Вс, 22 Сентября, 2019
Липецк: +18° $ 64.47 71.51
Вс, 22 Сентября, 2019
Липецк: +18° $ 64.47 71.51
Вс, 22 Сентября, 2019

Алексей Колядов. Белая ворона

09.07.2019 10:04:00
Алексей Колядов. Белая ворона

Очерк

Вот уже почти два года, как Виктора Петровича Горлова нет с нами. С его смертью Елец потерял одну из самых необычных крупных фигур советского и постсоветского периодов. Про себя я долгое время звал его белой вороной, о чем лет за десять до его ухода сказал ему самому, сидя у него дома за накрытым столом. Сказал и внимательно посмотрел ему в глаза: как прореагирует? Кажется, это не стало для него неожиданностью: глаза его даже не дрогнули, а лицо светилось привычной легкой полуулыбкой, как бы говоря: «Ты так считаешь? Ну что ж, я не против!» Тогда же мы договорились: кто проживет дольше, отметит смерть другого публикацией в одном из СМИ.

Я моложе Виктора Петровича на десять лет и, может, потому это приходится сделать сейчас мне, еще живущему на этой земле и до сих пор занимающемуся своим любимым делом – писательством. Что ж, Виктор Петрович, расскажу читателям, как мы с тобой познакомились, как я был очень скоро очарован тобой и стал считать белой вороной, что, конечно же, не умаляло твоих достоинств, а наоборот, возвышало их…

Итак, перенесемся лет этак на сорок пять назад, в середину семидесятых прошлого века, когда я, журналист областной партийной газеты «Ленинское знамя», перебрался из Станового, где первоначально обретался после прихода в «ЛЗ», в центр своего собкоровского куста – Елец. Там первый секретарь горкома КПСС Александр Сергеевич Белых посодействовал в выделении моей семье достаточно просторной по тем временам трехкомнатной квартиры. Так что с того момента пришлось мне вплотную заниматься в газете не только сельской экономикой, но и проблемами не столь уж малого провинциального города. Елец в ту пору практически ничем не напоминал туристический центр, каким постепенно становится сейчас, радуя многочисленными музеями, восстановленными храмами, памятниками истории и культуры, а выглядел этаким солидным промышленным городским поселением с десятком заводов и фабрик и быстро растущими кварталами панельных и кирпичных пятиэтажек вокруг них. Неудивительно, что в редакции посоветовали мне, если выражаться бюрократическими терминами тех времен, «взять под наблюдение ход жилищного строительства и выполнения социалистических обязательств промышленностью города» и активно пропагандировать передовой опыт.

Худо-бедно с написанием заметок, репортажей и корреспонденций на эти темы я справлялся без особого труда. Но вот когда заведующий отделом партийной жизни «Ленинского знамени» Иван Васильевич Останков заказал мне статью от имени кого-нибудь из секретарей горкома КПСС о контроле за строительством и промышленностью Ельца, я невольно задумался, как быть. И тут мне явно повезло. Один из инструкторов горкома (такой же молодой, как и я), с кем успел поделиться своим редакционным заданием, подсказал: «Обратись-ка к Виктору Петровичу Горлову, он доступнее, чем первый секретарь, к тому же это как раз для него. После Воронежского инженерно-строительного института он начинал в Данкове на возведении ТЭЦ мастером, потом был прорабом, начальником участка. Затем еще два года до утверждения инструктором обкома КПСС возглавлял участок СУ-5 в конвертерном цехе НЛМК. А у нас он вторым секретарем горкома с шестьдесят девятого. Город Горлов уже изучил хорошо, на стройках и заводах, как свой, и в партийной работе сечет!»

Ну, раз сечет и свой, то вскоре я сидел в кабинете второго секретаря горкома под любопытным взглядом моложавого (сорок нипочем было не дать) мужчины и говорил: «Статья нужна не очень занудная… Могу помочь в написании, но для этого мне придется поговорить с вами не час и два и, может, не раз. А потом уж текст согласуем. В случае чего внесем поправки. Подойдет вам такое?» Выслушав внимательно, Горлов покачал головой: «Я бы не против, но, вот беда, договорился о встрече важной на заводе. И вообще, времени свободного у меня не так уж много. Давайте лучше поступим по-другому. За статью я возьмусь сам, может, в выходной. А потом, когда напишу, созвонимся и обсудим». Он посмотрел на меня, слегка улыбнувшись, и мне ничего не оставалось, как согласно кивнуть.

Честно говоря, на быстрый звонок от него я не наделся. Имея уже восьмилетний стаж газетной работы в разных изданиях, хорошо представлял себе, как реагируют на такие просьбы партийные, советские работники, хозяйственные руководители. «Отказников», как правило, не бывало, брались вроде бы с охотой, но многие через некоторое время сообщали: «Да что-то не получается у меня… уж извините!» А если текст через какое-то время и присылали, то он представлял из себя сухое перечисление фактов. В таком случае журналисту приходилось практически все переписывать заново. «Неужели и в это раз будет так же?» – думал я, покидая кабинет.

Однако уже через несколько дней получил от Горлова приглашение: «Вроде у меня сложилось, приходите!» И вот держу в руках несколько машинописных листов и не верю своим глазам: текст хоть и официальный, но достаточно живой, обрисованы не только успехи, но и недостатки, поставлены задачи на будущее. Правки материал практически не требовал. 

Поинтересовался: «А журналистом вы случайно не собирались в молодости стать?» «Насчет журналистики не скажу, но вот к истории, краеведению, старинной архитектуре всегда был расположен, – признался Горлов. – Как и к своей профессии строителя, которую вот пришлось оставить ради партийной работы. Но стараюсь все совмещать. Вот дарю вам набор цветных открыток о Ельце с моим небольшим предисловием. Сам выбирал объекты, приглашал лучших городских фотографов, пробивал в печать. Пусть люди сохраняют в себе и у детей память и любовь к этому городу, который для меня, чувствую, становится таким же дорогим, как моя малая родина – станция Латная в Воронежской области. Даже больше, чем она…»

После этого с Виктором Петровичем мы сошлись накоротке: уж очень сближал нас интерес к старине и всему, что связано с ней. Заходя в горком по тем или иным делам, всегда старался заглянуть хотя бы на несколько минут к нему, и он, увидев меня, приветливо улыбался, приглашал присесть и делился городскими новостями. Именно в один из таких визитов услышал: он собирается с группой краеведов и преподавателей местного пединститута написать книгу о Ельце, охватив огромный период – с момента первого упоминая города в Никоновской летописи за 1146-й год и по текущий день. «Нужда в ней очень большая: пусть жители Ельца – как взрослые, так и школьники – знают, в каком важном для Государства Российского городе они живут. Да и для наших соседей по Черноземью книжка, думаю, тоже будет интересной. Хотите с нами вместе поучаствовать в этом деле – пожалуйста, выбирайте тему, – предложил Виктор Петрович. – Например, о знаменитых елецких литераторах Бунине, Пришвине…» Приглашение показалось заманчивым, но я был вынужден отказаться: журналистика тогда поглощала меня целиком. 

Однако книгу о Ельце поле того разговора я ждал и был рад, когда летом 1978 года при очередном своем посещении горкома получил от Горлова в подарок отредактированную им невеликого формата книжицу в 230 страниц в твердом переплете с кратким названием «Елец». Выпустило её Центрально-Черноземное книжное издательстве тридцатитысячным тиражом. 

Естественно, в первую очередь я стал читать главы, самолично сотворенные Горловым, – «Молодость древнего города» и «Памятники архитектуры». Причина на то была основательной. Тогда в Липецкой области, как, впрочем, и по всему Союзу, велись дискуссии между ревнителями старины и православных традиций, с одной стороны, и приверженцами партийной линии по отношению к вере и древностям – с другой, о том, как застраивать старые поселения. Первые призывали строго соблюдать охранные зоны вокруг памятников архитектуры, бережно восстанавливать их, другие не считали нужным озадачиваться этим, верстая новые генеральные планы застройки. Также относились к сохранению памятников. А именно: восстанавливали, и то не всегда, лишь то, что крайне ценно и легко поддавалось ремонту, и не обращали внимания и даже разрушали то, что было основательно потрепано временем.

Последнее прежде всего касалось церковных построек. В Ельце, например, в конце шестидесятых несколько православных храмов XVIII – XIX веков попросту взорвали. На что время было консервативно-партийным, но и тогда нашлись разумные критики такого подхода. Под их влиянием большой советский поэт Сергей Михалков, он же член ЦК КПСС, редактировавший сатирический киножурнал «Фитиль», поместил в него сюжет о главном елецком взрывателе – тогдашнем председателе горисполкома.

Я в Елец приехал уже через несколько лет после этого, но про «Фитиль» помнил и был страшно удивлен, что предрик продолжает работать в своей должности как ни в чем не бывало. И отношение к храмам ни у него, ни у первого секретаря горкома после этого ничуть не изменилось. И не только у них. 

Мне, например, страшно влетело от редактора нашей газеты, члена бюро обкома КПСС Виктора Митрофановича Кобзева за статью в «ЛЗ» о необходимости срочного восстановления двух величественных храмов Ельца – Успения и Преображенского, находившихся в историческом центре города: их полуразрушенный вид всех нормальных людей просто угнетал. Нормальные же люди во время отпуска Кобзева статью напечатали, но затем редактор получил такой нагоняй от первого секретаря обкома КПСС Григория Петровича Павлова, что строго приказал мне впредь не писать ничего о храмах. «Запомни: домов надо больше строить для людей, а не деньги и силы расходовать на церкви!» – заявил он мне. 

Наученный горьким опытом, я уже не подумал браться за перо, когда узнал о намерении руководства Ельца «украсить» исторический центр уродливой бетонной коробкой районного узла связи, видной чуть ли не из всех точек города. Единственное, на что я тогда решился, – прокомментировать в разговоре с первым секретарем горкома намерение возвести в том же центре на улице Коммунаров девятиэтажную гостиницу: «Лучше бы ее перенести поближе к окраине!» «А нам так удобнее! – заявил он и добавил ядовито: – Легко вам рассуждать со стороны: ответственности-то никакой! А очутились бы вы на моем месте – глядишь, по-другому бы запели! Здесь для гостиницы вся инфраструктура готова, а отодвинь ее подальше – все придется начинать с нуля. Партия же призывает деньги экономить!» 

Рассказывая все это, не собираюсь упрекнуть давно уже покойного Александра Сергеевича Белых: он ушел из жизни в 1979 году, через год после выпуска Горловым книжки «Елец». Моя цель – показать, как отличались два партийных секретаря. Белых, как и большинство его тогдашних коллег, неутомимо продвигавший в жизнь партийные указания и не тративший время на «пустяки» типа цветных открыток. И Горлов – белая ворона в партийной среде по тем временам. В своей книжечке «Елец» он поратовал за соблюдение охранных зон вокруг памятников архитектуры, не осудил открыто, но и не восхвалил практику застройки новых микрорайонов типовыми панельными пятиэтажками, считая более правильным использовать при застройке дома разной этажности и стиля для придания городу неповторимости и делая его более привлекательным для туристов.

После прочтения книги я зашел к Виктору Петровичу: «Как твои замечания восприняли наверху? Понравились?» «Попросили урезать до предела, – не называя, где и кто просил, покривился Горлов. – На исправления да читки времени больше ушло, чем на написание. Но что поделаешь, у каждого времени свои законы. Наверно, когда-нибудь меня покритикуют за осторожность, но, боюсь, сейчас представлюсь кому-то неудобным».

Горлов как в воду глядел. Когда в 1979 Александр Сергеевич Белых ушел из жизни, и встал вопрос о выборе нового первого секретаря Елецкого горкома КПСС, многие прочили на это место именно Горлова. Возраст самый подходящий – сорок четыре года, опыт партийной работы – пятнадцать лет, был строителем в разных должностях... Для Ельца сделал немало, в частности, пробил филиал института «Липецкгражданпроект», занимавший­ся только стройками города. В общем, самое время возглавить Елец. Но увы, Григорий Петрович Павлов, во все вникавший до мелочей и знавший о своеобразных увлечениях Горлова, город ему не захотел доверить. На пленуме горкома КПСС первым секретарем по рекомендации обкома избрали директора завода «Эльта» Валерия Ивановича Локотунина. А Горлов вскоре перешел на хозяйственную работу: стал управляющим трестом «Елецтяжстрой». Потом еще десять лет работал главным архитектором Ельца вплоть до ухода на пенсию. От типовых пятиэтажек при нем ельчане полностью, конечно, не отказались. Но они стали уже не безликими, одна в одну, а с некоторыми изю­минками во внешнем виде, придававшими им разнообразие, как и девяти-двенадцати­этажные жилые коробки, появившиеся в разных местах города, за исключением, разумеется, исторического центра (его вид, к сожалению, до сих пор портят те «чудо-новострои» семидесятых). Внес вкалад Горлов и в ремонт многих храмов, которые стараются, хотя и не всегда это удается, бережно сохранять для потомков. 

Занимаясь строительством, архитектурой, Виктор Петрович все время при этом оставался для многих в Ельце белой вороной. Когда в конце восьмидесятых в России начались известные общественные перемены, приведшие к смене строя и развалу Союза, бывшего партийного работника на многих городских мероприятиях видели рядом с демократами, что у кого-то вызывало недоумение. Но заниматься чисто политической деятельностью Горлова уже не тянуло. Зато время для занятий мало что дававшей ему в материальном плане краеведческой, журналисткой деятельностью, гревшей душу, находил. Подготовил и издал книжки о Вознесенском соборе и Великокняжеской церкви в Ельце. Вдвоем с бывшим главным архитектором Ельца литератором Александром Васильевичем Новосельцевым написал в начале девяностых весьма востребованную книгу «Елец веками строился», а также труд о храме иконы Елецкой Божией Матери.

Особенно активно этой деятельностью Виктор Петрович занимался после своего шестидесятилетия, став членом Союза журналистов России, председателем городского краеведческого общества, руководителем творческой интеллигенции Ельца, редактором местного историко-культурного центра «Прожектор». В свои пенсионные годы он подготовил к изданию десять сборников краеведческих работ (среди авторов не только он и другие ельчане, но и москвичи, питерцы) «Елецкая быль», еще несколько новых наборов цветных открыток о Ельце вдобавок к первому, семидесятых годов, а также фотоальбом с его видами.

Выступал Горлов и в жанре литературной публицистики. Интересную статью о писательнице Марко Вовчок он опубликовал в первом номере липецкого литературного журнала «Петровский мост» в 2008 году. В нем, а также в городской и областной прессе, он выступал с незаурядными материалами много раз и позже, практически до самой своей смерти в июле 2017-го.

Его вторая малая родина, уверен, будет помнить Виктора Петровича очень долго. Печатные труды его и памятники архитектуры, в восстановление которых он внес свой вклад, как и в строительство новых микрорайонов, – тому порукой!

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных