petrmost.lpgzt.ru - Край наш липецкий Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
Край наш липецкий 

«Дабы дети не претерпели в здоровье своём повреждения…»

О первом народном училище Липецка
12.04.2018 Сергей Юров
// Край наш липецкий

Появление первых общеобразовательных учреждений в России связано со школьной реформой императрицы Екатерины II. Комиссия об учреждении училищ в 1786 году опубликовала «Устав народным училищам в Российской империи», в соответствии с которым во всех городах и крупных селах государства намечалось открыть народные училища двух типов: в губернских городах – главные народные училища со сроком обучения пять лет, в уездных городах и селах – малые народные училища со сроком обучения два года. 


В Тамбовском наместничестве первые малые народные училища появились в следующем, 1787 году. В самом начале января торжественные мероприятия с молебствиями и освящением прошли в Елатьме, Козлове, Лебедяни, Моршанске и Шацке. 


А как же обстояли дела с открытием малого народного училища в Липецке? В конце 1787 года правитель Тамбовского наместничества действительный статский советник и кавалер Гавриил Романович Державин в предложении Липецкому городовому магистрату писал: «До сведения ж моего дошло, что сего города купеческое общество желает, чтоб в Липецке открыто было народное училище, которое и согласуется содержать на своем иждивении». Он ожидал быстрого разрешения вопроса и отметил в конце послания: «Немедленное сделаю я, кому следует, предписание об открытии в Липецке училища генваря к 1 числу наступающаго года». 


Но к указанному сроку училище открыто не было. Весь 1788 год прошел в согласованиях. И только в конце года (29 декабря) липецкий городничий Петр Тимофеевич Бурцев уведомил Тамбовский приказ общественного призрения, что для размещения училища «…назначен дом купца Кириллы Забазарного, которой состоит в готовности и протчия нужности, как-то: столы, скамьи состоят во всякой исправности и детей на первой случай набрано тритцать пять человек, о именах которых приложили реестр, и что училище содержать обязуется липецкое общество».


Малое народное училище в Липецке было открыто 1 марта 1789 года в присутствии директора народных училищ Тамбовской губернии Жохова, городничего Бурцева и уездного благородного дворянства. 


Первым преподавателем училища, состоявшего из двух классов, стал студент главного народного училища Тамбова Захар Рубинов. Утвержден он был на эту должность по рекомендации капитана А. Жохова. Как все студенты, похвастаться благосостоянием молодой человек не мог. Отправляя Рубинова в конце февраля в Липецк, Приказ общественного призрения выдал ему «по неимению у него собственнаго своего достатка… в щет его жалованья на проезд до города Липецка и для содержания и пропитания… на первой случай пятнадцать рублей». 


В середине мая 1789 года «Липецкаго малого народнаго училища учитель 1-го и 2-го классов» получил за два месяца («поелику в оное училище определен он, Рубинов, марта с 1-го числа») 25 рублей. 50 рублей за каждую треть года ему планировалось выплачивать «из городоваго магистрата из городских доходов, по согласию градскаго общества». Тамбовские чиновники обязали магистрат выплачивать ему деньги «по прошествии каждой трети, не дожидаясь… предписаний». 


Первый учитель между тем недолго служил в Липецке. Сменил его студент того же главного тамбовского училища Иван Протопопов, назначенный «в липецкое малое народное училище учителем» 5 июня 1789 года. Прибыв в город, Протопопов «принял от находящегося… в исправлении учительской должности семинариста Захара Рубинова все принадлежащие до того училища вещи по описи». 


К сожалению, липецкие купцы и мещане отнеслись к появлению училища без особого воодушевления. Отведенное здание больше походило на лачугу, чем на городской дом. Оно ни в коей мере не отвечало требованиям Устава, гласившим, чтобы училища стояли «поблизости от церкви или среди города», чтобы учительские покои в них «были чисты, не угарны и не сыры… дабы горницы были… всякой день выметены и воздух в них переменялся открытием окон летом во весь день, а зимой всякий день на короткое время, дабы дети от духоты не претерпели в здоровье своем повреждения». 


22 мая и 15 октября 1790 года cмотритель училища липецкий купец Федор Яковлев сын Кошкин (р. в 1743 г.) и капитан Жохов писали в Приказ, что училище «состоит по низменному и сырому месту в худом положении, отчего… от развалившейся крыши и совсем может воспоследовать остановка и самое пресечение» учебного процесса. 


Дом Забазарного, по всей видимости, стоял в районе нынешней улицы Литаврина. Место это и в старое время постоянно страдало от наводнений и сырости. Кирилл Забазарнов (р. в 1761 г.) был родным младшим братом купца Ивана Петрова сына Забазарного (1754-1791). В 1780-х годах братья состояли в 3-й купеческой гильдии, в начале же cледующего десятилетия после смерти старшего брата младший переписался в мещанство.


Смотритель Кошкин докладывал, что дом, в котором размещалось училище, «состоит из одного только покоя, с необделанными окнами и не накрыт, отчего по чрезмерной течи имеется великая в учении остановка». А по уставу училища должны были состоять из двух больших комнат для классов и двух больших комнат для учителя, «з двумя кухнями и чуланами». 


Капитан Жохов вполне резонно предположил, что отведенный под училище дом Забазарнова «в разсуждении гнилости крыши, сырости и от дождя течи может быть в зимнее время угарной, отчего ученики получать будут в здоровье вред». От него липецкому городничему и городовому магистрату последовало предложение, «чтоб они, споспешествуя сему всеавгустейшей монархини полезному заведению, объявили тамошнему обществу, дабы постарались приискать для сего училища дом поблизости от церкви или среди города».


Дело, однако, не двигалось с мертвой точки. В 1791 году училище по-прежнему влачило жалкое существование в доме Забазарнова. Иван Протопопов жаловался в Приказ, что «в зимнее время почасту оное училище бывало по недели не топлено, отчего малолетние дети чувствовали в здоровье повреждение». Приходилось несладко и учителю. Весь год ему не выплачивалось жалования. Приказ потребовал от городового магистрата:

«… привесть училище в действо и учителю заслуженное жалованье выдать… а дабы… учитель в получении онаго не мог претерпевать изнурения, то б впредь оное для выдачи ему отсылать к господину городничему». 


Частые жалобы насчет плохого состояния училищного здания, в конце концов, сделали свое дело. Тамбовские чиновники 21 февраля 1792 года настоятельно рекомендовали городничему Бурцеву и магистрату «…отвести для тамошнего народного училища дом способной как для учителя, так и для учащихся без всякого недостатка и чтоб покои были сухи и не угарны».


Через несколько дней такой дом был найден. Он принадлежал состоятельному купцу Ивану Акимову сыну Болховитинову. 26 февраля ратман Василий Ларионов докладывал в Липецкий городовой магистрат, что снятый за договорную плату дом «состоит во всякой готовности и то училище приведено в совершенное действо… и ныне недостатков никаких в содержании не имеет». Было выдано и жалование учителю за весь 1791 год.


Дом купца И. А. Болховитинова стоял в начале Усманской улицы (ныне ул. Фрунзе, напротив дома купца Шелихова – бывшее купеческое собрание). В начале XIX века при разбивке города на кварталы усадебное место купца вошло в 69-й квартал под номером 8. Находясь в центре города вблизи соборной Вознесенской церкви, оно в полной мере отвечало уставным требованиям.


В середине февраля 1793 года в липецком училище произошла очередная смена преподавателей. На место Протопопова Приказ прислал учителя 1 класса козловского малого народного училища Петра Половневского. Случилось это потому, что последний из-за «не отведения способной под училище квартиры» в Козлове не поладил с другим учителем, своим родным братом Яковом Половневским. Чтобы унять затянувшееся «несогласие козловских учителей», теснившихся с семьями в одной темной и сырой комнатенке, и было принято это вынужденное решение. Впрочем, Половневский, принявший от Протопопова «учеников только шесть человек», пробыл в Липецке недолго. Когда выяснилось, что козловский магистрат для училища купил за 500 рублей просторный дом коллежского асессора В.М. Завязкина, Половневский в июне месяце попросился обратно, а Протопопов, заявивший правителю Тамбовского наместничества, что он имеет «свое в Липецке семейство и дом, кроме отведенной под училище квартиры», вновь вернулся в наш город. Отсылая его к липецкому городничему, Приказ требовал, чтобы он «как в набратии детей большаго количества, так и в обучении их прилагал неусыпное свое старание». 


В том же году смотритель Кошкин сообщал магистрату, что учитель «вел себя добропорядочно и исправлял свою должность с рачением».


Протопопов был женат на дочери купца Евдокима Иванова Егупова Акилине (р. в 1775 г.). Тесть учителя пользовался уважением в обществе, в 1782-85 годах он служил ратманом в Липецком городовом магистрате. 


В соответствии с «Правилами для учащихся народных училищ» прием в училище проводился два раза в год – летом и зимой. В летнее время уроки длились с 7 до 10 часов утра и после обеда с 14 до 17 часов вечера, в зимнее – с 8 до 11 часов утра. Учащихся в течение 2 лет обучали чтению, письму и рисованию, они познавали арифметику, разбирали катехизис. Акцент в обучении делался на знаниях, которые можно было применить на практике. По окончании училища юный липчанин мог грамотно писать письма, составлять прошения и счета. Полученные знания помогали ему в торговле, ремеслах, домашнем хозяйстве. 


Малые народные училища несли несомненную пользу обществу. Но купечество не спешило ценить очаги образования, относилось к ним, по большей части, с недоверием. Богатые горожане если и отдавали в учебу своих отпрысков, то с неохотой и ненадолго, забирали детей из училища, едва те успевали овладеть чтением и письмом. Они никак не могли взять в толк, к чему им учиться новым знаниям, если их деды с успехом вели торговые дела, полагаясь на старинные сведения и чутье. К тому же им жалко было тратить свои деньги на содержание казенных учебных заведений. Осторожный энтузиазм при открытии народных училищ по прошествии времени сошел на нет. Первыми на Тамбовщине отказались содержать училище лебедянские купцы (1789 г.). Их примеру последовали и в других городах. Большинство народных училищ было закрыто уже в первой половине 1790-х годов.


Липецкое народное училище протянуло почти до конца века. Значительная часть купцов и мещан, уроженцев бывшего города Романова-в-Степи, была знакома с грамотой и понимала, что и чадам их навыки письма и счета не повредят. Многочисленные свидетельства грамотности наших предков отображены в разных архивных документах – прошениях, предложениях, верющих письмах, купчих. В переписи начала XIX века практически возле каждой фамилии липецкого мещанина мы видим слова: «грамоте читать и писать умеет». В 1794 году городское общество решение содержать на свои средства училище «утвердило навсегда непоколебимым». Но спустя 5 лет липчане в корне изменили свою позицию. Следуя примеру жителей других городов, они стали приводить разные доводы в пользу закрытия училища.


Протопопова подобный поворот дел не смутил. Решив отстаивать училище, он посылает одно прошение за другим в магистрат, думу, Приказ общественного призрения, высшему должностному лицу губернии, наконец. В прошении губернатору И.С. Литвинову учитель доказывал, что заявление липецких купцов и мещан о том, что дети их в училище не обучаются, не соответствует истине. Ежемесячные отчеты показывали, «что купеческих и мещанских, кроме разнаго звания, детей было всегда довольное количество». Он отмечал, что содержание училища никак не отяготит городское общество, поскольку две хлебомольныя мельницы с рыбными ловлями, ранее числившиеся в казенном ведомстве, в 1799 году были «…отданы уже градскому обществу, с коих получается доходу в каждой год… по 1645 (рублей)». Наличие в городе «сего мудрого монаршаго заведения», утверждал Протопопов, принесет обществу «и особенную честь, и отличную просвещением юношества пользу». 


Представители купечества и мещанства, со своей стороны, указывали, что львиная доля городских доходов идет на содержание магистрата, починку мостов и дорог, жалованье секретарю, писарям и полицейским чиновникам, на «содержание чрез реку Воронеж перевоза и перестройку бывших ветхих присутственных мест и каменной денежной казенной кладовой» и другие расходы. 


В конечном итоге городское общество настояло на своем. 31 октября 1799 года из Липецкой городской думы в городовой магистрат поступило сообщение о том, что купцы и мещане «градскаго училища по малоимению купцов, а мещан по неимуществу… содержать на своем иждивении не согласны».


Убедительные доводы Протопопова, к прискорбию, не возымели действия. После закрытия училища он остался жить в городе, подвизаясь в должности канцеляриста одного из уездных учреждений.


Таким образом, первое светское общеобразовательное учреждение Липецка повторило судьбу других малых народных училищ губернии. Но хотя опыт распространения знаний и продлился недолго, он не прошел бесследно. Именно в правление Екатерины II были созданы предпосылки для становления и развития современной системы образования. 

Загрузка комментариев к новости.....
№ 2, 2018 год
Авторизация 
  Вверх