petrmost.lpgzt.ru - Поэзия Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
Поэзия 

«Где из зари рождается рассвет…»

18.07.2017 Александра Булавина
// Поэзия

Верность


Я лелею в ладонях обломки спички,


Ветер с воем стучится ко мне в окно.


Просыпаться в шесть тридцать – уже привычка,


И не спрятаться, и не залечь на дно.




По ту сторону мира бушует вьюга,


Я сижу в тишине, а в душе – весна.


И что может спасти от разлуки с другом,


Как не книга, ведущая в небеса?




Мне, шагая по лестницам ровных строчек,


Подниматься в поющие облака,


Замирать осторожно на месте точек –


И срываться орлицею свысока.




Мне – сплетать воедино твои виденья,


Растолковывать их золотой узор,


Мне – скользить за тобой невесомой тенью,


Незаметно на свой восходя костёр.




Мне – кружиться одной в танце белой вьюги,


Выводить на стекле силуэты слов


И немного совсем ослаблять подпруги


Большеглазым коням из других миров,




Утопать в синеве и звенеть ветрами,


Возрождаться клинком или лирой петь,


Растворившись во тьме, прорастать цветами.


А тебе остаётся гореть, гореть...




Я сжимаю в ладонях обломки спички,


За спиной истлевает постылый мир. 


Просыпаться в шесть тридцать – 


уже привычка,


Хоть и свержен последний давно кумир.




Если снова в душе застонало пламя,


Значит, время прощаться пришло почти. 


Мне пора становиться под чьё-то знамя. 


Обещаю вернуться, но ты не жди.




Потому что мне с хрустом ломают кости


Те слова, что не сказаны и не мной.


Потому что во мне нет ни капли злости


На того, кто... а впрочем... ты лучше спой.




О ветрах и закатах, о поле маковом,


О Хароне, купившем себе свирель,


И пусть песня твоя станет самой знаковой


Среди тех, что случалось услышать мне.




Пусть травой зарастает тропа заветная,


Ураганом легенды уносит прочь.


Увлекает меня голубою каретою


В непроглядную, гордую, злую ночь.



«Здесь дождя не слышно по крыше…»


Здесь дождя не слышно по крыше,


Стало небо немного ближе,


За забором чужие вишни – 


Отпечатки чужой весны.




Воет в рамах осенний ветер,


В разукрашенной мной карете – 


Слышен скрип заржавевших петель – 


Разъезжают чужие сны.




А на сердце чужие раны,


И скелеты из-под дивана,


И хрустально звенят стаканы,


Тишину разбивая вдруг.




Стайки птиц парят ниже, выше,


Ты отсюда меня не слышишь,


Только ветер траву колышет,


И смыкается лунный круг.



Chlorophyll


По весне в мои вены легко проникает хлор.


Я гашу его чаем, как гасят песком костёр.


Я гашу его чаем, как вечером гасят свет,


Чтобы мир освещали одни лишь хвосты комет.




Он щекочет мне рёбра, ласкается к позвонкам,


Он кладёт и миры, и героев к моим ногам.


Он струится под кожей, велит не дышать и петь.


Он вплетает мой разум в живую, как Солнце, сеть.




По весне в мои вены украдкой вползает змей.


Я вдруг делаюсь краше, смелее, быстрей, хитрей,


Кожу кроет мурашек незримая чешуя.


Это я, это я, это всё – слышишь? – тоже я.




По весне мои вены взбухают, как почки. Ты


Водишь пальцем по ним – и под кожей звенят цветы.


Догоревший февраль бьётся в сердце шальной искрой,


И я падаю в небо. Я падаю. Ты со мной?



Петербургу


Когда-нибудь и я куплю билет


Туда, где море обнимает крыши,


Где из зари рождается рассвет,


Где ночью полчаса лишь небо дышит.




Когда-нибудь мой трепетный привет


И ты, едва глаза раскрыв, услышишь.


Когда-нибудь я встречу твой рассвет


На самой близкой к небу серой крыше.




Когда на Петроградской стороне


Я поселюсь, и сфинкс подаст мне лапу,


Ты белой ночью улыбнёшься мне


И мне споёшь романс, дождём заплакав.

Загрузка комментариев к новости.....
№ 3, 2017 год
Авторизация 
  Вверх