petrmost.lpgzt.ru - Сатира и юмор Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
Сатира и юмор 

ДВА СЛОВА ПО-ХЕТТСКИ

Рассказ
20.10.2018 Валерий СЕДЫХ
// Сатира и юмор

Климков с груши упал. Бергамота летнего. Сильнорослый сорт, но упал Климков всего с трех метров. Пилил сук, на котором сидел, — шутил потом Климков. Ну, на самом деле просто как-то непродуманно держался. И во многом потому, что с хорошими соседями, с Лёхой и Василь Захарычем, слегка расслабился по случаю открытия дачного сезона. У первого чего-то домашнее оказалось, у Захарыча — совершенно непалёный «Тамбовский волк»... Сидели, суровую зиму ругали — вон сколько сучьев и даже стволов померзло. Отпиливай их теперь...


Вот Климков и упал.


Ну, упал и упал — с кем не бывает. И ничего такого — ни переломов, ни травм, ни сознания не терял, но вроде как какое-то сотрясение и одновременно отключение. Как будто что-то в Климкове перевернулось.


А через неделю чувствует — будто какая-то сила в нем необычная. Физическая. Чувствует и чувствует. А он жене на рынке рыбой помогает торговать. Вообще, Климков инженер, самое прямое отношение к станкам с ЧПУ, с числовым программным управлением имел, но сейчас вроде это и не нужно. И он теперь с карпами, щуками и сомами имеет дело.


И вот надо ему одну емкость на прилавок с машины поднести — обычно они это вдвоем с мужем соседки по прилавку делали. А тут Климков один взял и отнес. И раз так, другой, третий... Каждый день, кроме понедельника. Бабы стали просить его то то сгрузить, то это отнести. А расплачивались с женой — сам Климков стеснялся деньгами брать.


Ну и, конечно, на рынке молва пошла. В шутку, но уважительное прозвище ему придумали — Кран. Хотя Климков и без того не слабаком выглядел.


Рынок рынком, но стал потихоньку, что совершенно естественно, Климков и в городскую жизнь вмешиваться. А куда денешься? Идет как-то, а у одного офиса какой-то крутой свою иномарку поставил. Прямо на тротуар. Простым людям и не пройти — в обход только, по грязи. Климков взял ее, то ли «тойотку», то ли «фордик», за бампер — и повернул на девяносто градусов.


И так пошло и пошло. Потому что они, которые за рулем или справа от него, ну обнаглели с этой парковкой. То на газон. То что-нибудь загородят. Или чуть ли не на крыльцо какой-нибудь торговой точки заезжают — три с половиной метра пройти ему живот и наглость не позволяют.


Один мужчина, интеллигент пожилой, шел сзади случайно, догнал Климкова и заметил с юмором:


— С вами, — говорит, — хоть ППП создавай. Партию Против Парковок. Народ, — говорит, — повалит. Выборы же одни за другими.


Но Климков далек от политики. Работа, семья, дача — и больше ничего не надо. Но слухи и толки по городу пошли, и в основном опять же вокруг парковок. А сколько он детских колясок перенес через лужи, одного инвалида через бордюр, старушке из подземного перехода помог выбраться! Гараж чей-то со спортивной площадки метров на пять сдвинул. Драки разнимал. Один раз за девушку заступился. Парень, навеселе, пристает с поцелуями, а она стесняется. Климков взял его и оторвал. Парень взбрыкнул как бы, а Климков нажал на плечо, посмотрел в глаза и что-то произнес, слова два — сам не понял, — тот и обмяк...


А вообще, Климков заметил, что не только сила в нем. Какие-то как бы воспоминания... И не из детства, а прямо из далекого прошлого, но не привычного, а совсем другого. Какой-то климат не тот, какие-то города не те, пейзажи с пальмами, песок и скалы... А он читал не раз: девочка одна (и не одна даже) что-то вспоминала, на каком-то языке говорила, рассказывала, а потом выяснилось, что у нее, оказывается, информация по родственной линии прямо от древних шумеров. И город, который она описывала, нашелся, до сих пор его раскапывают... То ли это гены у нее, то ли еще что-то.


И у Климкова пейзажи не те, не наши. То снятся, то видятся. Жара страшная. Конники какие-то. Города — как что-то напутал: Каркемыш, Тарсус, Богазкёй... И слова у него, особенно когда на нервах, вырываются — как иностранные.


Жена ему и предложила:


— Толик, — говорит, — давай я тебя с подругами сведу. С Ленкой и Людкой. С Леной мы на инязе учились, а Люда с истфака. Потом у неё аспирантура...


Ну, свела. И Лена чуть не упала, когда Климков стал говорить — прямо как по-немецки и даже по-английски, но по-другому.


— Грубовато, — она ему пояснила, — но это еще не ненормативная лексика. Не мат то есть…


— Ну, когда машины двигаю, вот такое откуда-то и произносится, — сказал Климков.


— Да это ж, — говорит Людка, — хеттский язык! Индоевропейская группа...


И выяснилось — Климков вроде как из хеттов. Государство такое было в Малой Азии, где сейчас Турция. Тысячи три с небольшим лет назад. До новой эры. А климковский Богазкёй — это на месте бывшей столицы Хаттусас. А мужики были — большеголовые и прямо исполины. Почему перед ними египетские фараоны заискивали... Теперь, подруги жены ему сказали, тебя всякими интервью желтая пресса замучает.


Приятно, конечно, Климкову. Только прессы и никаких СМИ и не надо. Она, молва, как уже говорилось, шла по городу. Водители стали бояться машины где попало оставлять, потому что, разворачивая их, Климков или фару мог кокнуть сгоряча, или бампер слегка покорежить. А сделать ему ничего не могли, потому что догадывались: может мужик не только фару свернуть...


А слухи черт знает какие все больше распространялись. Говорили даже, что предлагают Климкову стать почетным гражданином города. Он такой порядок навел, какого уже десять лет никто не мог навести.


С друзьями же дачниками Климков частенько на эту тему говорил. Помогал соседям чем мог. Никогда не отказывался, когда за здоровье его и силу слегка чокались. Завидовали по-хорошему. А некоторые, другие которые и помоложе, тоже с груш или яблонь специально падали, один даже с беседки случайно, но ничего кроме ушибов не получалось.


Гены, как понял Климков, у них не те. Или наследственность. Или день рождения по Зодиаку какой-нибудь неблагоприятный.

Загрузка комментариев к новости.....
№ 2, 2018 год
Авторизация 
  Вверх