petrmost.lpgzt.ru - Поэзия Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
Поэзия 

Если пишет душа…

09.10.2017 Олег Шаповалов
// Поэзия

Впервые в «Петровском мосте».
Олег Шаповалов родился в 1959 году. Его творческий путь начинался в газетах Липецкой области, а сегодня он является заместителем главного редактора еженедельника «Собеседник». Автор трех книг публицистики. Живет в Москве. 


Ни о чём не прошу


Я пишу, как умею, я пишу, как дышу.


Ни о чём не жалею, ничего не прошу.




Разве только услышать хруст последний ледка,


как свободно и чисто задышала река.




Разве только увидеть дым зелёный кустов


и набухшие сваи уцелевших мостов.




Разве только понюхать вербы праздничный дух,


заточённый в корзинки богомольных старух.




Разве только потрогать бархатистость весны,


в поведенье нестрогой, навевающей сны.




По оврагам и ярам растекается жизнь.


Но не выкажу я вам все свои миражи.




Я пишу, как умею, но не ради гроша.


Запретить ей не смею, если пишет душа.




* * *


Страница чистая открыта,


лечу, от воли ошалев.


Деревня — станция Корытное,


поля, дорога, дальний лес.




Так вот оно, родное, близкое,


о чём не знал я, городской!


Дорога мокрая и склизкая


бежит средь зелени легко.




Тележной тряске в такт икая,


покроет матом пьяный дед...


Но всё ж, провинция глухая,


тебя светлее в мире нет!




* * *


Горлинка поёт на старой груше,


перистые манит облака.


Но никто её в селе не слушает,


некому её здесь приласкать.




Дел полно и в поле, и при доме.


Засран хлев и вымахал осот. 


Некогда тут пребывать в истоме,


замирать от звуков и красот.




Ну а я, поскольку гость залётный,


жизнею столичною прожжён,


очередью будто пулемётной,


красотою этою сражён.




Бунинские яблоки поспели


весом в фунт (так только под Ельцом!).


Что же я, чудак, лежу в постели


с неумытым благостным лицом?




Встать и — марш с ведром к колодцу.


Кто не носит, тот воды не пьёт!


Будем с ленью отпускной бороться...


Горлинка вот только допоёт.




 * * * 


Летит сигарета в ночь, и снова стихов морока.


Надеюсь корявым пером покровы с вещей сорвать.


Брось карты, гадалка, на стол! Мне выпала снова дорога —


ходить, колесить и видеть, чтоб людям потом не соврать.


А в сёлах моих кресты, антенны в моих городах.


А город теснит село. Какая тоска для поэта!


Сельчанин до блеска брит, в столицах растёт борода.


Но зная, что к лучшему всё, спокойно приемлю это.




Есть новое что-то во мне: расхаживая и разъезжая


по этой огромной стране меж городов и полей,


ругать ничего не хочу ни в городе древнем Можайске,


в Москве, Петербурге, Воронеже, ни в городе Эртиле.




Падут апельсины солнца и снова — на ветке неба.


Бродячие дни и ночи, всё реже и реже боль.


Дойду до Владивостока — хватило б воды и хлеба.


Вся ненависть на сберкнижке, пока что транжирю любовь.




 * * *


Я уеду, я уеду без билета, без гроша —


ближе к солнцу, ближе к лету, где погода хороша.




— Без бабла и без билета? — удивитесь вы. — А как?


Отвечаю, нет секрета: надо сесть на товарняк. 




Важно выбрать направленье, важно выбрать путь прямой.


Не одно так поколенье уезжало за судьбой.




Выбирай какой не абы, присмотрись, чего везёт:


хуже — трубы или слябы. С фуражом же подойдёт.




Славный поезд, право слово! Пусть здесь чай не подают,


но отыщешь тюк соломы — вот уже и есть уют.




Я уеду, я уеду без билета, без гроша —


ближе к солнцу, ближе к лету, веселится где душа.




...Товарняк умчал порожний, выгибаясь и звеня...


Жаль, полиция дорожная сняла с поезда меня.




 * * *


Держи удар, когда уже нет мочи,


когда разбили диафрагму и живот,


и всё, некстати сказанное к ночи,


опасной жутью разом оживёт.




Держи удар, когда друзья предали, 


когда смеются над тобой враги,


а вместо светлой, лучезарной дали


в лицо — заряды ледяной пурги.


Держи удар, когда ушли родные,


сгорел твой дом и рядом никого.


Когда скудеют радости земные.


Удар силён, но ты держи его!




Держи удар в последнем поединке


не завершённого пока что бытия.


И, может быть, тогда на этом ринге


твою поднимет руку судия.




 * * *


Родина моя усталая, заезженная за века!


Струится водица талая, чтоб напоить слегка.




Родина моя суровая, где не для всех уют!


Если заря — багровая, если холод, то лют.




Родина моя сумасшедшая, губящая своих детей!


Много для них нашедшая в УК расстрельных статей.




Родина моя неприкаянная, как баба метра под два!


Авель бы грохнул здесь Каина, тот замахнись едва.




Родина моя навязанная, нет у меня другой!


Липы проснулись с вязами, шорох травы под ногой.




Родина моя любимая, не важно, что дашь в ответ!


Родина невыносимая! Но родин других нет.




Соком брызжут берёзы, не свита в петлю пенька.


А солнце высушит слёзы. Значит, живём пока?

Загрузка комментариев к новости.....
№ 3, 2017 год
Авторизация 
  Вверх