Пт, 22 Марта, 2019
Липецк: +2° $ 64.28 72.94

«Жизнь устаёт печали мерить»

Андрей НОВИКОВ | 20.10.2018

ЗАПАХ МИРА

Светится зелёная ограда,

Тени расползаются шутя.

Розовыми пятками по саду

Мнёт растенья малое дитя.

Изнывая в первозданном зное,

Ощущают приступ духоты

Брошенные в марево земное

Синие и красные цветы.

Наблюдай за малышом

и робко

Ощущай библейскую тщету,

Леденцов душистую коробку,

Запах мира, сада красоту.

ЛАСТОЧКИ

Гудит натруженная Волга,

Реки змеится тучный створ,

Вода не заживает долго,

В порезах от прибойных волн.

Шумы винтов и эта пристань,

На барже синяя руда,

А выше, как внезапный выстрел,

Дневная выскочит звезда.

Коричневые сохнут сети,

Озона призрачный глоток,

Бегут на мелководье дети,

Парома хрипловат гудок.

Вот память! Ей любить и плакать,

Реальность больше бережёт,

В песке рыжеет ржавый якорь,

И солнце тихо плечи жжёт.

Порою радиодиспетчер,

Загнёт солёные слова.

И стригли антитезой вечер

В полете ласточки едва.

СЕЛЬПО

В сельпо на клейкой ленте мухи,

А в бочке с дождевой водой

Купались солнечные слухи,

И пах прилавок лебедой.

Ленивые под зноем мёртвым

Пасутся поодаль бычки.

Отец в зелёных модных шортах,

Солнцезащитные очки.

Старухи сельские судачат:

– В трусах учитель, вот беда,

Да и слепой он, не иначе…

Семидесятые года.

Мне девять лет, и жизнь красива,

День в магазине заводной,

Индийский чай, где слоник синий,

Кальмары в банке жестяной.

Отец в ответ улыбку прячет,

За пять рублей берёт коньяк,

И ничего уже не значит

Сто первый километра знак.

И репродуктор тянет песню

О чёртовом о колесе…

Здесь гвозди и селёдка вместе

На выселках Москвы. Как все.

РОЗЫ И РАНЫ

Прощальные титры с экрана

Районного кинотеатра,

Любовь начинается рано

И дерзко уйдет безвозвратно.

Залетная девушка-пчёлка,

Щенячьи и детские страсти,

Беретом укрытая чёлка

И ночи волнующий аспид.

Прекрасна моя незнакомка,

Романов и связей предтеча,

Упрямое время вдогонку

И лечит тебя, и калечит.

Живём в этом воздухе грозном,

Летальною верою этой.

Вокруг только раны и розы.

Любовь обжигающим летом.

РЫБОЛОВ И ПТИЦЕЛОВ

Где святы голуби и дети,

Язык тех мест мне был знаком.

Орешника тугие плети,

Цвели зелёным молоком.

А рядом – зонтичные сныти

Прохлады отдавали суть,

Благотворили цепь событий

И отворяли новый путь.

Два паренька в траве курносых,

На птиц расставлены силки,

И поплавок торчит вопросом

В дождливом мареве реки.

Погода – дело наживное,

Приносит сырость светотень.

Природа копит горстку зноя

И наполняет смыслом день.

Реальность шлёт свои законы,

И в строе дел, земных основ,

Полны торжественным резоном

И рыболов, и птицелов.

ДОЛ

Швыряет полдень на весы небес где гром, а где прохладу.

Пастух, бегущий от грозы, застывшее у речки стадо.

Огонь и хлябь – благая весть, покуда в напряженье полном

Поток готов в запруду сесть перед раздвоенностью молний.

Они родят лиловый дым, по полю он ползёт украдкой.

Куря и смешиваясь с ним, пастух дрожит под плащ-палаткой.

Осмысливая страх и вздор, пугливость вымокших животных,

Достал он красный помидор, лоб утерев ладонью потной.

И дух отчаянно хмельной, среди пернатых и растений,

Качают головой больной кусты в стеклянном оперенье.

И дол в затишье на испуг явился, первозданно скроен,

Как будто делом наших рук освоен и благоустроен.

ЦВЕТОК ЗЁЛЕНЫЙ

Жизнь устает печали мерить,

И толковать приметы в путь,

Туда, где створчатые двери

Успеют времена сомкнуть.

Запомни, в этот век железный,

Пока ещё ты молодой,

Дни вытекают бесполезно

Из крана жёсткою водой.

Где распадаются в пределах,

Уходят в наважденье прочь

Тобой и вечностью без дела,

Читаемые день и ночь.

Пусть Млечный Путь нависнет кроной,

Над миром, что ужасно прост;

Где в вечности уединённой,

Цветок зелёный и погост.

 

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных