petrmost.lpgzt.ru - Проза Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
Проза 

Охота на призрака

Рассказ
20.10.2018 Александр ПОНОМАРЁВ
// Проза

Колонна вышла из Моздока рано утром, когда заря только окрасила небо багряными красками. Старшим в дороге был назначен командир отряда. Когда остался позади последний осетинский блок-пост и машины въехали на чеченскую землю, в небе зависла вертушка. Она бороздила облака, то улетая вперёд, то появляясь откуда-то сбоку. С ней было спокойнее. Но, несмотря на прикрытие сверху, бойцы, сидевшие в кузовах автомобилей и на броне «бэтээров», ощетинились в разные стороны стволами автоматов.


Отары овец паслись на невспаханных полях, иногда лениво поглядывая на растянувшуюся на несколько километров по дороге и пылящую почём зря «гусеницу». Когда подъехали к перевалу, колонна остановилась.


Командир отряда полковник Макеев, немногословный русоволосый великан, выпрыгнул из кузова. Он внимательно осмотрел окрестности. Впереди притаилось узкое ущелье, справа от которого ниспадал небольшой водопад с пенящимся каскадом. Две горы, как старухи, поросшие седыми мхами, возвышались по обеим сторонам. Макеев кивнул взводному Карташову.


– Валер, назначь в пеший дозор семь человек, пусть прочешут вон ту высоту и ущелье. – Он показал пальцем. – Как только взвод перейдёт на ту сторону ущелья, пусть доложат по рации, что путь свободен. Вертушка их сверху прикроет, если что.



Небольшое село Кара-Юрт прилепилось к горному хребту. Несколько десятков домов, две длинных улицы и бахча. Вот и всё село.


– Константин Иваныч, – командир отряда, который меняла команда Макеева, разливал по алюминиевым кружкам горячий крепкий чай, – ничего особо примечательного в округе нет. Я так понимаю, отряды здесь выставлены лишь для того, чтобы перекрывать горную тропу. По ней караванами доставляют на Кавказ оружие, наркотики и деньги для терактов. Жить будете в палатках, мы их вам оставляем. Кухня походная тоже есть. Посты выставлены по периметру села, два выносных. Секреты и засады будете выставлять по мере надобности. С электричеством у нас перебоев не было.


– А как местное население? – Макеев прихлёбывал пахучий чай вприкуску с кусочком твёрдого прессованного сахара.


– Местное население вроде бы ничего, с понятием. – Майор улыбнулся. – Взаимоотношения довольно терпимые, только если твои бойцы косячить не будут. Спиртным здесь не торгуют, да и не принято это у них. С главой администрации сами познакомитесь. Неплохой джигит. Хлеб пекут две женщины: мать и дочь. Цены не загибают. Дочь – красавица, но кадрить её не советую, ваххабитская вдова. Ну, вот вроде бы и всё.


– Ну, тогда счастливого пути, майор. – Макеев крепко пожал коллеге руку.


– Да, совсем забыл, Иваныч, – майор понизил голос, – завёлся у нас тут недавно диверсант.


– В смысле?


– Ну, гадит нам кто-то и по-мелкому, и по-крупному.


– Из местных?


– Я думаю, что да. Больше некому. Места знает хорошо. То растяжку поставит на тропе, то наши переставит. Подстрелил часового неделю назад, ранение пустяковое, но всё-таки. И везде оставляет волчьи следы, иногда клочок шерсти. А в прошлом месяце подорвал машину из комендатуры: один двухсотый, так повесил на ветку волчий зуб, заметили, конечно, не сразу – на чёрной нитке висел. А, и записку нам подбросили как-то. На – гляди.


Макеев развернул смятый листок, который ему протягивал майор. На тетрадном листке в клеточку было нацарапано: «Руски ухады, а то тебе месть Кара Борз».


– Ого, и как это понимать? – Макеев смотрел на майора сверху вниз.


– Ну, место называется Кара-Юрт. Что означает «Чёрная юрта».


– С этим можно поспорить: «Юрт» переводится с тюркского и как пастбище, и как место, жилище, и даже как родина.


– Вот видишь, Иваныч, ты сам мне лекцию об этом прочитать можешь. А Кара Борз – это чёрный волк. Волк вообще у них священное животное.


– Понятно, – Макеев задумчиво поглаживал подбородок.


– Бывай, товарищ полковник. А с волком этим поосторожнее, береги ребят. Думаю, недельку по горам порыскаете и найдёте этого Борза, слишком уж он и вправду оборзел. – Майор сам рассмеялся своей шутке.



Первый звоночек прозвенел ровно через неделю. Старшина первого оперативного взвода рано утром подорвался на противопехотной мине. Парня сильно посекло осколками, и его сразу же отправили в госпиталь «Северный» вертушкой.


Макеев срочно собрал офицеров в штабной палатке.


– Кто стоял ночью на первом посту? – Макеев внимательно разглядывал командиров двух взводов.


– Сержант Разов, товарищ полковник. – Командир первого взвода лейтенант Дроздов не поднимал глаза на командира, как будто он и был виноват в случившемся.


– Давай его сюда!


Лейтенант молча поднялся и вышел из палатки, махнув брезентовой полой.


– Какие мысли у других будут? – Командир достал из кармана пачку сигарет и, чиркнув зажигалкой, закурил.


– Старшина за водой пошёл, – поднял взгляд на полковника капитан Старков, – колодец в пятидесяти метрах от расположения отряда… Прямо на тропе стояла МОНка1, сработала на движение. Причём поставили её сегодня ночью – в этом никакого сомнения нет. Вокруг крупные волчьи следы.


– Волчьи? – вступил в разговор врач отряда Корнев. – А почему ты так думаешь? Может, собачьи?


– Волчьи, Владимир Андреевич, – Старков и поднял глаза на доктора, – я их с другими не перепутаю. Дядька у меня в лесничестве работал. Порою с ним по нескольку десятков километров по лесу ходили. Волчьи, это точно. И причём как будто вожак кружил, они так дичь загоняют.


Разговор прервался, потому что в палатку, подталкиваемый сзади взводным, зашел крепкий черноволосый сержант. Он ошалело огляделся по сторонам, зайдя со света в полумрак. Затем нашёл глазами командира и встал по стойке «смирно».


– Разов, доложи-ка, мил друг, как службу ночью нёс? – Макеев пристально разглядывал сержанта.


– Да вроде бы всё как всегда, товарищ полковник, – засопел сержант.


– Ты давай не темни, – подал сзади голос взводный, успевший по дороге расспросить часового, – рассказывай, как мне говорил.


– Да под утро заморочило меня слегка, – неуверенно продолжал Разов.


– Заморочило? Это как же? Закемарил? – Макеев стряхнул пепел с сигареты.


– Может, и закемарил, командир. Но только показалось мне, что на тропе, что к колодцу ведёт, ну на той самой, призрак появился.


– При-и-и-зрак? – протянул Старков.


– Призрак. – В голосе сержанта появилась уверенность, и он перевёл взгляд на капитана: – Белый силуэт, как человек вроде. Мелькнул и пропал. Я совсем уж было собрался дежурному по рации доложить, да подумал – померещилось. Луна спряталась как раз, я и смотрю: ветки от платанов в тень попали. И захороводили. И главное – ни звука, ни шороха. Только тени от платана на том месте. Знать бы, что так вот случится.


– Эх, Разов, Разов, – Макеев поморщился, – если бы доложил по команде, как положено, не улетел бы твой боевой товарищ в госпиталь.


– Да я и сам понимаю, товарищ полковник. – Разов сморщился и заморгал глазами: – Подумал, померещилось, да и стыдно признаться – побоялся: на смех ребята поднимут…


– Да какой уж тут смех, тут плакать надо. Иди, сержант, неси службу. – Макеев бросил сигарету на земляной пол, придавив окурок каблуком армейского берца.


Когда Разов вышел из палатки, Макеев быстро и в деталях передал офицерам рассказ командира предыдущего отряда про Чёрного Волка и даже записку показал. После чего в палатке повисла тяжёлая пауза.


– Может, и не просто показалось сержанту? – нарушил молчание доктор.


– А мина? – поднял на него взгляд командир второго взвода Карташов.


– Да стояла она тут, глядишь, не одну неделю, а старшина наш только сегодня на неё наткнулся.


Старков молча рисовал прутиком на земле узоры, потом бросил ветку через левое плечо и повернулся к врачу.


– Исключено, Владимир Андреевич, мы с сапёрами каждую пядь вокруг осмотрели. МОНку сегодня ночью поставили.


– Разову простительно, док, он первый раз на Кавказе. – Макеев тоже смотрел на врача, отчего тот поёжился: – А тебе, стреляному воробью, стыдно в призраков верить. Завтра у нас по горам да ущельям белые кони в кроссовках поскачут. Это, Владимир Андреич, тот самый Чёрный Волк, который нам мстит.


– Неуловимый Джо, – осклабился Карташов и зло сплюнул под ноги.


– Так тот никому не нужен был, Валера. А этот нам нужен. Ой как нужен. Это он только начал, вкус крови почувствовал, – продолжал Макеев. – Значится, так – командиры взводов будут у нас заниматься службой. А к тебе, Саша, – Макеев посмотрел на Старкова, – у меня будет особое задание. Даю тебе две недели, чтобы извести этого призрака. Попрошу товарищей офицеров об этом никому ни гу-гу. А то вся операция потеряет смысл. Что и как, это мы все вместе прикинем. Докладывать о результатах будешь лично мне каждый вечер. Понятно? Достанем мы этого Кара Борза.



Весь день Саня Старков ходил как потерянный. Он что-то шептал, шевеля губами, размахивал руками, чертил пальцем в воздухе знаки, а иногда, резко развернувшись, шёл в другую сторону.


К вечеру он решительно зашел в командирскую палатку.


– Я вот что думаю, Иваныч, если это кто-то из местных, то их от меня отвлечь надо. Чтоб думали, что я «казачок засланный». Может, найти ребят, недовольных сегодняшним порядком? То да сё – поговорить с ними, что хотел бы в горы уйти, стать настоящим джигитом…


– Не получится, – Макеев снова достал из кармана пачку сигарет и принялся щелчком выбивать одну из них, – времени у нас мало. Горцы народ осторожный. Это тебе тут пару годков пожить надо.


– А что если, – вступил в разговор Корнев, – сделать из нашего Сани горького пьяницу?


И Макеев, и Старков даже не сообразили сперва, о чём речь. Первым в себя, как и полагается, пришёл командир.


– Вот это ты, Андреич, выдал! Не пойму я, про что ты?


– А вот про что. – Корнев хитро сощурился. – Ты же говорил – местные не пьют. Так?


– Ну так, и чего?


– А если наш офицер постоянно будет пьяным – на улице, в кафе сельском и везде, короче. Они по-любому к нему будут относиться по-первости враждебно, а потом рукой махнут. Мол, никчёмный человечишко, и бдительность потеряют.


– И что же мне, каждый день горькую пить? – вступил в разговор капитан.


– Необязательно, – повернулся к нему доктор. – Ты что, пьяного изобразить не сможешь? Не валяться на улице, конечно, а просто вести себя не вполне адекватно.


– Так-так, понимаю, – теперь уже заулыбался Макеев. – Но я же говорил, горцы народ внимательный и очень осторожный. Могут не поверить…


– Поверят, – хлопнул себя по ляжке Корнев, – я тебе, Саня, такие капли дам – зрачок будет во весь глаз, а под нижнюю губу ватку будешь класть, спиртом смоченную, разить от тебя будет за версту. И вот садишься ты в чайхану, в руках фляжка или бутылёк за пазухой, ты знай из неё прихлёбывай да отключайся время от времени. Через эту чайхану, почитай, все местные мужики проходят. Может, что и услышишь или увидишь…


– Есть одно «но», Андреич, – усмехнулся Старков, – языками не владею…


– А вот тут ты не прав, – в свою очередь перебил его командир, – здесь с десяток национальностей живёт, языки порой совершенно не похожи один на другой. Язык общения для них – русский, а это нас полностью устраивает.


– Ладно, – Старков размял ноги от неудобной позы, в которой так и застыл с самого начала разговора, – раз совет в Филях постановил, значит, превращусь в никчёмного человека. Только как бы кто из своих не прибил.


– Об этом не беспокойся. По ночам будешь выходить в свободный поиск. Обо всём будешь докладывать по окончании каждой засады. Примечай всё, даже самые, как тебе кажется, мелочи. Будешь брать с собой только самое необходимое: фонарик, карту, рацию, два боекомплекта, да что я тебя учу – не первый год ведь замужем.


– Понял, командир, – Старков скинул с себя сомнения, терзавшие его весь день, потихоньку наполняясь азартом, как собака перед охотой, – всё необходимое возьму. Только рация не нужна, может заскрипеть в самый неподходящий момент, если услышите звуки боя – подскочите меня прикрыть. Волк этот поблизости всегда, вот и я буду пасти его. Постараюсь быть либо на шаг впереди, либо за его спиной. И боекомплект один. Хватит. Брать буду только калибр 5,45, несколько «эфок» и один рожок с трассерами. Если возьмут меня в клещи – вдруг этот перец не один работает – трассерами покажу направление при вашем подходе.


– Согласен. Добро, – на секунду задумавшись, сказал Макеев.


Полностью рассказ читайте в печатной версии журнала "Петровский мост"

Загрузка комментариев к новости.....
№ 2, 2018 год
Авторизация 
  Вверх