Вт, 21 Мая, 2019
Липецк: +21° $ 64.54 71.97

«Прощенье получая как награду...»

Игорь Чичинов | 20.10.2018

Дождь пошёл

Дождь пошёл!

Ах, как долго ждали…

Наконец, жизнетворный

– ты!

Дождь пошёл –

и вчера еще вяли,

а сейчас

распрямились цветы.

Дождь пошёл –

значит, мать не будет

помидоры опять

поливать.

И в душе моей зной

остудит

струй прохладных

твоя благодать.

Мостик в детство

Где вы, драные коленки

с подорожника листком,

молоко с противной пенкой,

палец, сбитый молотком?

Где вы, бабушкины руки,

что теплей, роднее нет,

детства запахи и звуки,

первый встреченный рассвет?

Далеко…

Но мостик тонкий

с прошлым свяжет берег мой:

внучкин голос, ясный, звонкий, –

«Деда, поиграй со мной!».

Инопланетное

Здесь всё иначе, всё инопланетно,

здесь наши несуразные свершенья

законы неземного притяженья

не оставляют всуе, безответно.

Здесь каждым вдохом дорожишь до грана

ячменного зерна. И точно знаешь

и веришь – никуда не опоздаешь:

здесь не бывает «поздно» или «рано».

Вопросов здесь не встретишь без ответов,

коль сердцем, только сердцем будешь слушать.

Здесь слышится: «Спасите наши души!» –

и их спасут, по данным им обетам.

Здесь нету нищеты, хоть щи негусты,

и очищаются от плевел зёрна,

и плакать здесь нисколько не зазорно.

Зовется Оптиной святая эта пустынь…

Метель

В полумраке окна светят,

Словно кошки сонный взгляд,

И зима метелью метит

Всё подряд и невпопад.

Сыплет небо первозданным,

Снежных мыслей не тая.

Снег пришёл сюда незваным,

И одна снежинка – я.

Возвращение

По-кладбищенски грустно и просто.

Угасает сентябрьский день.

Всё просторней, всё шире погосты

Нами брошенных сёл, деревень.

Печки трубы воздели, как спицы.

Избяные скелеты таят

Боль-укор в безоконных глазницах.

Возвращаюсь на круги своя…

Были здесь и тесовые крыши,

И звенела литовка-коса…

Возвращаюсь. И, кажется, слышу

Различимые чуть голоса.

«Человек!» – удивляются ивы.

«Заблудился?» – смеется ручей.

Птичьи возгласы, их переливы:

«Да откуда он? Чей же он, чей?»

«Узнаю, – отвечает рябина. – Помню избу, вторую с конца –

Он подпаском ходил за скотиной,

Привозили на лето мальца».

Скрип калитки, навешенной криво.

Пыль дороги тепла и суха.

«Повзрослел», – слышен шелест крапивы.

«Постарел», – тихо вторит ольха.

…Собираются детства осколки.

Спит тайга, тишиною звеня.

Запах хвои. Грибные околки.

Возвращаюсь. Признайте меня.

Сон

Памяти поэта-деревенщика

Я не знаю, кто я – горожанин

иль босой подпасок из села.

То не я ли хлопаю вожжами,

удаль косовиц не мне ль мила?

Взгляд, манеры – весь давно я светский.

Отчего ж так тянет покосить?

Мне б диплом свой университетский

бело-рыжей Зорьке подарить.

Мне найти бы к Кустово просёлок,

где берёз задумчивая тень,

мне б услышать, как квартет весёлый

бьёт в ведре молочную кипень.

Мне б бетонные раздвинуть клети

да за плугом хоть разок пройти,

петуха, что краше всех на свете,

у себя в хозяйстве завести.

…Но проходит сон наивно-детский,

улетает красный петушок.

И иду я на работу – светский,

в галстуке нелепом, пастушок.

Прости

Прости, что неумело так люблю,

что чувства далеки от совершенства.

За радостью минутного блаженства

я вновь стремлюсь – и тем себя гублю.

Прости, что так нежертвенно люблю.

И если всё ж простишь, мне только надо,

прощенье получая как награду,

ценить её. Я ж время тороплю

и вновь лечу, свою терзая плоть,

по жизни. И потери не измерить…

Но ведь простишь?.. Мне надо только верить

в Тебя, всемилостивейший Господь.

* * *

Всё меньше собутыльников, друзей:

увы, нам время не остановить,

и зёрна новые ты сей, не сей,

глядь – этот бросил пить, а этот – жить…

Не жизни жаль

Не жизни жаль, растраченной впустую,

не жаль, что я чего-то не нашёл.

Жаль, что вопрос так и остался всуе:

зачем я вообще сюда пришёл?..

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных