petrmost.lpgzt.ru - Сатира и юмор Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
Сатира и юмор 

Персональное дело

Рассказ
18.07.2017 Валерий Седых
// Сатира и юмор

Шердаков сидел как в воду опущенный. Или еще куда-то.


Начали-то вроде как мягко, по-мирному: с кем, мол, не бывает, ну, вляпался человек... Шердакову показалось даже, что Ушкова из соседнего отдела повернула так, что это даже не вина его, а беда, оплошность, и глазки ему как бы состроила. Тем более что он тоже одно время глаз на неё положил, но их развели тогда по разным этажам и отделам. Реорганизация была.


А потом, после Ушковой, такое понесли его товарищи по работе, почти друзья, мужики – и сами бабники, но члены парткома, что Шердаков даже оглянулся и по сторонам посмотрел: про него это или про кого-то сзади?


Один член – Шердаков его только и встречал в коридорах – вообще лоб нахмурил, морду озабоченную сделал и понёс: женат, мол, трое детей...


Ну, тут поправили: двое... Пусть двое, согласился выступающий (Иван Захарович – вспомнил Шердаков, как того зовут), пусть, но моральный кодекс строителя коммунизма-то один. Один на всех! И что будет, если все налево?!


Это так, подумал Шердаков, услышав еще про двадцать какой-то съезд и июньский пленум, и выговором не отделаешься. Пусть даже с занесением в учетную карточку. А то – и совсем скатертью дорога. И на должности крест, и зарплата... «Моральный кодекс, моральный кодекс», – проговорил про себя, даже прошептал Шердаков, тем более что рядом с ним никто уже не сидел – все от него прямо как отскакивать стали, пересаживаться.


Пусть тогда с той разводится, а на этой женится! – сказал вдруг секретарь парткома, и все захлопали.


Этого-то как раз Шердаков не ожидал.


А детей куда?! – заорал он, потому что так Ксюшку с Олежкой любил, так любил, больше жены даже. – Детей куда?..


– Владик! Что с тобой? Ты что? Три часа ночи, а ты... Сон, что ль, какой? – толкнула Шердакова в плечо Лена и руку на лоб положила.


– Сон, сон! – встрепенулся Шердаков и буквально встряхнулся, как будто из какой-то ямы выбрался. И мысли чётко заработали, такие ясные.


– Да вот, Лен, приснилось, что на пенсию теперь с восьмидесяти лет, – придумал сразу. – Это что же теперь – возвращаться, дорабатывать до восьми десятков? Вот я и взбудоражился…


– Ну, спи, спи, ветеран труда ты мой, – с пониманием и даже теплотой отнеслась к мужнину кошмару супруга и – набок, и прямо тут же по-сонному задышала.


А Шердаков так не смог. С какого... этого... ну, адюльтер тот приснился? С Чилюкиной-то. С Лилькой. Хищница та еще. Как она его обхаживала! А что, высокий, стройный, атлетически сложенный, красивый почти, такая шевелюра – все мужские качества на виду. И при должности. А Лилька и так, и эдак. То вдруг задержится, когда и он на часок – дела! – оставался. То вдруг по пути в одном троллейбусе. То – ох, устала, а не зайти ли ко мне чайку попить? Цейлонский вот (тогда же дефицит был на всё) ей подарили.


И попробуй устоять тут. Тем более опыт у неё: два раза – правда, кратковременно – замужем. И лет на десять моложе Шердакова.


Он и не устоял. И такая конспирация: никто даже и не заподозрил – ни шердаковская супруга, ни Лилькины коллеги по коридору. И какие там партбюро или парткомы, тем более что Лилька и членом не была, только, наверное, о комсомоле лёгкие воспоминания остались. Потом-то замуж третий раз вышла, очень удачно.


А в сон вот влезла. Прямо как наяву. И если б действительно тогда всё всплыло? Даже вздрогнул от ужаса Шердаков. Лежал бы он сейчас в этой постели? Жили бы они в этой квартире? С детишками – да и внуками – так бы всё ладно получилось? А с пьянством и алкоголизмом как боролись?! Скольких товарищей Шердаков потерял!..


И еще вспомнил – при случае как бы даже хвалился: а я, мол, партбилет всё храню. Просто боялся, что старые знакомые его в какие-нибудь перебежчики, перевёртыши или оборотни зачислят. Он и на их митинги-демонстрации даже иногда ходил, у того памятника... Голос за них до сих пор отдавал по избирательным урнам.


«Да после такого! – как кинохронику просмотрел Шердаков свой сон. – Да чтоб я... да еще раз... да за них!..»


– Лен, – спросил Шердаков утром жену, когда позавтракали, – а какие у нас еще партии есть?


Супруга, сама политики не чуждая, ему и перечислила штуки четыре. Вот эту самую, шердаковскую, только не назвала. Которая левая. И спросила: что, мол, с тобой? То про пенсию тебе сон, а то вдруг предвыборное что-то...


– Да так... Чего-нибудь свеженького хочется, а то я, знаешь ведь, всё с левым уклоном, – вспомнил Шердаков то самое «налево». – Во сне и наяву, – добавил зачем-то.


– Ну, решай, решай, милый, – похлопала она его ласково по лысой макушке. – Электорат ты мой...

Загрузка комментариев к новости.....
№ 3, 2017 год
Авторизация 
  Вверх