Вт, 12 Ноября, 2019
Липецк: +7° $ 63.25 70.42

Наталия Дёмчева. «Ищу на ощупь формулу любви»

09.07.2019 20:21:35
Наталия Дёмчева. «Ищу на ощупь формулу любви»

Берёзовый шлях

Горизонт с колокольни видней,

Бурный миг равноденствия близок.

Хоровод зимних пасмурных дней

Мелким шрифтом внесён в длинный список…

Скоро выстудит ветреный монстр

Дуновеньем сверкающий глянец,

И заблудится в мареве звёзд

Призрак ночи – «летучий голландец».

На заброшенном в стойле возу

Отсыреют корма бесшабашно,

И застынет бельмом на глазу

С перекошенной талией башня.

С корнем вывернет хилую дверь

Межсезонья расслабленный воздух,

И заляжет затравленный зверь

В безразмерную яму – на отдых.

Дед внезапно проснётся. В ночи

Жар охватит пожаром поленья.

А старуха – навек замолчит,

Стоя в «красном углу» на коленях.

Я смотрю в беспросветную даль

На колхозные скудные мощи,

Где летает, как ветхая шаль,

Дух святой над берёзовой рощей.

Я люблю этот солнечный шлях

Беззастенчиво, ревностно, нервно,

Где не ропщет, гуляя в полях,

Всем открытая настежь деревня.


Бумажный кораблик

Подальше от романтики и быта

Кораблик уплывает в никуда:

Посудина похожа на корыто,

Ломает трюмы талая вода.

Жестокая, немыслимая гонка.

Один лишь шаг – и ты наедине

С упрямым фактом. И тебе вдогонку

Журчит ручей в февральской западне.

И падают упругие капели,

Пронзая лёд, на мраморный асфальт.

И всё, что мы с тобою не допели,

Воспроизводит вдохновенный март!


Пасхальное чудо

Летающий пух, словно сизая вата,

По лентам аллей в Гефсиманском саду

Ложится на жадные клумбы приватно:

То вздрогнет на звон, то блуждает в аду.

Изящна мозаика. Жизнь прозаична.

Алтарь схвачен тоненькой корочкой льда.

Крылатая фраза стихийна, вторична,

Как в утренний паводок злая вода.

Святые угодники, сделайте милость,

Развейте иллюзию ветхих постов.

Ущербным младенцам в утробах не снилась

Унылая тень материнских крестов.

Усталому сердцу в потёмках не спится,

А видится в сумраке резкий контраст:

На землю садится невзрачная птица,

Накрыв опереньем коричневый наст.

Я звуки сплетаю в весомое слово,

Нутром ощущая его правоту.

Всё кончено. Всё повторяется снова.

Пасхальное древо – в вербальном цвету!


Чужие письма

На пыльном чердаке мерцала лампа.

Цеплялась паутина за края.

Пылилась вечность, прячась в груде хлама,

И от вещей ломились закрома.

Томились в них холщовые наряды,

Пластинки и старинный патефон,

И стопка ветхих писем (вместо клада),

А венский стул в углу стоял как трон.

Стихийно и нечаянно проникла

Я в гущу незапамятных веков,

И мне казалось, что среди реликвий

Блуждают тихо тени стариков...


Ночной город

По асфальту пляшут тени

Бесприютных фонарей.

Обнажают робко сени

Домофоны у дверей.

Где-то в закоулке сквера,

В пасти светополосы,

Очищая чернь от скверны,

По тропе блуждают сны.

Светофор играет в прятки

С разноцветными авто.

На торговую палатку

Сумрак вешает манто.

Тело вяжет сонный солод.

Суета сбегает прочь.

Опускается на город

Фиолетовая ночь.


Версификация

Я наблюдаю жизнь свою

Как будто из окна вагона.

Вдали, у неба на краю,

Песком стекает время Оно…

Светило на горбу Земли

Сияет, словно в кухне блюдце.

В осенней дымке журавли

Курлычут. Может быть, вернутся…

То снегопад, то «ценопад»

Сменяют занавес декора.

Ходила с папой на парад,

Но… повзрослела слишком скоро.

То проживала день за год

И в полумраке брод искала;

То вплавь пускалась, то в обход,

И чуть от жизни не отстала.

Блаженно верила в любовь,

Но идеалы отменили.

Истёрла все ладони в кровь,

И вот: пишу стихи отныне.


Формула любви

Спускается в пустой карьер дорога,

Как нитка по стреноженной канве.

Осталось щебень обогнуть немного,

Цепляясь за глухой репей в траве.

Окутанная сонной паутиной,

Пронизанная тишью благодать,

Смешалась в идеальную картину

С разрухой. Тёмных пятен не видать…

Глаза глядят спокойно и нестрого

Сквозь линзы в загрунтованную даль.

Всеобщая, вселенская тревога

Сменяет скорбь на тихую печаль.

Бордюр прижат к условному барьеру,

За ним – безмолвный город в три версты:

Здесь нет ни долгостроя, ни карьеры,

А только невесомые мосты.

Хлопочет ангел за плечом. Как прежде,

Над клумбами завис звенящий шмель.

Стою одна, в отбеленной одежде,

Вдыхая слепоты куриной хмель.

…По битым стёклам лето колобродит,

Крестами прорастая на крови.

Я, как слепец на райском огороде,

Ищу на ощупь формулу любви.


Инварианты

Купить билет и навсегда уехать

В чужие, незнакомые места,

Где можно наслаждаться без помехи

Свободой на пристанище листа.

Открыть любви иные варианты,

А не ходить по лезвию ножа.

Помочь пробиться молодым талантам

И снизойти до падшего бомжа.

Уснуть. Успеть во сне переродиться,

С греховных платьев сняв налёт чудес.

И улыбнуться, чтоб не застрелиться

От тяжести физических телес.

Отдать потомкам совесть на поруки,

Заняв под солнцем место, наконец,

Испытывая радости и муки,

Как переживший истину мудрец

Над тихо умирающим букетом,

В котором лепестки обречены…

И наслаждаться благодатным светом,

Стекающим с огарочка свечи.

От унижений не искать лекарства,

Жлобам сердечным выхлопом грозя.

Простить врагов за мелкие коварства,

Тем более, что прощены друзья.


Щедрая осень

Седая осень, пощади меня,

Уйми озноб, смятенье и тревогу.

Ты незаметно подошла к порогу,

Оставив в поле призрака-коня…

Ты – нищенка, а я – твоя сестра,

Гостившая в цветных хоромах лета.

Порывом ветра до костей раздета,

Ты жаром греешь крылья у костра.

Ты – знаешь все ответы на вопрос.

Я – медленно с закатом умираю…

В твоих зрачках ноябрь сжигает грани,

Но ты стоишь над бездной в полный рост.

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных