Вт, 12 Ноября, 2019
Липецк: +7° $ 63.25 70.42

Александр Пономарёв. Как Новый год встретишь, или Лифтёра не видели?

09.10.2019 07:14:00
Александр Пономарёв. Как Новый год встретишь, или Лифтёра не видели?

Комедия в 2-х действиях

Действующие лица:

С о ф ь я  С е р г е е в н а  Г у р о в а – положительная дама 35 лет.

З а х а р  И в а н о в и ч  Г у р о в – её муж, главный инженер завода.

Г е н р и е т т а  И в а н о в н а – женщина бальзаковского возраста, соседка Гуровых по лестничной площадке.

Г а л о ч к а – её дочь, «синий чулок» неопределённого возраста.

В и к т о р – новоиспеченный муж.

С ю з а н н а – его молодая жена.

И н н о к е н т и й – сосед Гуровых, заядлый хоккейный болельщик.

А р к а д и й – шустрый парень. 

Г о л о с из лифта, он же А с к о л ь д  П а в л о в и ч – ответственный работник.

П о м я т ы й  человек – сильно пьющий мужчина.

Ф и л ь к и н – сослуживец Гурова.

Ж е н щ и н а с шифоньером.


Действие 1

Действие происходит в середине 80-х годов прошлого века. Типичная советская квартира. Из мебели лишь стол, диван и телевизор. Видно, что Гуровы только переехали. Софья Сергеевна нервно ходит из угла в угол, появляется её муж.

Г у р о в: Ну вот, Софочка, как я и думал – машина с мебелью где-то застряла. Да и немудрено – посмотри в окно, так и метёт, так и метёт.

Г у р о в а (разводит руками). Захар, я удивляюсь твоему спокойствию! Мы на новой квартире в новогоднюю ночь, а у нас даже посуды нет. Всё имущество неизвестно где! Надо что-то делать, ну позвони куда-нибудь!

Г у р о в: (глядя в окно). Деду Морозу? Так и метёт, так и метёт.

Г у р о в а: Захар, что тебя удивляет? У нас каждую зиму так! Не представляю, зачем мы торопились переезжать? Встретили бы Новый год дома, как люди, а потом и срывались бы с места.

Г у р о в: Софочка, что ты такое говоришь? Мы освободили свою квартиру Филькиным, а у них маленький ребёнок. Как ты думаешь, хорошо ли им было ютиться в общежитии? 

Г у р о в а: Захар, они ютились в нём восемь лет, один день ничего бы не изменил. И ты извини меня, Захар, как можно называть маленьким мальчика 14 лет. Да ты ведь и машину им первым пожертвовал! Теперь Филькины встречают Новый год в нашей квартире, а мы на узлах. Боже мой (всплескивает руками), что я говорю? На каких узлах? Все наши узлы мокнут под снегопадом. Я не представляю, как встречать такой светлый праздник у пустого стола. Захар, я даже приготовить ничего не успела!

Г у р о в: Ещё успеешь, солнышко. (Целует ей руку.)

Г у р о в а: В чём?! Все кастрюли и сковородки застряли вместе с твоей машиной! У нас даже посуды нет! И тост поднять нечем.

Г у р о в: Ты, милая, не права. (Достаёт из портфеля бутылку «Советского шампанского» и бутылку водки.) Взял в заводском буфете. Полусладкое.

Г у р о в а (смеётся): А водка зачем? У нас же её никто не пьёт.

Гуров (смотрит на бутылку): Действительно, зачем? (Машет рукой и ставит бутылку на стол.) А, пусть стоит, праздник ведь. Авось пригодится! 

На верхнем этаже слышатся топот множества ног и громкая музыка.

Гуров: А люди уже празднуют. (Смотрит на часы.) Странно, только пять, а там во всю ивановскую. Так до полуночи не дотянут.

Г у р о в а: Хорошо, хоть телевизор взяли. Дай Бог здоровья Никите Ивановичу, это ведь он нас уговорил и привёз на своей машине. А ты всё: неудобно да неудобно. Боже мой, это, наверное, первый такой безалаберный праздник в моей жизни. Я всегда всё умела предусмотреть. А в этот раз полностью на тебя положилась. И вот результат.

Горестно всплескивает руками и садится на диван. Захар Иванович подсаживается рядом, нежно обнимает жену и пытается заглянуть ей в глаза. Она вытирает слёзы тыльной стороной ладони, смеётся и в шутку отталкивает его.

Г у р о в: Софочка, не расстраивайся, всё образуется – вот увидишь.

Г у р о в а: Как Новый год встретишь, так его и проведёшь.

Г у р о в: Не волнуйся, дорогая, до полуночи ещё уйма времени. Я сейчас пойду и разберусь. Не могла же машина сквозь землю провалиться.

В квартиру, открыв дверь, вваливается Филькин. Он в полушубке, на опушке его воротника снег.

Ф и л ь к и н: Захар Иванович, Софья Сергеевна, здравствуйте. (Приподнимает шапку над головой, здороваясь.)

Г у р о в: Ба, да это же товарищ Филькин! Здравствуйте! С наступающим…

Ф и л ь к и н: Что это вы, Захар Иванович, даже замка в дверь не поставили, хоть бы шпингалет прибили. А то заходи, кто хочешь, бери, что хочешь.

Г у р о в а: Да у нас пока и брать-то нечего. Машина со скарбом застряла где-то.

Ф и л ь к и н: И вправду (хлопает себя ладонью по лбу), чего же это я про главное забыл? (С досадой в голосе.) Захар Иванович, дорогой, а я ведь за вами. Собирайтесь-ка быстренько и со мной на завод. У нас там беда – конвейер встал. Мне сам товарищ Лапников позвонил. Говорит: заводи мою машину, Филькин, и пулей дуй за главным инженером. И чтоб пока конвейер не запустит, никаких праздников, а то вся пятилетка насмарку. Так что, дорогой Захар Иванович, собирайтесь, а я вас туточки подожду. (Обращаясь к Гуровой.) А у вас на квартирах номеров не проставлено, насилу вас нашёл.

Г у р о в: Вот незадача! (Начинает собираться, бегает по квартире, уходит в другую комнату, из неё кричит.) Софочка, это просто какое-то недоразуменье, я скоренько там всё решу и домой. До Нового года непременно успею.

Г у р о в а (мужу): Ты уже здесь всё решил. (Разводит руками, показывая на обстановку Филькину.) А сам товарищ Лапников что же не поехал?

Г у р о в (входя): Софочка, что ты такое говоришь? Дело ли отрывать директора от праздничного стола?

Г у р о в а: Дело, Захар, дело! (Обращается к Филькину, неприветливо.) Ну как, товарищ Филькин, в новой квартире? Обживаетесь? 

Филькин начинает ёрзать на диване, потом встаёт и решительно направляется к выходу.

Ф и л ь к и н: Я вас в машине подожду. (Уходя.) А шпингалет вы всё-таки прибейте.

Г у р о в (надевая пальто, качает головой): Софочка, неудобно… (Подходит к жене, целует её в щёку.) Я постараюсь побыстрее.

Г у р о в а: Постарайся, дорогой.

Гуров уходит, хлопая дверью.

Г у р о в а (поворачиваясь к залу): Как Новый год встретишь, так его и проведёшь.

На улице слышится звук отъезжающей машины. В это время на верхнем этаже раздается звон разбивающейся посуды, потом нестройные голоса:
«Отцвели уж давно хризантемы в саду…».

Гурова сначала нервно проходится по комнате, затем встает у окна и смотрит на улицу. Там идёт снег, слышатся весёлые голоса: «С наступающим!» – «И вас так же!»; «Ёлки-палки, да куда же этот лифтёр запропастился? Ивановна, ты его не видала?» – «Нет!».

Гурова вздыхает и садится на диван, затем встаёт и включает телевизор. С экрана льётся весёлая музыка. Гурова опять встаёт и прислушивается. 

Издалека слышны мужские крики: «Помогите, помогите, да помогите же кто-нибудь!» Гурова открывает дверь, выходит на лестничную площадку.
Идёт к лестнице, но крики раздаются из-за дверей застрявшего лифта.

Г у р о в а (подходя к лифту, осторожно): Кто здесь?

Г о л о с из лифта: Слава Богу, хоть одна живая душа. Это какой этаж?

Г у р о в а: Третий.

Г о л о с: Тьфу, один этаж не доехал. Девушка, позвоните, пожалуйста, в лифтёрку, скажите, человек застрял! Я уже тут час торчу!

Гурова сначала идёт к двери, затем возвращается.

Г у р о в а: У нас телефона нет, мы только часа два как въехали.

Г о л о с (раздражённо): Девушка, ну позвоните из автомата!

Г у р о в а: Я номера не знаю, да и автоматов поблизости не видела.

Г о л о с (завывая): Да что ж мне, всю ночь здесь сидеть?! Я этого Маликова порву в клочья, с дерьмом смешаю, изувечу, сотру в порошок! (Успокоившись.) А вы его, кстати, знаете?

Г у р о в а: Мы здесь никого пока не знаем, только переехали, я же вам говорю! Слушайте, а там в лифте ведь кнопка есть – вызов лифтёра, вы нажмите!

Г о л о с: Девушка, вы что, меня за идиота держите? Я им миллион раз уже звонил!

Г у р о в а: И что говорят?

Г о л о с: Да они там пьяные все! Говорят, лифтёр с утра на объекте, мол, не мешайте праздновать, а потом и вовсе отвечать перестали. А вы что-нибудь о клаустрофобии слышали?

Г у р о в а: Слышала.

Г о л ос: А я, кажется, уже её чувствую. (Опять завывает.) Чтоб я ещё хоть раз в лифт залез, да никогда в жизни! Вот умру от жажды…

Г у р о в а: Так давайте я вам воды принесу.

Г о л о с (с иронией): И каким же образом я ее буду пить?

Г у р о в а: У меня соломинки есть. Вы постарайтесь раздвинуть дверки, а я соломинку в бутылку с водой суну, а?

Г о л о с: Ну давайте, авось получится.

Гурова идёт в квартиру, наливает воду в бутылку, сует соломинку, подходит к лифту и просовывает её в щель между дверями кабины. Слышится всасывающий звук, затем за дверью плюются.

Г о л о с: Вы что, мне воды принесли, что ли?

Г у р о в а: Конечно, а что же ещё?

Г о л о с: Девушка, праздник ведь. (Проникновенно.) Голубушка, а у вас там водочки или винца нет?

Г у р о в а (неуверенно): Есть водка.

Г о л о с: Тащите скорее.

Гурова проделывает ту же операцию, только уже с водкой.

Содержимое бутылки, булькая, быстро уменьшается ровно наполовину. Голос за дверью удовлетворённо крякнул, потом оттуда потянуло
сигаретным дымом.

Г о л о с: Вы меня прямо от смерти спасли. А вас как, собственно, зовут, спасительница?

Г у р о в а: Софья Сергеевна.

Г о л о с: А я буду Аскольд Павлович, начальник крупного треста. Я ведь к своему заму на свадьбу добирался. Вернее, не к нему, а к его дочке прыщавой. Мы вчера в ресторане отмечали, а сегодня вроде как второй день. (Передразнивая) Приходите, Аскольд Павлович, мы без вас даже за стол не сядем. А теперь, небось, у них праздник в самом разгаре, а обо мне и не вспомнили. (Опять заводится.) Я этого Маликова порву в клочья, с дерьмом смешаю…

Г у р о в а (перебивает его): Так это, наверное, над нами. Они там песни хором поют и пляшут уже часа два, я сейчас сбегаю.

Гурова бегом поднимается по лестнице.

А с к о л ь д П а в л о в и ч (кричит ей вдогонку): Вы уж, пожалуйста, голубушка, а то ведь как Новый год встретишь, так его и проведёшь. Буду вам очень признателен!

Звучит приятная новогодняя музыка. Дом живёт своей праздничной жизнью. Вокруг хлопают дверями, поют песни, смеются. С нижнего этажа на лестничную площадку вбегает девушка, она глухо рыдает и, увидев открытую дверь, вбегает в комнату и падает на диван лицом вниз. За ней бежит молодой человек. Он садится рядом и пытается ее обнять или погладить, но она плечом отталкивает его руку и плачет.

В и к т о р: Сюзанна, ну Сюзанночка! Ну чего ты расстраиваешься?

Сюзанна мычит в подушку что-то, а что – не разберёшь.

В и к т о р: Ну, миленькая моя, что же ты плачешь?

С ю з а н н а (рыдая): Я так и думала, что ты меня не люби-и-и-шь… (Опять утыкается в подушку.)

В и к т о р: Да почему же это я тебя не люблю, если я тебя люблю.

С ю з а н н а: Ты меня не любишь, потому что ты меня не любишь.

В и к т о р: А почему я тебя люблю, а ты думаешь, что я тебя не люблю.

С ю з а н н а: Я не думаю, а знаю, что ты меня не любишь! Ну почему ты меня не люби-и-и-и-и-и-шь?

В и к т о р: Господи, боже мой. Сюзанна, у меня от тебя голова кругом идёт. Это надо же молоть столько чепухи.

Сюзанна сразу встаёт и вытирает слёзы

С ю з а н н а (поднимая палец вверх): Вот, Витя, я же говорила. Всё и выясняется.

В и к т о р: Да что, что выясняется-то?

С ю з а н н а: То, что ты меня не любишь!

В и к т о р: Ну хорошо. Давай сядем и всё спокойно обсудим. Давай?

С ю з а н на: Давай. (Вытирает слёзы, успокаивается, садится напротив Виктора, смотрит на него.)

В и к т о р: Вот и скажи все свои претензии. Прямо в глаза. Скажи, что тебя не устраивает.

С ю з а н н а: Ты меня не любишь.

В и к т о р: Так, хорошо.

С ю з а н н а: Хорошо?!

В и к т о р: Нет это, конечно, нехорошо, то есть хорошо, то есть совсем не хорошо. Тьфу, чёрт, запутался. Вот скажи: в чём это выражается?

С ю з а н н а: Что?

В и к т о р: Ну вот что я тебя не люблю.

С ю з а н на: Ага!

В и к т о р: Нет, ты не поняла. Почему ты думаешь, что я тебя не люблю?

Сюзанна делает паузу, смотрит по сторонам, что-то мучительно думает.

С ю з а н н а: Ты много пьёшь.

В и к т о р: Я?!

С ю з а н н а: Ты!

В и к т о р: Когда это я пил?

С ю з а н н а: Вчера и сегодня.

В и к т о р: Как тебе не стыдно?! Это же наша свадьба. Вчера я выпил два бокала шампанского, а сегодня рюмку водки. И это много?!

С ю з а н н а (спокойно): Начинается всегда с малого.(Осматривается по сторонам). Витька, слушай, а куда это мы попали? Странно, мебель стоит, а людей нету.

В и к т о р: Да, наверное, ещё не въехали, а мебель завезли кое-какую, чтоб завтра, как говорится, отметить праздник и новоселье сразу.

С ю з а н на : Да? А телевизор почему включен? 

В и к т о р: Да при чём тут телевизор! (С досадой.) Ещё жениться не успел, а уже семейные дрязги начинаются.

С ю з а н н а (надув губы): Правильно мне мама говорила.

В и к т о р: И чего же такого говорила тебе твоя мама?

С ю з а н н а: Как добьётесь своего, так и любить перестаёте.

В и к т о р: Это чего своего?

С ю з а н н а: Сам знаешь!

В и к т о р (ахнув): А у нас с тобой пока ещё ничего не было…

Сюзанна делает гримасу, означающую «Вот влипла!».

В и к т о р: Ага, неверная! Так кто это добился своего?!

С ю з а н н а: Витя, Витя, ты меня неправильно понял! Я тебе сейчас всё объясню. (Пятится.)

Виктор хватает полотенце, бежит за Сюзанной и лупит её. Оба выскакивают на лестничную площадку и бегут вниз по лестнице. Сюзанна визжит, Виктор кричит, изредка слышатся хлопки полотенцем.

На пощадку выходит уже не молодой человек. Он одет в светлую толстовку и вытянутое на коленках трико с подтяжками, на ногах – тапочки. Это Иннокентий.

И н н о к е н т и й: Нигде покоя нет. По телевизору хоккей, а они смотрят всякую дребедень. (Замечает открытую дверь, неуверенно стучит, затем входит в квартиру.) Хозяева! Вы хоккей не смотрите? Можно я у вас посмотрю?

Подходит к телевизору, переключает на нужный канал. Появляются звуки хоккейного матча.

И н н о к е н т и й: Сегодня наши с канадцами играют. (Оглядывается, пожимает плечами и с головой уходит в зрелище.)

Сверху по лестнице спускается Софья Сергеевна. Она подходит к лифту и стучит.

Г у р о в а: Аскольд Павлович, а Аскольд Павлович!

Ей отвечает неразборчивое ворчание.

Г у р о в а: Аскольд Павлович, я туда едва попала! Стучалась минут десять. Так там никто ничего толком сказать не может, все настолько пьяные. Они и меня заставили штрафную выпить, потом отпускать не хотели!

В ответ раздаётся громкий храп.

Г у р о в а: Всё понятно.

Гурова стоит на лестничной площадке. По лестнице поднимаются двое мужчин – несут шифоньер. За ними женщина. Мужчины поднимаются вверх,
 а женщина останавливается рядом с Гуровой.

Ж е н щ и н а: Вы лифтёра не видели?

Г у р о в а: К сожалению, нет.

Ж е н щ и н а: Безобразие! Представляете, всё на руках носим. На седьмой этаж. Так можно и до праздника не управиться. А ведь как Новый год встретишь, так его и проведёшь.

Г у р о в а: Да, это верно.

Женщина поднимается вверх, Софья Сергеевна заходит в свою квартиру. Увидев Иннокентия, останавливается, смотрит на него. Иннокентий не обращает на неё никакого внимания.

Г у р о в а: Мужчина, вы кто? Вы здесь каким образом?

В это время канадцы забивают шайбу. Голос Озерова: «Да, сборная Советского Союза пропускает совсем не обязательный гол».

И н н о к е н т и й (поворачивается к Гуровой, горестно): Видите, какие невесёлые дела происходят? У вас курят?

Г у р о в а: Да я и не знаю, муж не курит. А в этой квартире больше пока никого и не было. Но вы курите.

Иннокентия уже вновь захватил хоккейный матч.

В это время на лестничную площадку поднимаются Виктор и Сюзанна. 

Они останавливаются и начинают целоваться.

С ю з а н н а: Ну хватит, Витька, а то кто-нибудь увидит.

В и к т о р: Ну и что! Пускай видят. Нам теперь всё можно.

С ю з а н н а: Так уж и всё!

В и к т о р: Абсолютно всё. Мы теперь муж и жена. (Демонстрирует палец с обручальным кольцом).

Сюзанна поднимает руку и вдруг видит, что на её пальце кольца нет.

С ю з а н н а: Ах! Я кольцо потеряла! (Вновь принимается реветь.) Не успела замуж выйти, как кольцо обручальное посеяла! Чтож я такая невезучая-а-а!

В и к т о р: Не плачь, Сюзанночка. Найдём!

С ю з а н н а: Точно?

В и к т о р: Однозначно. Только давай вспомним, где ты его могла оставить?

С ю з а н н а: В той квартире, в которую мы с тобой заходили!

В и к т ор: А она на каком этаже была?

С ю з а н н а (оглядываясь): На этом. 

Виктор и Сюзанна заходят в квартиру.

С ю з а н н а: Ну, вот видишь? Та самая квартира. (Увидев Софью Сергеевну.) Здравствуйте.

Г у р о в а: Добрый вечер. Чем могу?

В и к т о р: Вы извините, но в вашей квартире моя жена, похоже, потеряла обручальное колечко.

Г у р о в а: И как давно?

С ю з а н н а: Да минут двадцать как…

В и к т о р: Понимаете, у нас свадьба сегодня, второй день…

Г у р о в а: Поздравляю.

В и к т о р: Спасибо. Ну вот нам надоело, что на нас внимания никто не обращает…

С ю з а н н а: Все пьют, едят, а до нас никому дела нет.

В и к т о р: Мы и пошли путешествовать. Смотрим – у вас дверь открыта, зашли, посидели немножко…

С ю з а н н а: Мы здесь ничего не трогали. Правда-правда…

Г у р о в а: Да полно вам, у меня и трогать-то нечего. Ничего ещё привезти не успели. (Хлопнув себя по лбу.) А-а, так это за ваш семейный союз меня заставили пить штрафную! Пока я была у вас – вы были у меня, оригинально. Меня, кстати, Софьей Сергеевной зовут.

В и к т о р: Ой, извините. Виктор, а это моя жена – Сюзанна.

В квартире сверху вновь послышался звон разбитой посуды, затем кто-то громко упал на пол и его утащили волоком.

С ю з а н н а: О-о, как гуляют!

В и к т о р: Да по-русски, с размахом.

Молодые замечают Иннокентия. Тот смотрит телевизор, прижав ладони к лицу.

С ю з а н н а: А это ваш муж?

Г у р о в а: Да нет, Сюзанночка, моего мужа срочно вызвали на завод. У них там конвейер встал или ещё что-то приключилось.

В и к т о р: А-а, так это ваш родственник!

Г у р о в а: Нет.

С ю з а н н а: А кто же?

Г у р о в а: Понятия не имею.

В и к т о р и С ю з а н н а (хором): Как?!

Г у р о в а: Да вот так. Пока я к вам в гости ходила, здесь не только вы побывали. Ещё и вот этот гражданин приблудился.

С ю з а н н а (с испугом): А вдруг это вор? 

Г у р о в а (оглядев незваного гостя): Вор? Да нет, не думаю. Попробуем рассуждать логически: если красть у меня нечего, то, судя по трико и тапочкам, это сосед, которого выгнали из дома, за то, что он, бедолага, любит хоккей.

В и к т о р: Точно.

Виктор и Сюзанна весело смеются.

Г у р о в а: Вообще, я смотрю, эта квартира живёт своей, так сказать, автономной жизнью.

С ю з а н н а: Софья Сергеевна, а что это у вас стол совсем пустой? Ведь Новый год скоро.

Г у р о в а: А вот здесь, Сюзанночка, вы совершенно правы – до праздника недалеко. Да только вот стол так и останется пустым…

С ю з а н н а: Пустым?! Ну уж нет! Витя, поднимись-ка наверх и…

В и к т о р: Дорогая, я всё понял – уже лечу.

Г у р о в а: Вы с ума сошли! (Виктору.) А ну-ка назад.

С ю з а н н а: Иди, иди, Витюша. (Поворачивается к Гуровой.) Зря я, чтоли, всю свою первую брачную ночь вместе с с мамой всякие закуски готовила?! Не волнуйтесь, Софья Сергеевна, для хороших людей ничего не жалко. Тем более мы теперь с вами соседи.

Г у р о в а (смеётся): Ну ладно, коли так.

Сюзанна садится на диван. Иннокентий что-то достаёт из-под себя, протягивает Сюзане.

И н н о к е н т и й: Возьмите ваше кольцо. А я думаю, что ж сидеть-то так неудобно.

С ю з а н н а: Ой, спасибо! (Надевает кольцо на палец, любуется им, поворачивается к Иннокентию.) А это кто играет?

И н н о к е н т и й: Наши с канадцами.

С ю з а н н а: Да? Здорово! А наши в каких кофточках?

Иннокентий фыркает и ничего не отвечает.

Г у р о в а: Судя по всему, наши в красном.

С ю з а н н а: А-а, тогда эти с розочками на груди, получается, канадцы!

Иннокентий фыркает и сокрушенно качает головой.

Г у р о в а: Это у них не розочки, Сюзанна, это кленовые листья.

С ю з а н н а: Да-а?! Здорово!!

В этот момент сборная СССР забрасывает шайбу. Иннокентий вскакивает, громко кричит и пританцовывает, женщины при этом подпрыгивают от неожиданности.

И н н о к е н т и й (со счастливым лицом): Действительно, здорово!!!

В комнату вбегает Виктор с двумя большими пакетами.

В и к т о р: Сюзанночка, помоги-ка!

Молодые начинают выставлять на стол блюда с салатами и закусками, бутылки водки, шампанского и вина. 

В и к т о р: «Токайское», с боем вырвал…

С ю з а н н а (чмокает его в щеку): Молодец, я тобой горжусь.

В и к т о р (смущённо): Да ладно…

С ю з а н н а (показывая Виктору палец): А мы колечко нашли.

В и к т о р: Уф-ф, слава богу! А то я слышал, потерять обручальное кольцо примета плохая.

В квартире неожиданно гаснет свет. 

И н н о к е н т и й: Чёрт знает что! Безобразие!

На лестнице слышно кошачье мяуканье, затем на площадку выходит кто-то с зажжённой свечой, женский голос поизносит: «Маркизушка,
Маркиз, ты где, негодник?». Женщина в темноте движется вдоль стены и заходит в квартиру Гуровых. Здесь она сталкивается лицом к лицу
с Сюзанной. Обе истошно кричат.


Действие 2

Резко включается свет. Посередине комнаты стоит Генриетта Ивановна в халате, на голове бигуди. Она дует на свечу и бухается на диван.

Г е н р и е т т а И в а н о в н а: Боже мой, как вы меня напугали.

Г у р о в а: Это вы нас напугали.

С ю з а н н а: Ужас какой!

В и к т о р: Действительно…

Г е н р и е т т а И в а н о в н а: Свет так резко погас, а у меня Маркизушка ушмыгнул куда-то. Я, наверное, случайно в вашу квартиру зашла. Ой, сердце так и колотится.

Г у р о в а: Ко мне сегодня все случайно попадают.

Все смеются. 

Г е н р и е т т а И в а н о в н а (встаёт и церемонно представляется): Генриетта Ивановна.

Г у р о в а: Софья Сергеевна – ваша соседка .

Г е н р и е т т а И в а н о в н а: Я так и поняла.

В и к т о р: Виктор.

С ю з а н н а: Сюзанна.

Г е н р и е т т а И в а н о в н а (кивая на Иннокентия и обращаясь к Гуровой): Муж ваш?

В с е хором: Нет! Это сосед, он хоккей смотрит!

Г е н р и е т т а И в а н о в н а: Не кричите, я не глухая. Вижу!

Все опять смеются. 

Г е н р и е т т а И в а н о в н а: После такого стресса не грех и по чарочке, а? Как там у нашего поэта: «Выпьем с горя, где же кружка? Сердцу будет веселей!».

Все чокаются, потом пьют. Виктор и Сюзанна переглядываются. Потом все садятся. Виктор остаётся стоять. Ему не хватает места на диване.

Г е н р и е т т а И в а н о в н а: Софья Сергеевна, милочка, а что же это у вас гости за стол не садятся? (Виктору) Так и будете стоять? (Гуровой) Подайте-ка стул молодому человеку!

Г у р о в а (разводит руками): Не получится, чем богаты…

Г е н р и е т т а И в а н о в н а: А это что? Весь ваш скарб?

Г у р о в а: Весь наш скарб застрял вместе с машиной. Под снегопадом.

Г е н р и е т т а И в а н о в н а: Как же так, голубушка? Нет, так не годится. Сейчас исправим.

Генриетта Ивановна встаёт и уходит в свою квартиру. В этот момент Иннокентий вскакивает и кричит: «Го-ол!». Все вздрагивают. Иннокентий поворачивает ко всем счастливое лицо. Затем опять усаживается перед телевизором.

Генриетта Ивановна возвращается, несёт в руках стул. Вместе с ней входит девушка, она одета в платье, сверху кофточка с длинным рукавом, волосы забраны в хвост, на глазах очки с толстенными стёклами, несёт в руках два стула. Женщины расставляют стулья вокруг стола.

В и к т о р: Вот это дело!

Г е н р и е т т а И в а н о в н а: Совершенно верно. А это моя дочь Галочка, прошу любить и жаловать.

Все представляются, Галочка церемонно делает книксен. Затем женщины поворачиваются, чтобы уйти.

Г е н р и е т т а И в а н о в н а: Пусть стулья у вас постоят, пока ваши вещи не привезут.

Г у р о в а: Куда же вы? Ну нет! Генриетта Ивановна, Галина! Теперь я вас никуда не отпущу. Оставайтесь с нами.

С ю з а н н а: Верно!

В и к т о р: Конечно оставайтесь! Смотрите, какая у нас весёлая компания образовалась.

Все смеются.

Г е н р и е т т а И в а н о в н а: Я даже не знаю. Как-то неудобно. (Дочери.) Галочка, ты как?

Галочка неопределённо жмёт плечами и садится на стул. Генриетта Ивановна с удовольствием присаживается на соседний.

В и к т о р: Давайте наполним бокалы и выпьем за знакомство!

С ю з а н н а: За праздник, за нашу свадьбу.

Г у р о в а: Ну тостов у нас на сегодняшний вечер с лихвой хватит.

Все чокаются и пьют, после чего за столом начинаются непринуждённые разговоры. Гурова берёт блюдо с мясными закусками.

Г у р о в а: Что-то у нас горячее стало холодным. Сейчас подогрею. (Уходит на кухню).

Г е н р и е т т а И в а н о в н а: Софья Сергеевна, а у вас кастрюли есть? Нет? Может сходить? Ах, в духовке?! Как это прекрасно. (Иннокентию). Молодой человек, какой там счёт?

И н н о к е н т и й (не поворачивая головы): Два один в нашу.

Г е н р и е т т а И в а н о в н а: Как это прекрасно! Давайте выпьем за наших. Пусть они всегда выигрывают.

Все чокаются, пьют.

В и к т о р: А мы с Сюзанкой, когда дружили, два раза на хоккей в Лужники ходили.

С ю з а н н а: Точно. Только, Витя, не на хоккей, а на футбол.

В и к т о р: Ой, верно, на футбол. (Смущается).

Иннокентий опять фыркает перед телевизором и качает головой. В квартире этажом выше начали раздвигать мебель. Заиграл баян, начались танцы.

Г е н р и е т т а И в а н о в н а: Это они с утра вот так. Как им не стыдно!

С ю з а н н а: Ой, извините пожалуйста.

Г е н р и е т т а И в а н о в н а: Что это вы, милочка, за них извиняетесь?

В и к т о р: Так это они на нашей свадьбе гуляют.

Г е н р и е т т а И в а н о в н а: На свадьбе? Как это прекрасно! На вашей? Тогда пусть. Свадьба – это так романтично. Вот помню: в сорок девятом году гуляла я на одной свадьбе, какой там был грузин: глаза чёрные, волосы чёрные…

Г а л о ч к а (перебивает): Мама!!

Г е н р и е т т а И в а н о в н а: Что?(Обращается ко всем.) Я не пойму, что надо этим мужчинам? (Показывает на Галочку). И красавица, и умница – в нашем институте младший научный сотрудник, а как готовит!

Г а л о ч к а: Мама!!!

Г е н р и е т т а И в а н о в н а: А что, Галочка, я не права? (Поворачивается ко всем.) Если бы вы знали, какой она готовит студень! (Виктору.) Вы любите студень?

Виктор закашливается.

С ю з а н н а: Нет, он у меня селёдку под шубой обожает.

Г е н р и е т т а И в а н о в н а: Селёдку под шубой? Как это прекрасно!

К двери квартиры подходит молодой человек с букетом цветов. Это Аркадий, он смотрит на дверь, затем на соседнюю. Ищет звонок, не найдя, стучит в дверь, его не слышат. Он открывает дверь, видит компанию за столом, снимает пальто, кладёт на пол в коридоре, на него укладывает букет. Потихоньку садится за стол. Пододвигает к себе тарелку, накладывает закуски, наливает водки. За столом продолжаются непринуждённые разговоры.

А р к а д и й (встаёт, все обращают на него внимание): Вы извините за опоздание, вроде как за мной тост.

Все откладывают вилки, поднимают бокалы, смотрят на него.

Г е н р и е т т а И в а н о в н а: Просим, просим!

А р к а д и й: Я знаю этого человека много лет, дай ему Бог всего, всего! За его день рождения! Короче, за Гендоса!

Г е н р и е т т а И в а н о в н а: За Гендоса? Как это прекрасно!

Все чокаются, пьют.

А р к а д и й (выпивает, морщится): А, кстати, где он?

Г е н р и е т т а И в а н о в н а: Кто?

А р к а д и й: Как кто? Гендос!

В и к т о р: А вообще-то, кто это?

Входит Гурова с подогретыми блюдами.

Г у р о в а: Ого, нашего полку прибыло! Кто таков?

А р к а д и й (встаёт, смущённо оглядывается, но, быстро взяв себя в руки, продолжает): Прошу прощения, я, наверное, не туда попал. Я к другу на именины шёл, да видно номер дома перепутал, а на квартирах номеров пока ещё вообще нет. (Встаёт, пытается уйти).

Г у р о в а: Постойте, молодой человек. Раз уж вы сюда попали, мы вас не отпустим пока. Вот поешьте, выпьем в честь праздника, тогда уж и пойдёте с миром искать своего Гендоса.

С ю з а н н а (поёт слова из известного мультфильма): Оставайся, мальчик, с нами – будешь нашим королём…

Все смеются.

А р к а д и й: Меня Аркадием зовут. А остаться? Да с удовольствием, тем более в компании таких приятных дам.

Виктор недружелюбно смотрит на Аркадия, но тот созерцает с ног до головы Галочку.

Галочка сначала непонимающе смотрит на Аркадия, потом, поняв, что она ему понравилась, расцветает.

Г е н р и е т т а И в а н о в н а: Аркаша! Можно я вас так буду называть?

А р к а д и й: Без проблем.

Г е н р и е т т а И в а н о в н а: Аркаша, если бы вы знали – какой она варит студень!

Г а л о ч к а: Мама!

А р к а д и й (многозначительно смотрит на Галочку): Если бы вы знали, как я люблю студень!

Галочка краснеет.

Г у р о в а: Ну вот и славно.

И н н о к е н т и й (встаёт): Перерыв, кстати, я вам сейчас музыку принесу. (Уходит).

Г у р о в а: Вот насчёт музыки он прав. Её не хватает.

С ю з а н н а: Верно. Я так люблю танцевать! Ведь мы с Витькой на танцплощадке познакомились. (Виктору). Помнишь?

В и к т о р (наполняя бокалы): Помню, помню…

Входит Иннокентий. У него в руках кассетный магнитофон. Он ставит его на стол, а сам садится к телевизору, там начался третий период.

А р к а д и й (Беря в руки магнитофон и рассматривая его): Класс! Я такие в « Берёзке» видел. После праздников обязательно себе такой прикуплю.

Г у р о в а (Аркадию): А вы что, работали за границей?

А р к а д и й: Я? Нет. У меня предки уже третий год в Египте – Асуанскую плотину ремонтируют. А сам я в прошлом году за романтикой подался на Север.

Г е н р и е т т а И в а н о в н а: И что же вы там делали?

А р к а д и й: Нефть добывал. На полуострове Ямал. Слышали про такой?

В и к т о р: Конечно слышали.

С ю з а н н а: Здорово.

Г е н р и е т т а И в а н о в н а: Нефть? Как это прекрасно. Помню: в пятьдесят первом году жизнь свела меня с одним то ли металлургом, то ли газовиком. Какой был мужчина – фонтан энергии…

Г а л о ч к а: Мама!!!

Г е н р и е т т а И в а н о в н а: Ах, да! И что же там, на Ямале?

А р к а д и й: На Ямале-то? Да всё в порядке. А вот, кстати, меня там научили пить алкогольный коктейль «Северное сияние». Хотите попробовать?

В с е хором: Конечно хотим!

Г е н р и е т т а И в а н о в н а: А какие нужны ингредиенты?

В и к т о р: Чего?

Г у р о в а: Ну из чего готовить.

В и к т о р: А-а-а.

А р к а д и й: Проще простого. Часть спирта и часть шампанского. За неимением спирта воспользуемся водкой. (Берёт бокал, наливает водку, затем шампанское, накрывает верх бокала ладонью и встряхивает). Тут самое главное сделать вот так. Это называется чпок.

Г у р о в а: Нет, я, пожалуй, не отважусь.

Виктор и Сюзанна переглядываются и отрицательно качают головами.

А р к а д и й: Как же так? Струсили? Ну ладно, чтоб, как говориться, не ударить лицом в грязь…(Берёт бокал и залихватски выпивает его).

Г а л о ч к а: Налейте и мне. (Протягивает бокал).

Г е н р и е т т а И в а н о в н а: Галочка!

А р к а д и й (смотрит на Галочку с восхищением): А вы смелая, сударыня!

Галочка , зажмурившись, выпивает и ставит бокал на стол, Аркадий аплодирует ей.

В и к т о р: Вот это по-нашему.

С ю з а н н а: Здорово!

Г е н р и е т т а И в а н о в н а: Молодой человек, плесните-ка и мне. Только половинку.

А р к а д и й: Хорошо, хорошо.

Г е н р и е т т а И в а н о в н а: (выпивает и сразу пьянеет): Как это прекрасно! Как вы говорите? «Северное сияние»? Да, что-то такое я уже пробовала. Вот в пятьдесят пятом году был у меня один полярный лётчик…

Г а л о ч к а (тихо, матери на ухо): Мама, если ты и дальше в таком духе будешь продолжать, тебя примут за старую шлюху.

Г е н р и е т т а И в а н о в н а: Почему старую?

Сюзанна нажимает на клавишу магнитофона, звучат ритмы зарубежной эстрады. Сюзанна выскакивает на середину комнаты и начинает танцевать. Виктор поддерживает её. Аркадий встаёт и тоже начинает дёргаться в ритм музыке, встаёт и Галочка. Она подходит к Аркадию, танцует. Сюзанна и Виктор отходят на второй план. Галочка снимает кофточку, остаётся в декольтированном платье. Распускает хвост, встряхивает в ритм танцам копной волос, снимает очки, и все видят, что она вовсе не дурна. Аркадий смотрит на неё с восхищением.

А р к а д и й: Хозяйка на середину.

Гурова сначала отрицательно машет головой, но потом, махнув рукой, выходит в центр и тоже танцует.

Г е н р и е т т а И в а н о в н а (Аркадию): А ты клёвый чувак!

Г а л о ч к а: Мама, что за вульгарщина?!

Г е н р и е т т а И в а н о в н а: Танцуйте, танцуйте, это так прекрасно.

Г а л о ч к а: Ах, я платье запачкала, пойду застираю, пока не въелось. (Многозначительно смотрит на Аркадия).

А р к а д и й: Я помогу, сударыня.

Галочка кивает головой, они уходят в ванную. Через секунду звучит дикий крик. Галочка и Аркадий пулей вылетают из ванной. У Галочки трясутся губы,
Аркадий тоже напуган.

Г а л о ч к а: Та-та-там, в ванной, лежит мёртвый человек!

Г у р о в а: Мёртвый человек?! Это что ещё за новости.

А р к а д и й: Да, там в ванной, по-моему, и вправду труп.

Г е н р и е т т а И в а н о в н а: Как это прекра…Труп?!

Все напуганы, Сюзанна прячется за Виктора, только Иннокентий невозмутим. Он смотрит хоккей. Тут из ванной выходит «труп». Это помятый, взлохмаченный человек в ватных штанах, фуфайке и кирзовых сапогах. Он ошалело смотрит на всех.

По м я т ы й: Какое сегодня число?

С ю з а н н а: С утра было тридцать первое.

По м я т ы й: Января?!

В с е хором: Декабря!

По м я т ы й: Уф-ф, слава Богу!

Он видит накрытый стол, подходит к нему и, достав из кармана стеклянный гранёный стакан, наливает водки. Затем выпивает, ему становится легче,
и он садится поудобнее.

По м я т ы й: С наступающим!

В с е хором: и вас также.

Все садятся за стол и смотрят на него, ждут объяснений.

По м я т ы й: Я это, работаю в местном ЖЭКе... Вот, значить, пошёл на объект и, значить, сморило меня, в общем. Гляжу, квартира свободная. Ну, я и прилёг в вашей ванной. А вы, значить, въехали уже?

Г у р о в а: Получается так.

По м я т ы й (смеётся, хлопает себя ладонью по ноге): Вот так номер! (Смотрит на Генриетту Ивановну). Значить, напугал я ваших детишек, ха-ха-ха!

С ю з а н н а: По-моему, ничего смешного нет.

В и к т о р: Действительно.

Но Помятый продолжает хохотать, затем наливает второй стакан, выпивает его.

По м я т ы й: Я поем?

Г у р о в а: Конечно, конечно. 

Помятый берёт тарелку, накладывает еды и жадно начинает есть.

По м я т ы й: С утра маковой росинки…

Г у р о в а: Угощайтесь, не торопитесь.

Г е н р и е т т а И в а н о в н а: Так кем вы, говорите, работаете?

Помятый что-то отвечает с набитым ртом, но понять ничего нельзя.

Г е н р и е т т а И в а н о в н а: Ладно, не говорите ничего, а то подавитесь.(Всплескивает руками). Боже мой, скоро Новый год, а я в бигудях! (Вскакивает и убегает в свою квартиру).

А р к а д и й: Да, дружище, ну и напугал же ты нас.

Галочка всё ещё не может успокоиться. Помятый утвердительно кивает, снова говорит с набитым ртом.

Г у р о в а: Полно вам, голубчик, ешьте.

По м я т ы й: (прожевав): А Новый год, значить, ещё того?

В и к т о р: Чего того?

Ч е л о в е к: Ну, не наступил, значить?

А р к а д и й: Пока нет, успел ты тютелька в тютельку.

По м я т ы й (задумчиво): Да, братцы, как Новый год встретишь, так его и проведёшь.

С ю з а н н а: А вы, извините, по-моему всегда в одной поре.

Помятый выпил, поел – его потянуло пофилософствовать. Он поудобнее расположился на стуле, заложил ногу на ногу.

По м я т ы й: Это вы уж, дамочка, не скажите. Бывает так, а бывает и сяк. Жизня-то, она ведь вона какая. Был у меня, значить, такой событийный факт в жизни…

Прерывая его рассказ, входит Генриетта Ивановна. Она с причёской без бигудей, одета в приличное платье. Слегка накрашена.

Г е н р и е т т а И в а н о в н а: А вот и я.

Г у р о в а: Генриетта Ивановна, да вы просто красавица.

С ю з а н н а: Ой, правда здорово.

П о м я т ы й (крякнув): Вот ведь оно как!

Г у р о в а: Виктор, налейте-ка дамам шампанского, родился замечательный тост. 

Все наполняют бокалы, внимательно слушают Софью Сергеевну.

Г у р о в а: Спасибо судьбе, что ей было угодно собрать нас всех за этим столом. Спасибо неразберихе и чехарде, случившейся в канун этого Нового года. Спасибо этому дому! (Смеётся). И даже дверь благодарю за то, что без замка…

Все смеются, пьют.

П о м я т ы й: А насчёт двери, дамочка, эт мы мигом. Долго ли умеючи.

Помятый как эквилибрист достаёт из одного кармана шпингалет, из другого, молоток и гвозди. Подходит к двери и прибивает его.

Г у р о в а: Ну вот, сказка и кончилась.

П о м я т ы й (жмёт плечами): А то непорядок! 

А р к а д и й (громко): Галя, что-то я слышал насчёт студня.

Г е н р и е т т а И в а н о в н а: Полноте, я сейчас принесу.

Г а л и н а: Мамочка, я сама. (Смотрит на Аркадия).

А р к а д и й: Мама, мы сами. Я не могу оставить даму одну.

Аркадий и Галочка уходят. По пути Аркадий подхватывает букет цветов, который лежит в коридоре и преподносит Галине. Галочка рдеет от удовольствия и прижимает букет к груди.

Иннокентий отрывается от телевизора.

И н н о к е н т и й: Все, два – один, наши выиграли!

Г е н р и е т т а И в а н о в н а: Как это прекрасно.

Г у р о в а: Не пора ли представиться, мистер икс?

И н н о к е н т и й (смутившись): Спасибо вам, вы меня извините. Я сосед из квартиры напротив. Иннокентий.

Все тоже представляются.

И н н о к е н т и й (взглянув на часы): Ой, совсем скоро Новый год, мне домой пора. А магнитофон пускай у вас побудет пока.

Г у р о в а: Иннокентий, а может, семью свою пригласите? Да уж всем миром здесь праздник и встретим.

И н н о к е н т и й: Да нет у меня семьи. Я холостяк со стажем. Даже квартира моя на двух хозяев. Я что и пришёл-то. У соседей телевизор есть, а у меня пока нет. Все никак не куплю.

Г е н р и е т т а И в а н о в н а: Так в чём же дело, голубчик? Оставайтесь.

П о м я т ы й: А ну-ка, корешок, наливай.

Иннокентий, махнув рукой, садится за стол и наливает выпивку.

В комнату, отряхивая снег с воротника, вбегает Захар Иванович.

Г у р о в: Слава Богу, успел. Ох, как вас много, граждане!

П о м я т ы й: О-о, ещё один…

Г у р о в а: Захар, скорее раздевайся. Новый год на пороге.

Захар Иванович быстро раздевается и встаёт перед столом.

Г у р о в а (сияя, с гордостью): Познакомьтесь, это мой муж – Захар Иванович. А это, Захар, наши замечательные соседи…

Гуров слегка кланяется. Все представляются, только Помятый под шумок опять положил себе еды на тарелку и когда до него доходит очередь, опять начинает что-то говорить с набитым ртом.

Г е н р и е т т а И в а н о в н а (Гурову): Это сотрудник ЖЭКа.

Помятый удовлетворённо кивает.

Г у р о в: Очень рад, очень рад. (Гуровой). Вот видишь, Софочка, как всё образовалось! (Целует жену, потом обращается ко всем). Что это мы заговорились, так и Новый год пропустим, сделайте-ка звук погромче.

За столом оживленье, Иннокентий делает звук телевизора погромче. По телевизору уже передают новогоднее обращение генерального секретаря.

Г у р о в а: Ах, какой замечательный Новый год!

В с е: Да, как здорово, как прекрасно!

Начинают бить куранты. Все чокаются, поздравляют друг друга с праздником. Выпивают. Гуров целует жену, Виктор – Сюзанну.

Тут с лестницы слышатся крики: «Помогите, помогите!».

Г у р о в а: Боже мой, я совсем забыла про Аскольда Павловича.

И н н о к е н т и й: А кто это?

С ю з а н н а: Ой, так моего папы начальника зовут!

В и к т о р: Его сегодня все так ждали, а он почему-то не пришёл.

Г у р о в а: А не пришёл он по уважительной причине, он в лифте застрял.

Среди гостей всеобщий переполох.

Г е н р и е т т а И в а н о в н а: В лифте, как же так?

И н н о к е н т и й: Безобразие какое!

Г у р о в: И это в новогоднюю ночь…

С ю з а н н а (прижав ладони к лицу): Ой, что будет!

Все выходят на лестничную площадку. Подходят к лифту.

Г у р о в а: Аскольд Павлович, вы живой?

А с к о л ь д П а в л о в и ч: Софья Сергеевна, голубушка, ну сделайте же что-нибудь!

Из соседней двери выходят Аркадий и Галочка. Галочка поправляет на себе одежду.

А р к а д и й: Привет честной компании. Вы что здесь делаете?

В с е хором: Да вот человек в лифте застрял. Не знаем, как быть!

А р к а д и й: Надо стол сюда вынести. И здесь продолжить, только вот как его угощать будем?

Г у р о в а: Я знаю!

А р к а д и й (тихо Галочке): Слушай, Галка, а студень мы с тобой так и не попробовали. (Галочка прыскает в кулачок).

Иннокентий, Гуров и Виктор выносят на лестничную площадку стол с яствами. Все наливают, чокаются, Гурова берёт стакан с водкой и, вставив соломинку, поит уже известным способом Аскольда Павловича.

А с к о л ь д П а в л о в и ч: Ну попадись мне этот лифтёр, я его в порошок сотру, изувечу! 

П о м я т ы й: Это за что же, значить?

А с к о л ь д П а в л о в и ч: За что?! Да за то, что я здесь весь праздник просидел!

П о м я т ы й: Чего ж не сказали? (Поворачиваясь ко всем). Эх вы! Я к вам со всей душой…

Г у р о в а: Вы что хотите сказать? Не понимаю!

А р к а д и й: Так ты что, лифтёр, что ли?

П о м я т ы й: Он самый.

В и к т о р: Вот фрукт.

С ю з а н н а: Ой!

Г е н р и е т т а И в а н о в н а: Не ругайте его. Я что-то такое с самого начала подозревала.

Г у р о в а: Так он ведь нам это говорил.

П о м я т ы й: Факт, говорил.

Г е н р и е т т а И в а н о в н а: Голубчик, так вы что? Можете выпустить этого человека?

П о м я т ы й: В миг. 

Он куда-то уходит, двери лифта открываются, и оттуда вываливается Аскольд Павлович.

Вытащив из портфеля пустую бутылку из-под коньяка, он бежит за Помятым с криком: «Убью-у-у!». Все бегут за ним и толпой носятся вниз-вверх по лестнице. 

От толпы отделяется лифтёр и садится на авансцену. Он достаёт пачку «Беломора» и закуривает. К нему, держась за сердце, подходит Аскольд Павлович и садится рядом. На заднем плане продолжается беготня.

А с к о л ь д П а в л о в и ч: Дай закурить.

Помятый протягивает ему пачку. Аскольд Павлович берёт папиросу, разминает её в руках, закуривает.

А с к о л ь д П а в л о в и ч (усмехаясь): Как Новый год встретишь, так его и проведёшь.

П о м я т ы й: Факт.

Занавес.

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных