут трудности, и очень большие. Ежемесячно нам придётся платить банку сотни тысяч рублей. Это при условии безупречной работы всех машин при максимальной загрузке, что практически невозможно.


Хотели взять автомобили «Хендай-Солярис», но в наличии оказалось лишь пять машин этой марки, и те – в Нижнем Новгороде. Остальные решили купить у отечественного производителя. Выбор пал на «Ладу-Гранта». Машины брали в Москве. 


За автомобилями в столицу вызвался ехать Вячеслав Анатольевич. Взял с собой бригадира. Через два дня вернулись. Привезли договор, счета. Машин решили взять не двадцать, а восемнадцать, чтобы остались деньги на диспетчерскую и непредвиденные расходы. С банком всё согласовали. На отгрузку машин отправился Вячеслав Анатольевич, проявив при этом удивительное рвение. Нанял в Москве автовозы, и в течение недели все авто были на месте. Сам идеолог тоже был доволен результатами командировки. И не случайно. Как потом выяснилось, он получил солидный куш за счет различных махинаций с  комплектацией машин и скидок оптовому покупателю. Фактически с каждой машины можно было получить до 40 тысяч рублей возврат. Продавцы тоже проявляли заинтересованность, поскольку за участие в этих махинациях имели свои бонусы.


Поставили машины на учёт, получили номера. Теперь их надо было превратить в такси. Для этого требовалось оклеить шашечками, установить колпак на крышу и разместить рекламу фирмы с телефоном диспетчерской. 


Эти обязанности также взял на себя Вячеслав Анатольевич, которого после получения машин учредители назначили директором фирмы «Вектор-80». Шустрым он оказался менеджером. Работал под девизом «Ни дня без процента». 


Например, чтобы ускорить регистрацию и получение номеров, он брал с учредителей пять тысяч. Из них половину забирал себе, другую, за ускоренное оформление машин, – отдавал своим подельникам. 


Вячеслав Анатольевич сам находил фирмы, которые занимались рекламой в эфире и непосредственно на машинах, заключал договора. Но во все документы непременно закладывал свои проценты. Особенно он любил иметь дело со страховыми компаниями, ремонтными мастерскими, сотрудничать с представителями ГИБДД, лизинговыми фирмами.


Параллельно с оформлением машин мы занимались оборудованием диспетчерской. Директор договари­вается с фирмой-поставщиком компьютерной техники, привлекает к этой работе одного из её сотрудников, как оказалось впоследствии, старого своего знакомца. Потом я подсчитал, что наш директор в ходе монтажа и дальнейшего обслуживания оборудования вместе со своим другом украли примерно сто пятьдесят тысяч. 


Я уже был почти уверен, что фирма долго не просуществует. Однако все организационные вопросы были решены. Правда, не всегда легко и просто. Везде и всех надо было «подмазывать». Выдача лицензий порой затягивалась до месяца, хотя по закону на это отводилось только пять дней. Очень много вопросов возникало со связистами, страховщиками, нужны были разрешения на медицинское обслуживание и т.д. 


Камнем преткновения стал телефон для диспетчерской. Номер, который нам предложили, в городе был неизвестен. Надо было его раскручивать с помощью рекламы. А время шло. Часы тикали, приближая день выплаты кредита. 


И тут к нам в дверь постучался спаситель со своим раскрученным телефоном. Наш благодетель был учредителем в подобной фирме, но что-то не поделил с компаньоном и ушёл, забрав с собой номер телефона, который ему принадлежал. Мы подписали с ним договор, и дело сдвинулось с места.


Диспетчерская заработала по новому телефону, раскручивая одновременно и наш. 


Водители такси утром каждого дня приносили деньги за минувшие сутки и составляли отчеты. Между собой мы решили, что отчёты будет принимать бригадир Алексей Иванович, он же ответственный за техосмотр. Человек уважаемый в среде таксистов, порядочный. Он стал принимать отчёты и заодно ставить отметки за состояние автомобиля. Затем все отчёты от него принимал директор и передавал их в бухгалтерию.


Казалось бы, всё нормально. Однако… 


Спустя месяц Алексей Иванович категорически отказался принимать отчёты, сославшись на то, что трудно совмещать это дело с техническим контролем. Но, как выяснилось позже, виной всему был директор, жаждавший получать больше денег в свой карман.


Спрашиваю у директора: «Кого на отчёты посадим?» – «Да я сам буду», – отвечает. Я категорически возразил: «У тебя без этого дел много».


А тут как раз пришел устраиваться на работу новый водитель. Побеседовали. Семьянин, лет тридцати, трое детей, трезвенник, высшее образование. Его и посадил на отчёты. Оказался честным, что очень не понравилось директору. Не знаю, какие «воспитательные беседы» он с ним проводил, но через три месяца человек от нас ушел. 


Отчёты теперь принимал сам Копейкин – сбылась его мечта. Пошла путаница, стала расти задолженность у водителей, возросла текучка. Но на всё у директора находились свои отговорки. 


Вокруг него образовался круг приближённых водителей, с которыми он постоянно общался. План они все выполняли и были у Копейкина в почёте. А приблизил он их к себе не только поэтому. Оказалось, он договорился с  девчатами из диспетчерской, чтобы самые выгодные заказы они передавали водителям ближнего круга.


К выгодным заказам в первую очередь относились перевозки на междугородних маршрутах. Естественно, за эти услуги и девчата, и директор имели неплохой навар.


Водители начали возмущаться такой дискриминацией. Пришлось постоянно вмешиваться, гасить конфликты. 


Но Вячеслав Анатольевич упорно придерживался своего жизненного кредо «Ни дня без процента», несмотря на хорошую зарплату.


Однажды, придя на работу, я услышал новость. Пропал Казбек с машиной – молодой, красивый юноша, приехавший к нам из Чечни. Сообщили смотрящим. Смотрящие получали своё вознаграждение вполне заслуженно. Да и вообще, по всем непредсказуемым ситуациям обращались к ним. Это было надёжнее и дешевле, чем достучаться в официальные органы. 


Смотрящие нашли машину через два дня в лесополосе далеко за городом. Восстановлению она не подлежала. Кузов смят в лепёшку, стойки повреждены, стёкол почти нет. Машину притащили на базу. Вызвали страховщиков, ГИБДД. Все формальности соблюли. Параллельно шли поиски Казбека. Нашли у одной из его подружек. 


История оказалась банальной: решил прокатиться с девчонкой, но с управлением не справился и улетел с дороги, несколько раз перевернувшись. На удивление миловидная пассажирка не пострадала. Спас ремень безопасности. Казбек отделался испугом и небольшими синяками. Но на работу явиться побоялся.


С учётом пробега и износа машины ущерб оценили в 190 тысяч рублей. Забрали у него паспорт, чтобы не сбежал. Установили его адрес в Чечне и сообщили родителям о случившемся. Пояснили, если ущерб не будет возмещён, то дело передаём в суд.


Через неделю в дверь нашего офиса постучался строгого вида горец. Представился. Встретили мы его в соответствии с  «дипломатическим протоколом». Рассказали суть происшествия, показали акты, заключение ГИБДД и то, что осталось от машины.


Позже выяснилось, он хотел выкупить поврежденный автомобиль и уехать на нем вместе с нашкодившим  племянником. Обнаружив вместо машины кучу металлолома,  поблагодарил, что не подали в суд, вытащил из сумки деньги и внес их в кассу. Сказал, что племянник у него один, отец его болен и поэтому сам приехать не мог. Затем, помолчав, добавил: «Был бы это мой сын, убил бы». Церемонно попрощался и,  забрав Казбека, увёз его на родину, чему юноша был не особенно рад. «Меня там строго накажут, заставят еще баранов пасти», – умолял он нас не отпускать его.


Через два месяца он вновь объявился у нас. Сказал, что сбежал и больше не намерен в Чечню возвращаться. Но машину ему мы не доверили.


Время шло. Незаметно истек год. Спидометры наших машин показывали уже не один десяток тысяч километров. А денег больших мы не видели. Кредит гасили с трудом. Часть автомобилей постоянно простаивала в ремонте. А одна оказалась вообще разбитой. Благо водитель был не виноват, получили страховку.


ЛЕГКО ЛИ БЫТЬ ТАКСИСТОМ?


Однажды случилось серьезное ЧП: в два часа ночи в машине был убит таксист. Он любил дежурить у ресторанов и развозить подвыпивших граждан, которые, как правило, платили хорошо.


В этот раз он взял трёх пассажиров, которые нетвердо стояли на ногах. Подвёз.  А в ответ на вопрос, кто будет платить, получил  удар ножом в шею. Умер мгновенно. Через день убийцы были задержаны. Понесли заслуженное наказание, но семья потеряла кормильца. 


Таксисты всего города собрали деньги в помощь семье погибшего. Я не раз был свидетелем того, как эти люди в трудной жизненной ситуации приходили друг другу на помощь. Не было ни одного случая, чтобы кто-то не принял участия в таких акциях.


К сожалению, в нашем обществе сложилось несправедливое отношение к этой категории людей. Их незаслуженно считают крохоборами, рвачами,  готовыми удавиться за копейку. Между тем за их заработками стоит работа по 12 и более часов в сутки в любую погоду. И никто никогда не знает, какие опасности его подстерегают, какие встречи, причем весьма неожиданные, ждут на трассе.  


К слову сказать, никто не может сравниться с таксистом в знании особенностей жизни ночного города, полного, кстати, нешуточных опасностей. Подчас  пассажирами  такси становятся не только проститутки, но и наркоманы, алкоголики, люди с криминальными наклонностями и просто психи. 


С одним нашим водителем случилась такая история. Подъехал он к ресторану в полночь.  Зима, выходят две женщины лет под сорок, с пакетами, навеселе, шубы нараспашку. Увидели его,  замахали руками. Сели в машину со своим добром, едут по адресу. 


Вот и нужный подъезд. Просят помочь донести вещи. Обычное дело. Водитель запер машину, поднялись на  четвертый этаж, вошли в квартиру. Слышит, за спиной щелкнул дверной замок. Оглянулся, а одна дама, видимо хозяйка, ключ от входной двери к себе в карманчик положила. Обращается к водителю: «Раздевайся, побудь с нами, поужинаем вместе, видишь, сколько всего в пакетах».


Снял куртку, обувь. А они уже в халатиках, стол накрывают. На столе коньяк, вино.  Водитель начинает отказываться: дескать, за рулем. 


В ответ: «Не переживай, немного посидишь за знакомство». 


В общем, проснулся он утром, голова трещит, рядом женщина в чем мать родила. Видимо, что-то подмешали ему в рюмку.  Вторая на диване, тоже не очень-то одета. Водитель потихоньку сполз с кровати и начал одеваться. Дамы проснулись: «Ты куда?» – «Домой, – отвечает. – Жена, наверное, уже в милицию обратилась». – «Скажешь, что в Москву гонял». 


Хозяйка достает 10 тысяч и отдает ему: «Хватит до Москвы и обратно?» 


Дней через десять звонок. Голос он не узнал. Подъезжает по адресу. Стоят те самые подруги. Садятся в машину: «Поедем на квартиру, поужинаем вместе, как в прошлый раз». 


Остановил он машину посередине улицы и говорит: «Выходите, дальше не поеду». Начали уговаривать. Вспылил и погнал из машины последними словами. 


Выскочили: «Запомни, не простим». После этого начались звонки в офис с требованиями увольнения нашего водителя с работы, угрозы. Месяца два издевались. Но, слава Богу, прекратилось все. Видимо, нашли себе кавалера.


А вот еще одна история. Как-то разговорился с давним знакомым, который когда-то был таксистом, он рассказал, почему бросил таксовать.


– Однажды глубокой осенью, под вечер, голосуют на обочине двое мужчин. Садятся в машину и говорят, что им надо за город, называют населенный пункт. Едем. Выехали за город. Просят остановиться. Спрашивают, заправлена ли машина?  Отвечаю, что заправиться не проблема. 


В ответ: «Ну и хорошо, едем в Москву». – «Как в Москву? У меня уже рабочий день закончился». – «Будешь базарить, никуда не доедешь. Трогай. Утром вернешься домой, да и заплатим хорошо». 


Мысленно перекрестился и включил скорость. Всю дорогу до Москвы не проронили ни слова. Приехали в Москву ночью, часов в одиннадцать. Назвали адрес. Приехали во двор многоэтажки. Шел дождь, вокруг ни души. Незнакомцы забрали у меня ключи и предупредили, что назад будут возвращаться с другом. Ушли, минут через 20 открывается дверь в подъезде и выходят. Друг между ними, висит на плечах, опустив голову на грудь. Доволокли до машины, втащили его на заднее сидение и сели рядом по обе стороны. Я подумал, что их товарищ мертвецки пьян. 


Выбрались из Москвы. Смотрю в зеркало заднего вида. Не похож на пьяного мой новый пассажир. Не шевелится, замер в одной позе. Не выдержал, оглянулся. Чуть не получил по физиономии. «Смотри за дорогой, нечего пялиться!» 


Меня прошиб холодный пот. Начал догадываться, в чем участвую, что везу. Думаю, не придется ли и мне с жизнью прощаться. 


Под утро вернулись. На окраине города подъехали к частному дому. В окнах горел свет. Видимо, ждали. Говорят, выходи, поможешь. Затащили покойника в дом. Посередине большой комнаты стоял богатый гроб. Уложили в него московского пассажира. Посторонних никого, видимо в других комнатах. Один из моих пассажиров бросил мне: «Выйдем!» 


Решил, что это конец. А тот достал пачку денег, отдал мне и говорит: «В Москве ты не был. Никого никуда не возил. Я думаю, жить тебе не надоело. А теперь вали отсюда!» 


Думал, до собственной квартиры не доеду, так трясло. С тех пор за баранку такси и не садился… 


Почему погиб «ТИТАНИК»?


А жизнь между тем шла своим чередом. Проблем становилось все больше и решать их было все труднее. Понял, чем нам это грозит. Час расплаты неминуемо приближался. 


Проанализировав ситуацию, я предложил своему компаньону внести в банк в счет погашения кредита личные деньги. Они, конечно, в семье лишними не были, но в этом случае мы бы спокойно могли закрыть кредит. Артиллерист отказался. Я заявил, что в таком случае выхожу из состава учредителей со своим заложенным имуществом, а фирму оставляю ему. Процедура длилась долго, болезненно. Но завершилась. 


…Конец рабочего дня. Возвращаюсь домой, но уже не на машине с шашечками, а в пригородном автобусе. Вот и моя остановка, привычный маршрут мимо магазина. Кучка мужиков хотя и поредела, но по-прежнему теснится у дверей, рассчитывая на сердобольных односельчан, которые могли бы добавить копеечку на выпивку. 


А что им мешает самим заработать, в том числе и в малом бизнесе?


Начнем по порядку. Просто ленью этот феномен не объяснишь. И суть не в особенностях русского характера, которому подчас приписывают излишнюю тягу к пьянству. Есть нации, которые запивают похлеще русских. Почему же в условиях новой экономической ситуации не нашли себя многие мои односельчане? Хотя могли бы класть камины, крыть крыши, строить заборы, ухаживать за огородом и скотиной.


Недостатков в законодательных актах, поддерживающих малый бизнес как драйвер экономики, предостаточно. Но рискну высказать предположение. Впереди закона должна идти работа, которую в период социализма называли воспитательной, идеологической. Работа, которая бы готовила общество к восприятию экономических и социальных новаций. Ведь Моисей не зря свой народ по пустыне 40 лет водил. Учил уму-разуму, прививал новые традиции, новые знания, навыки и нормы морали. Пустыня требовала тяжелого, каждодневного труда. Высоконравственных устоев. И этот путь обязан был пройти каждый. 


А чем в этом плане можем похвастаться мы? Да практически ничем. В обществе сложился огромный дефицит доверия, справедливости, порядочности и патриотизма, но не показного, не того, который, по образному выражению классика,  является последним прибежищем негодяев. А который испокон веков был присущ простому народу. Готовому ради общего дела отдать последнюю рубаху, медный грош. 


Мне казалось, что с чистым сердцем, пониманием важности этого дела начинали свой бизнес и мы. Но, к сожалению, до  назначенной цели не доехали. В начале пути  мы с партнерами договаривались о том, что успешный бизнес подразумевает как непременное условие честность и порядочность. А они оказались у нас в дефиците. Нашу фирму «Вектор 80», как и знаменитый «Титаник», погубил человеческий фактор. 


Уроки пророка Моисея забывать нельзя. 


P.S. И все-таки хотелось бы закончить на оптимистичной ноте. Идея поддержки предпринимательства в последнее время вышла на уровень государственной задачи первостепенной важности. Сошлюсь на слова президента: «Мы все нуждаемся в успехах малого бизнеса: и сам малый бизнес нуждается в них, и страна нуждается». 


Так в чем же дело? Поехали!

Загрузка комментариев к новости.....
№ 1, 2017 год
Авторизация 
  Вверх