Чт, 18 Апреля, 2019
Липецк: +6° $ 64.52 72.84

Наталия Дёмчева. Откровенье из нетленных слов

Наталия Дёмчева | 27.01.2019 20:18:22

Чёрная речка

                              А.С. Пушкину

              Крылья расправив сиреневым веером

              И запрокинув сознанье вверх дном,

              Лобное место мятежного Севера

              В сумраке зреет суровым пятном.

              Медное солнце по Невскому катится,

              Рысью минуя расплывчатый брег…

              Всаднику кажется, будто бы ластится

              К мраморной паперти призрачный век!

              Не примиряя удел одиночества

              С эхом безумно короткой строки,

              Белая ночь, деловая пророчица,

              Сагу слагает у синей реки.

              Мечется жадное облако в памяти,

              Словно по скатерти пиковый туз:

              Стынет в февральской, расстрелянной замети

              Терпкой морошки спасительный вкус.


Пророки

              «Пророка несть в отечестве…» Но тут,

              В краю блаженных мистиков-поэтов,

              Их словно блох: как могут – так поют,

              Преображая пафосом планету.

              Им по плечу земное ремесло:

              Раскинув белый парус на просторе,

              Держа в охапке ветхое весло,

              Они на утлых лодках ходят в море.

              Приносят незатейливый улов

              В подолах рваных к милому порогу

              И откровеньем из нетленных слов

              Чернь приобщают к вычурному слогу.

              Обласкан всяк. Никто не позабыт:

              Один убит, другой – распят публично.

              Разбавлен градусом презренный быт.

              Пророчествовать нынче неприлично.

              Его признал маститый меценат

              И благодарный православный зритель.

              Поэт в России где-то выше, н а д…

              Его сам Бог зовёт в свою обитель.


Утро в Быхановом саду

                              Памяти детского поэта

                              Светланы Васильевны Кучиной

              Тихий парк, прохладный, нелюдимый,

              Вздрогнул в полуобморочном сне.

              Тень ушла под воду острой льдиной,

              И сверкнуло утро на блесне!

              Выпорхнув из пасмурного дома,

              Вдохновенной грусти не тая,

              Задохнулась сладкою истомой

              Возле сосен молодость твоя.

              Терема открыли дверцы в детство, –

              Слышу только птичьи голоса.

              В тёплом фонаре – кусочек сердца,

              В свежей клумбе – чистая роса.

              Божья Мать качает в колыбели

              Звоны дни и ночи напролёт.

              Тонкий плач кладбищенской свирели

              По аллеям липовым плывёт...


Мишень

              Холодно, скользко, безлюдно и ветрено…

              Падает снег обречённо и жертвенно:

              Жидкими прядями вяжет и путает,

              Беличьим воротом наглухо кутает.

              Мёрзнут деревья. Их цепкими сучьями

              Кисти конечностей намертво скручены.

              Древняя память убита бензинами

              Между осенними пнями и зимами.

              Дворником площади перелопачены.

              Урны тупыми бордюрами схвачены.

              Праздники – праздно забыты прохожими,

              Заживо смяты лжецами пригожими.

              На перекрёстке, у волчьей излучины

              Шпили высоток в спирали закручены,

              Сжаты пружинами, в короб уложены,

              Сладкой начинкой в мишени заложены.

              Высшими силами, вихрями вьюжными

              Сшиты, замётаны и отутюжены.

              Мифом, легендой с лихвою оплачены,

              Пудрой, цветной мишурой околпачены.

              Сосны и ели пилой искалечены,

              Пышной языческой трапезой встречены.

              Дни обезличены. Вспышкой засвечено

              Ветхое марево… Млечное. Вечное.


Божья птица

              Где ты, радость моя

              С голубыми глазами-озёрами?

              Улетев за моря,

              Ты порхаешь над спелыми зёрнами.

              На раздолье твоём

              Всё привычно, понятно до тонкости:

              За окном – водоём

              И чужие нескладные новости.

              Словно сон малыша,

              В захолустье усопшей провинции

              Встрепенётся душа

              В тишине рядом с божьими птицами.

              Потускневший ноябрь

              Лунной патокой вымостит улицу.

              Мелким бисером рябь

              Потревожит незрелую лужицу…

              Ты утопишь ключи

              В полинялом и тощем бумажнике.

              И виденья в ночи

              Купол спальни обступят, как стражники.

              И привязан дождём

              Будет ветхий сарай к непогоде.

              И застынет вождём

              Призрак пугала на огороде.

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных