petrmost.lpgzt.ru - Поэзия Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
Поэзия 

Алхимия любви способна к чудесам

21.07.2018 Елена ИСАЕВА
// Поэзия

* * *


Январь на крыше крыльями трясёт


Пером и пухом забивает щели


Мы в этот год, молиться не умея,


На крыши щуримся, гадаем: «Повезет?»


Строка ложится угольным хореем


Но ритм разорван парусом беды


В каком-то сне мы перешли на «ты»


Но жаль, что к «Вы» вернуться не посмеем


В пустых глазах пустыня пустоты


В пустом блокноте строки исчезают


В горячем кофе рафинадом тают


Простые мысли грешной чистоты


Над сонным городом уверенно светает


В жемчужных сумерках знакомый голос тих


Январь на крыше плачет за двоих


Трясёт крылом... и в небо улетает...



* * *


алхимия любви способна к чудесам


и сталью выльется пригоршня ртути


живой металл – пульсация в висках


живое сердце – чуткое до жути


живое слово плавит зеркала


и оплывает амальгама воском


алхимия любви моей – светла


холодный свет на узких перекрестках


на перекрестье цели и пути


распятьем рук, и слов, и небылицы


в стекле двоится тихое «прости»


течёт в «прочти» и улетает птицей


* * *


старуха весна незрячими пальцами слепо


ведет по сугробам, по льдистому камню двора


а в складках салопа ещё не рожденное лето


оранжевым росчерком еле заметно


Пора...


пора надевать голубые и красные перья


пора собираться под тающим небом зимы


и клином взлетать и тянуться куда-то на север


и плакать дождями, слепыми дождями


Не мы...


не мы начинали жестокое пряное действо


не мы разжигали огонь ледяного костра


мы прятали крылья и горько мечтали о бегстве


старуха пришла... мы раскрасили перья


Пора...


* * *


я веку твоему принадлежу


твой город меня принял на поруки


и, отражаясь от тебя, пишу


стихи смешные и рисую звуки


...и веку твоему принадлежу


и бег строки, и бег карандаша


наперекор и вперехлёст – успеть, случиться


чтоб лисья заполошная душа


сумела чудом обернуться птицей


под бег строки и бег карандаша


и камертоном выстроенный звук



зацепит сердце, отразится в туче


я дочитала азбуку разлук...


и тело стало лёгким и летучим,


как камертоном выверенный звук


я веку твоему принадлежу,


я отражаюсь в лужах и деревьях


на снежном полотне стихи пишу


рисую строки на гусиных перьях


...и веку твоему принадлежу...



* * *



пообещай сентябрь и закат


пообещай присниться ранним утром


и зелень листьев в золоте заплат


и шорох осени в забытом переулке


пообещай молчанье и свечу


безмолвный разговор в пустом вагоне


пообещай короткое «хочу»


и встречу на обветренном перроне


пообещай мне взгляд через толпу


и первый снег, и позднее свиданье


и сонную кофейню на углу


и поцелуй при кратком расставаньи


пообещай мне маленькую жизнь,


которая продлится до рассвета...


...дверь осторожно распахнется в лето


и кто-то скажет за спиной: «Держись»…



* * *



...на расстоянье пущенной стрелы


на промежуток между «здесь» и «пусто»


на пять страниц прочитанной главы


шагнуть, не думая, так обострённы чувства


здесь всё не так, здесь льются зеркала


и плавят текст безумные поэты


здесь бабочка меж стёклами жива


здесь все дороги нас приводят в лето


и смуглых сосен нежная стена


нас снова скроет, защитит и спрячет


а море бредит призраком тепла


а море спит, качается и плачет


мы, под защитой солнца и песка


научимся молиться птичьим стаям



чтоб не отвыкла от пера рука


чтоб вновь вернуться... даже улетая...


* * *


как паникой весна невыносима


как разрывает почерневший лёд


вновь совершатся осени и зимы


и снова повторяю: «Всё пройдёт...»


не надо «всё»... останется надежда


немного света в пасмурном стекле


и на заре над крышами забрезжит


другой рассвет... другое каберне


в располовиненной бутылке пахнет солнцем


другой закат... и город так знаком


другими строчками опустошусь до донца


другим путём избавлюсь от оков


и слов иных вдохну прозрачным летом


и, может быть, получится сказать


что очень страшно, друг мой, быть поэтом...


примерно так же страшно, как летать


* * *


Белыми нитями старой словесности,


Чёрной листвой догоревших страниц


Выстелен путь от любви к неизвестности,


Выбит маршрут некочующих птиц.


И среди ночи зеркальные сполохи


Небо раскроют и рухнет вода.


Были когда-то смешливы и молоды,


Были убиты – но где и когда?..


Ветер срывает ладони кленовые,


Ветер танцует под плач соловья.


Сполохи, сполохи, годы погонные...


Кто-то успел, но не он и не я.


И переулком усталые всадники


Красных коней поведут в поводу.


Плавя асфальт, молчуны и печальники,


Дымно растают в рассветном бреду.


И, проскользнув между болью и радостью,


Между теплом и лукавым «молчи!»,


В косноязычье щемящее спрятаться


И раствориться в зеркальной ночи...



* * *


Осень вернулась. Теперь навсегда. Красит деревья.


Я опоздала? Что ж... как всегда. Чистила перья,


Грифель точила, уголь ломала, сушила папирус,


В склянке старинной тушь разводила. Всё торопилась.


Так торопилась до холодов солнца напиться,


Мне всё казалось, что вдруг успею осуществиться.


Сорок сорoк сорок кругов чертят над крышей,


Сорок дорог, сорок домов... сроки все вышли.


Только песок, только вода, только ответы.


Прошлая быль, прошлая боль канули в Лету.


* * *


уместится мой город на ладони


в большой скорлупке грецкого ореха


медовой ночью старый белый пони


укажет траекторию побега


и рыжий лист откроет двери в осень


и рыжий лис замрет у кромки леса


мой город в скорлупе волна уносит


как дымчата, как сказочна завеса


и строже лик... и всё короче встречи


всё молчаливей улицы и стены


но жив огонь в большой усталой печке


и не пугают больше перемены





Загрузка комментариев к новости.....
№ 2, 2018 год
Авторизация 
  Вверх