petrmost.lpgzt.ru - Поэзия Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
Поэзия 

«…А природа молчит в наготе»

07.01.2018 Наталия Дёмчева
// Поэзия

Крещенские морозы


В сочельник снегом замело


Поля, дороги и деревни.


Куда ни глянь – белым-бело


И дремлет мир, как старец древний.


Вдоль провалившихся оград


Деревья – словно великаны:


Доспехи, рыцарский наряд,


Плащи, крахмальные воланы.


Мороз стучит стальной клюкой,


Дыханьем сковывая окна,


И льются шерстяной рекой


Из прялки тёплые волокна.



Зимний мотив


Пребывает природа в покое, –


Видно, ей передышка нужна.


Белоснежною лёгкой рукою


Рассыпает пушинки княжна.



Отдыхают усталые нивы,


Утопая в махровых снегах.


В них скрываются лета мотивы


И колосья в душистых стогах.



А за ними плывут перелески,


Обрамлённые снежной каймой.


И сверкают на солнце, как фрески,


Голубые берёзы зимой…



Календарь


Календарь обрывался, но время


Продолжало вести свой дневник.


Заменяли моторами стремя.


Замерзал в снежном поле ямщик.


Отправляли на прииск царицу,


Отводя незавидную роль


Молодому наследному принцу.


Изменял свою внешность король.


Им, в военные латы одетый,


В души ангел с амвона глядел…


Оставались одни лишь поэты,


Да и те, как всегда, не у дел.



Рождество


Из небесных садов тихо падали росы


На потухший погост, на вечерний портал.


Заземлялись дома, содрогались колоссы.


Невместимый Христос в колыбели лежал.



Примитивную суть инстинктивно приемля,


Он иную мораль извлекал из ребра:


Он вмещал утомлённую,


грешную Землю


С элементами зла в эмбрионы добра.



Оживала скала. Шелестели страницы,


Посвящая в священную тайну волхвов.


Рассыпались суровые льды


на крупицы.


Собирались стада к очагам пастухов.


Сеял пасмурный свет в катакомбах светильник,


В лабиринтах пещер скупо теплилась жизнь.


Вместо новых идей,


современных и стильных,


Зарождались идеи спасительных виз.



Наливался пунцом глаз священной коровы.


Тленный чад исходил из алтарной печи.


Будоражил жрецов привкус смерти и крови,


И шатались в тупых штабелях кирпичи.



Прикупали дельцы всё подряд за червонцы,


Чуя жадным нутром, что свернула тропа.


Пели гимны слепцы, громко блеяли овцы,


Моросила в лицо ледяная крупа.



Лейтмотив


Вянет в заводи звёздная взвесь,


Словно в тесном букете – ромашки,


И чужда ей английская спесь


И придворной элиты замашки.



Верноподданным псам в суете


Никуда от шумихи не деться.


А природа молчит в наготе,


И от боли заходится сердце.



Скоро снежный Рождественский пост


Чувства в кровное русло уложит.


Над безвременьем


встать в полный рост


Только совесть России поможет.



Куролесит ноябрь на плацу


Заводной, одичалой дороги.


Мы тоскуем всю жизнь по Отцу.


Нам, бессмертным, завидуют боги.



Замысел


Листья падают легко,


Листьям почестей не надо,


В жёлтой тризне листопада –


Отпущение грехов.


Хаос, паника, разброд,


Полное несовпаденье, Страх, отчаянье, забвенье,


В неизвестность крестный ход.



Поступь медленных шагов


В зримой западне рассвета,


Узнаваемость момента


В трезвом выборе врагов.



Непредвиденный итог


С пятницы до вознесенья,


И молебен о спасенье


На распутице дорог.



Карусель


В сонной дрёме душа ожидает праздника.


Вяло меряет жизнь маятник часов.


Холостая мечта, глупость несуразная,


Колобродит всю ночь между полюсов.



Переплавился дождь в ледяное крошево,


Превращая газон в серебристый луг.


В Нижний парк прилетел


белый вальс непрошено:


Закружила метель танцевальный круг.



Перестань, карусель,


распинаться попусту


В холостой чехарде на семи ветрах.


Удивляясь судьбе как простому фокусу,


Отпусти в полумрак виртуальный страх.



Извелась за окном зимняя пороша


От сквозной суеты и заморских стуж.


И прогноз не сулит ничего хорошего,


Кроме каверз любви и капризов луж.



Тройка


Наша жизнь – кольцевая дорога.


Мы пришли с неизвестной звезды.


Отхлебнули от счастья немного.


Не смогли убежать от беды.


Мчалось время на вздыбленной тройке,


Не соскочишь на полном ходу.


Кто-то жил-почивал на галёрке,


Кто-то был на слуху, на виду.


Мой сосед возвратился с острога,


Обходя белый свет стороной.


Звёзды сыпались прямо из рога


Над страдальной его головой.



Вердикт


Ранним утром приснятся


Кружевнице ажурные строки.


Все долги ей простятся,


Ублажая дежурные склоки.



И в замедленном танце,


Раздвигая сознанья границы,


Титры в розовом глянце


Промелькнут на финальной странице.



И с обложки неброской


Схлынет сладко-елейная вата.


И оплавится воском


Божья версия: «Не виновата».

Загрузка комментариев к новости.....
№ 2, 2018 год
Авторизация 
  Вверх