Чт, 18 Июля, 2019
Липецк: +24° $ 63.02 71.01

На диете

Валерий Седых | 12.04.2018

У Макеева рост метр семьдесят семь. Нормальный. А вес еще лучше – прямо ровно семьдесят пять килограммов. То есть Макеев не толстый, значит, ни спереди, ни сзади. И внешне, лицом то есть, тоже.

Но вот, несмотря на это, жениться он еще не успел. В вузе, в техническом, весь учебе отдавался – не до баб, как грубо шутил его один почти друг. И гранты хорошие дважды получал – какие-то прямо научные программы у него. На работу взяли ну в очень солидный НИИ – без всяких протекций и тем более взяток. И тут уже третий год никак не остановится Макеев – всё пашет и пашет, а потому и на виду у начальства.

И вот как-то поднимается в лифте со своего 3-го на последний, на 7-й, этаж, а где-то посередке девушка входит. И двигались-то всего минуту, но Макеев успел разглядеть попутчицу: очень милая, глаза большие и умные, прическа!.. И рост приблизительно метр семьдесят, но... Полноватая, если не сказать больше. Хотя пропорции соблюдены и талия просматривается, но килограммов по пять-семь во всех местах лишние. Это так, просто как бы машинально обозначил Макеев. И еще – что не старше, а прямо моложе его.

Ну и вышла бы она у него из памяти – сколько таких ездят! – если б спустя неделю не застрял он в лифте. Случайно – вместе с нею. Только на этот раз не поднимались, а опускались. И вообще лифтовое хозяйство во многих домах и офисах – ну просто безобразие.

Все кнопки нажали, какие положено, а кабина не колышется. В дверь постучали оба, кто-то снаружи ответил: «Сейчас, сейчас! Подождите!», а пока – в подвешенном состоянии.

– Мы с вами где-то встречались... Ехали тоже, – сказал Макеев, чтоб не молчать и чтоб попутчица в панику не впала.

– Ну да. Помню. Вы меня всё что-то разглядывали, – даже как бы улыбнулась Юлия. Это потом уж узнал он, как её зовут.

И тут Макеев, Юра, почти понял, что девушка на полноту свою намекает, но не драматизирует, а вроде с шуткой.

– Да нет... Я просто так тогда, – стал вроде как оправдываться Макеев.

«А что же такого? – подумал тут же. – Раз догадалась, поняла – и пусть».

Ну, и слово за слово, кто где служит и кем, на каком этаже, замужем или неженатый, детей нет или есть, зарплата – это у Юли – могла бы быть и побольше...

В общем, минут сорок стояли. И влюбился или не влюбился Макеев, но Юля ему – умная, общительная, ироничная, два высших образования, не курит – просто понравилась. Хоть и полноватая. И как-то почувствовал, будто от неё тоже какие-то токи или волны исходят, что и он ей тоже приятен.

– И когда теперь вот так еще застрянем? – пошутила она.

А дня через три выходит Макеев из офиса, а попутчица по лифту... да, она, что-то у какой-то иномарки как бы возится. То ли куда ехать, то ли только приехала. Или протирает стёкла.

– Ой, – говорит, – как-то задержалась я сегодня... Обычно раньше заканчиваем. Хотите, подвезу? Это не в лифте ведь, – опять с юмором она.

Ну, один раз так, два, пять, шесть... То есть Макеева подвезти, тем более что они, оказывается, из одного дома. Только Юля в первом подъезде, на западном конце, а он в последнем – на восточном. Метрах в трехстах.

– У нас прямо гостевой брак, – опять с шуткой как-то заметила Юля. Потому что они то у неё оставались – квартира отдельная, а родители в деревне, бизнес у них там животноводческий. То у Юры – тоже жилье свое, отец с матерью постарались, чтобы ребенок самостоятельно жил и чтоб не мешать его научной работе.

– Любовь – это болезнь, которая требует постельного режима, – тоже пошутил Макеев, но этот почти афоризм он не сам придумал, а в каком-то юмористическом журнале прочел.

– А медовый месяц, – добавила девушка, – прямо как диета.

И действительно, диета не диета – стала Юля готовить для гражданского друга. Одной-то, говорит, для себя что-то варить-жарить скучно – проще в ларьках да киосках: пышки-плюшки с гамбургерами да со всякой калорийной начинкой. А тут и сил, и времени не жалко, и ему чтоб нравилось – не жирное, не мучное, не сладкое, а овощное, рыбка, омлеты оригинальные, каши всякие, салаты, фрукты... Хлеб – только ржаной.

В общем, от этого рациона сама она похудела прямо на треть, до шестидесяти пяти килограммов.

– В меня, – похвасталась, – зам нашего начальника прямо влюбился. Такая стройная, говорит. Он разведенный, а бывшая жена его, говорит, прямо какая-то аферистка и мафия. Он просто в трансе...

А Юра как-то в лифте опять застрял с одной сотрудницей. Двумя этажами ниже. Красивая, остроумная, у папы в Швейцарии бизнес, а сама – Алинка – просто, говорят, незаменимая на работе. И моложе Юльки. Но тоже не хрупкая. «Хоть на диету сажай», – подумал Макеев. И вскоре посадил.

А с Юлькой они просто приятелями остались. Он ей по-дружески сказал, чтоб не мучила этого замдиректора, а прямо замуж за него и выходила. Пора, не девочка уже, нужно по-серьёзному семейную жизнь устраивать.

По кофеёчку в кафешке выпили, он её в макушку поцеловал и аж до самого подъезда проводил. Но не дальше – торопился к Алинке. Все-таки у папы бизнес в Швейцарии, а не в деревне и сама она моложе Юльки...

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных