Вт, 12 Ноября, 2019
Липецк: +7° $ 63.25 70.42

Татьяна Скрундзь. «Каждый вдох исполнен миражами...»

09.10.2019 08:00:00
Татьяна Скрундзь. «Каждый вдох исполнен миражами...»

Фаталисты

В нас во всех, точно в жертвах века,

Разлагаются фаталисты.

Кто ж придумал-то человека?

Кто в него запускает смыслы?

Мы вполне одинаковы внешне,

И внутри одинаковы тоже.

Но различия тем кромешней,

Чем стремления непохожей.

Фонари

Храм души – берлога медвежья:

В залежах, в закромах –

Вино, сыр и даже свежая

Медовая пахлава.

Керосинка, горшочки глиняные,

Букетики сухотрав.

И прабабушкины старинные

Библия да устав.

А в миру перспектива мутная,

Точно туман везде.

Плясунья-змея распутная

Извивается на шесте.

Время порно и место лобное

Распахнули объятия,

Поколение мимолётное

Охмурила апатия.

И зеваки гундосят и пялятся,

Бессознательные пузыри...

А во тьме, во тьме зажигаются

Фонари. Любви звонари.

***

Все пройдёт, пройдёт и это,

Потому что было там,

Где невольником отпето

И переродилось в спам.

Кто-то вынужден зачем-то

Чем-то быть порабощен.

Но однажды станет бетой

Альфа. В общем-то, прощён.

И не в том причинность будней,

Что кому-то невдомёк,

Просто чем сиюминутней,

Тем отчетливей намек

На безхозность, безучастность,

Бесполезность прочих без...

Но и это только частность.

Все пройдет, Христос воскрес.

Фальсификатор

Шторм субъективности за валом вал

Сорвать грозит и парус, и штурвал

И смыть с ботдека ялики сизифов.

Корабль лавирует средь объективных скал

И между интерсубъективных рифов.


То плаванье не кончится вовек,

Поскольку чем бы ни был человек,

Его не испугают сновиденья,

Из бессознательных прорвавшиеся рек,

Как импульсы смертельного влеченья.


Корабль – без капитана и весла.

Фальсификации с собою унесла

Одна на всех контекстная цунами.

Но феноменология спасла

Значенье, помолившись над волнами. 

Пастернаку

Собственную жизнь переживая,

Не забудь, младенец, ты не вечен

В мире, что от края и до края

Фарисейским почерком размечен.

В этом мире спутаны все тропы,

Каждый вдох исполнен миражами.

Жизнь прожить – прокладывать свой опыт

Сквозь забвенье детскими шагами.

Но за краем, глянь, колышет ветром

Волны хлеба – спелая пшеница,

И твоей бессмертности ответом

Улыбаются апостольские лица.

Весна

Чёрно-белый в бело-чёрном

Март глядит из-подо льда.

Вечный старый мудрый ворон

«Nevermore» шифрует в скорбном

Вое северного ветра

Над поверхностью пруда.

Камыши скрипят, страдальцы,

Февралем истощены.

Сонным рыбам рыбьи старцы

Наказуют оставаться

В глубине, лишённой света,

Верным жизни до весны...

Друг мой, старый мудрый ворон,

Ветры не перекричать.

Север обернется скоро

Югом. Разве разговором

Мрачным ты не сыт по горло

В час, когда пора встречать

Воскресенье?

Утром ранним,

На рассвете, на заре,

Треснет лёд смертельных ран, и

Бездна вод, родник желанный,

Сдержанный тобою гордо,

Преисполнится во мне.


Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных