petrmost.lpgzt.ru - Далёкое-близкое Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
Далёкое-близкое 

Бродя по Руси...

130 лет назад на станцию Добринка пришел работать сторожем Максим Горький
21.07.2018 Виктор ЕЛИСЕЕВ
// Далёкое-близкое

«Я – ночной сторож станции Добринка; от шести часов вечера до шести утра хожу с палкой в руке вокруг пакгаузов; со степи дует ветер, несутся тучи снега, в его серой массе медленно плывут туда и сюда локомотивы, тяжко вздыхая, влача за собой чёрные звенья вагонов, как будто кто-то спеша опутывает землю бесконечной цепью и тащит её сквозь небо, раздробленное в холодную белую пыль. Визг железа, лязг сцеплений, странный скрип, тихий вой носятся вместе со снегом». Так начинается автобиографический рассказ, впервые опубликованный в журнале «Красная новь», о тех днях, когда Алексей Пешков, впоследствии известный как Максим Горький, работал на железнодорожной станции Добринка простым сторожем.


До этого Алексей Пешков немало побродил по России, сменил немало профессий. Пути-дороги привели его на крупную узловую станцию Грязи, где трудился его знакомый М.Я. Началов. Он предложил 20-летнему Пешкову место конторщика на станции Добринка, но вскоре выяснилось, что оно занято. И пришлось будущему писателю идти в ночные сторожа. Произошло это 130 лет назад, в 1888 году. Поселили его в так называемой казарме-общежитии для неженатых служащих, железнодорожников станции. До сих пор здание сохранилось (правда, немного отреставрировано внутри) и располагается в Добринке по улице Горького, дом 2. Будущий писатель быстро нашёл общий язык с соседями по общежитию. Но особенно тёп­лые отношения связывали Пешкова с его напаринком по ночным бдениям И.В. Черногоровым. Иван Васильевич был урождённым добринцем. Он, как и многие сослуживцы Алексея Пешкова, были неграмотными. В Добринке «под пятым фонарём у пакгауза…» Пешков читал им книги, разъяснял суть прочитанного. Позднее Черногоров вспоминал: «Много воды утекло с тех пор, но как сейчас помню – пришёл он к нам осенью 1888 года в ветхом пальтишке и стоптанных сапогах. На глухой станции люди были нужны, и Алексея приняли на работу вторым ночным сторожем. За 12 рублей в месяц мы стерегли хлебные лабазы, да вдобавок обязаны были работать за грузчиков. Жалко мне было Алексея, мерзнет, бывало, а говорит:


– Ничего, Иван, доживём и мы до хороших дней. – А ты ладно, – говорю, – дни-то считать. Давай залезай под рогожу да грейся. Всю зиму проработал я с Алексеем Максимовичем. Среди чувалов хлеба собирались рабочие и слушали Горького. Он говорил о том, что хозяином жизни должен быть рабочий человек. За такие слова на него начальство стало косо смотреть. Мне-то, местному, видней, вот я его и предупредил: – Ты, Максимыч, слышь-ка, осторожней, брат, ходи-говори, тебя жандарм не любит. Он в казарме шарил, книжки-тетрадки твои искал, у учительши Марь Лександровны да у весовщика Якова Петра всё что-то выспрашивал: что, мол, читает-рассказывает, какие песенки поёт; Яков Петрович, не будь дурак, – да какие, говорит, известно… Их в трактире Стрельниковой завсегда поют: «Лучинушка», «На том ли поле серебристом». Вот смеху-то опосля было… А через неделю мне Максимыч говорит: – Всё. Мне, Иван, здесь больше оставаться нельзя. Эх, а у меня душа-то заныла. Жалко было расставаться. Сдружились с ним. Очень он правильный человек был. Уехал он в Борисоглебск, потом на станцию Крутая, а вскоре и я за ним. Он работал весовщиком, а я опять сторожем».


Позднее Горький выведет своего верного друга в ряде произведений: «Как я учился читать», «Из прошлого», «Книга». В Добринке будущий писатель жил, «мечтал о каких-то великих подвигах, о ярких радостях жизни». А вокруг Пешкова «…мелькали люди, для которых всё, чем я жил, было чуждо, каждый из них отбрасывал своё отражение в душу мне, и в непрерывной смене этих отражений я чувствовал себя осуждённым на муку понимать непонятное». Начальник станции Добринка Павел Архангельский (в горьковском рассказе «Сторож» это Африкан Петровский. – Авт.) был вором, крал тюки мануфактуры и даже пустые мешки.


По словам писателя, он с палкой в руках охранял пакгаузы от воров, но он был бессилен, когда грузы бессовестно и нагло растаскивал сам Архангельский. В «Стороже» начальник станции Африкан Петровский «…широкогрудый, длиннорукий богатырь, у него выпуклые, рачьи, тёмные глаза, чёрная борода, он весь, как зверь, оброс шерстью; а говорит – чужим голосом, тенором, и когда сердится, то свистит носом, широко раздувая калмыцкие ноздри. Он – вор, заставляет весовщиков вскрывать вагоны с грузом портов Каспийского моря, весовщики таскают ему шёлк, сласти, он продаёт краденое и устраивает по ночам на квартире у себя «монашью жизнь…».


Незадолго перед смертью писателя на его имя пришло письмо из Добринки. Писал Максиму Горькому его бывший сослуживец Иван Черногоров. Вернее, из-за неграмотности последнего письмо сочинял ученик 7-го класса Заслонов. Черногоров вспоминал сов­местное дежурство на станции, жаловался на свою бедность, обращаясь к писателю как к «гению, известному человеку всему миру, любимому всей нашей страной». Стараниями писателя Черногорову установили пенсию, он неоднократно получал от писателя деньги. Известно пять писем Черногорова к писателю, которые и поныне хранятся в архиве Института мировой литературы имени А.М. Горького Российской академии наук. Как гласит семейное предание, за Иваном Васильевичем семья писателя присылала самолёт, чтобы доставить его на похороны Горького. Но в это время Черногоров был тяжело болен. После выздоровления он посетил семью Горького, и ему в память об Алексее Максимовиче подарили пальто писателя. Пешков покинул Добринку в январе 1889 го­да, проработав сторожем неполных четыре месяца. В мае-июне 1891 года он вновь появился здесь, остановился у Черногорова. Этот дом, правда, перестроенный, сохранился и по сей день и располагается на улице Завокзальная.


Память о «буревестнике революции» свято чтят в Добринке. На здании железнодорожного вокзала установлена мемориальная доска, повествующая о пребывании писателя. От вокзала вплоть до выхода на трассу Добринка – Липецк тянется центральная улица райцентра, которая носит имя писателя. В центре посёлка в сентябре 2002 года, когда отмечалось 200-летие поселка Добринка, установлен новый памятник Горькому.

Загрузка комментариев к новости.....
№ 2, 2018 год
Авторизация 
  Вверх