Пт, 23 Октября, 2020
Липецк: +8° $ 77.96 91.30

«...Со своей музыкой прозаического письма»

Ольга Тулинова | 10.10.2020 12:13:35
«...Со своей музыкой прозаического письма»

У редкого поэта или писателя столько говорится о музыке в его творчестве. Но читая Бунина, мы не найдем в его произведениях громких, восторженных отзывов о музыке, пространных объяснений ее содержания, частых и полных песенных цитат. Но если вслушаться в живущие на страницах его книг отзвуки любимых мелодий, в слова песен, то музыка оживет, зазвучит и пробудит в нас сильные, возвышенные чувства. Это и будет по словам писателя «… тем вечным золотым отблеском, который бросает на нас музыкальное искусство».

По свидетельству современников, друзей и исследователей жизни и творчества Бунина, Иван Алексеевич был человеком исключительной всесторонней художественной одаренности, и это, несомненно, помогло ему стать одним из интереснейших русских писателей. Пожалуй, одной из наиболее примечательных черт дарования Бунина является музыкальность его творчества. Она в неповторимой мелодике и ритме его поэзии и прозы, в поэтических описаниях природы, в изображении действующих лиц, обстановки. Об этом необыкновенном даре писателя говорили многие. Так А. Твардовский отмечал, «…что Бунин вошел в русскую литературу со своей музыкой прозаического письма, которую не спутаешь ни с чьей иной». Для К. Паустовского «…все творчество Бунина представляется монументальной симфонией, где главная идея – прославление величия и красоты жизни, человека, природы, музыки». Известный советский музыковед Б. Асафьев писал о том, что «…музыка неотделима от поэзии Бунина, именно музыка была для него той доброй силой, которая давала ему радость и духовное обогащение, помогала жить и надеяться». Эта мысль неуклонно утверждается всем творчеством писателя – и там, где музыке отдан весь рассказ, и там, где ее звучание мимолетно, но оставляет о себе воспоминание глубокое и поэтичное.

Как правило, биографии известных людей начинаются с описания культурной среды, в которой проходило их детство, с рассказов о просвещенной семье, где часто звучала классическая музыка, где велись споры об искусстве. Ничего этого в окружении Бунина не было, рос он в помещичьей усадьбе, где материальные дела приходили все в больший упадок как по объективным обстоятельствам, так и из-за беспечного ведения хозяйства и мотовства главы семьи. Мальчика окружала обстановка провинциального мелкопоместного быта, и тем поразительнее творческая судьба Бунина, сумевшего быстро и уверенно подняться над проблемами семьи маленького захолустного мирка. Первые музыкальные впечатления будущего писателя связаны с колыбельными песнями матери, Людмилы Александровны. «С матерью связана самая горькая любовь всей моей жизни, – писал Бунин. – Сколько слез видел я ребенком на ее глазах, сколько горестных песен слышал из ее уст!». Музыкально одаренным был отец Бунина – Алексей Николаевич. Переехав из Воронежа в Бутырки, а затем в Озерки, он быстро приспособился к деревенской жизни и жил, совершенно не умея унывать. Часто по вечерам он брал гитару и пел старинные русские романсы и песни, что было праздником для маленького Вани, тянувшегося к музыке. Пел он музыкально, подняв брови и поражая слушателей. «Первые песни, тронувшие меня, – отцовы, – вспоминал Бунин. – Да мог ли кто-нибудь петь так, как отец, с такой беззаботной печалью, с таким ласковым укором, с такой задушевностью».

С раннего детства Иван Алексеевич был человеком впечатлительным, с очень живым воображением. «Все помню, действовало на меня, – писал он впоследствии, – новое лицо, какое-нибудь событие, рассказ странника, песня в поле». А ведь мальчик рос в местах, издавна славившихся песенностью, и если в родительском доме музыка звучала не часто, то она звучала вокруг – в крестьянской избе, в поле, на деревенских праздниках. И Бунин глубоко воспринимал и чувствовал эти песни. Его чувствительную натуру не могли не волновать родные напевы, то веселые, то протяжные. Он легко их запоминал и знал великое множество. Эти песни полноправно вошли в его повести и рассказы в дальнейшем.

До поступления юного Вани в Елецкую мужскую гимназию в доме Буниных поселился «престранный человек», Ромашков Николай Осипович, ставший для будущего гимназиста первым учителем и воспитателем. Будучи человеком образованным, знавшим несколько иностранных языков, он не только пробудил интерес к путешествиям, приобщил будущего писателя к рисованию, чтению, но и познакомил своего воспитанника с классической музыкой, исполняя на скрипке известные и популярные пьесы. Впоследствии Ромашков станет прототипом Баскакова в романе Бунина «Жизнь Арсеньева».

Одним из ярких впечатлений детства юного Бунина в период жизни в Бутырках, была его первая поездка в Елец, поразивший его не столько большими, дотоле невиданными домами, блеском вывесок, но и мощным звоном колоколов: «…надо мной на весь мир разливался какой-то дивный музыкальный кавардак: звон, гул колоколов с колокольни собора Михаила Архангела». Примечательно, что на тот момент в провинциальном Ельце насчитывалось более 30 православных храмов, 20 часовен и два монастыря. Поэтому звон колоколов древнего уездного города, воспринятый тогда ребенком как «музыкальный кавардак», навсегда определил отношение писателя к колокольному звону как явлению музыкальному и феноменальному. Он воспринимал его как явление духовной жизни народа, связующее воедино прошлое, настоящее и будущее. Знакомясь с рассказами «Над городом», «Антоновские яблоки», «Всходы новые», «Чаша жизни», «Тишина», «Веселый двор», романом «Жизнь Арсеньева», понимаешь, что колокольный звон является важным элементом художественной системы Бунина. Звон колоколов одухотворяет бунинских героев, возвышает их над убогим бытом, внушает надежду на счастье. Помимо магического звона колоколов, знакомых Бунину с детства, трудно передать словами те ощущения, которые испытывал писатель, когда соприкасался с православным хоровым пением, духовной музыкой, ее особым внутренним строем, чистотой, гармонией чувств и мыслей.

В августе 1881 года Иван Бунин был зачислен в Елецкую мужскую гимназию. Началось его близкое знакомство с городом. В этот период в Ельце активно действовали различные общественные объединения, явившиеся своеобразным средством культурной самоорганизации провинциального общества. Первым из таких объединений в городе стало «Елецкое общество любителей музыки и театрального искусства», на концертах которого не раз бывал юный Бунин. Но особенно привлекали внимание жителей Ельца духовые и струнные оркестры, звучавшие в многочисленных парках и садах Ельца, на балах в Елецкой женской гимназии, где бывал гимназист Бунин.

В 1889 году Бунин покидает отчий дом, начинается новый период его жизни, полный тревог и волнений, любви и разочарований, новых надежд и ожиданий. Именно в это время Бунин знакомится с профессиональным исполнением классической музыки. В Харькове, куда писатель приехал к брату Юлию, происходит его встреча с польским пианистом, который блестяще исполнял произведения Баха, Генделя, Моцарта, Бетховена, Грига. Вот как описывает Бунин свои впечатления от услышанного: «…странный, мучительно возвышенный мир открывал он мне, мир, в который вступал я с восторженной радостью при первых же звуках, чтобы тотчас же вслед за тем обрести тот величайший из обманов, который дают только музыка да иные минуты поэтического вдохновения». В этом же году Иван Алексеевич совершил путешествие по Днепру и Малороссии, где влюбился в ее цветущие сады, белоснежные хаты, задушевные песни кобзарей и украинских девчат в их расписных ярких костюмах. Позже эти впечатления найдут воплощение в рассказах «Лирник Родион», «Казацким ходом», «На даче» и др.

Встреча и знакомство с Варварой Пащенко – отдельная страница жизни и творчества писателя, где соединились страсть и горечь, радость и великая печаль. Но именно время их совместной жизни было для Бунина источником новых музыкальных впечатлений, творческого подъема. Пащенко была очень музыкальным человеком, прекрасно владела фортепиано, и молодой Бунин не раз мог слушать ее игру, где бы они ни были: в Ельце, Орле, Полтаве, Воргле. В одном из писем брату Юлию вот как описывает писатель встречу с любимой девушкой: «…сперва она играла на рояле в беседке все из Чайковского, потом мы бродили по дорожкам. Говорили о многом; она здорово понимает в стихах и музыке. Все – и веселое, и грустное – отдается у меня в душе музыкой каких-то неопределенных стихов, чувствую какую-то силу создать что-то настоящее…».

Живя какое-то время в Полтаве, Бунин посещает концерты приезжих музыкантов. Особое впечатление осталось у писателя после концерта, где он впервые услышал романс А. Рубинштейна на стихи Г. Гейне «Азра». История не сохранила нам имя исполнителя. Но строки романса «…полюбив, мы умираем», пожалуй, могут стать эпиграфом почти ко всем произведениям Бунина о любви. 22 года он носил в себе эти впечатления от слов романса и легенды, которая легла в основу текста, и спустя годы писатель воплотил это в своих рассказах «Митина любовь» и «Без роду-племени».

Начало XX века открывает Бунину новые горизонты в творчестве, любви, жизни… В начале 1900-х годов Бунин гостил у Чехова в Ялте. В это время здесь гастролировала труппа МХАТа, приехавшая сюда специально из-за болезни Чехова, поскольку в репертуаре актеров были пьесы Антона Павловича. Бунин и раньше был знаком с актерами прославленного театра, с К. Станиславским. Но тут, в Ялте, произошла встреча, которой суждено было стать отдельной страницей в биографии писателя. В один из дней, после спектакля, за поздним ужином в ресторане гостиницы «Россия» рядом с Буниным оказался молодой Сергей Рахманинов. Несмотря на юный возраст, он был уже известным композитором и блестящим пианистом. На долгие годы будут связаны трогательной дружбой после этой встречи эти два гения России, чьи творческие судьбы, как и внешний облик, были очень схожими. Впоследствии Рахманинов напишет на стихи Бунина два романса: «Ночь печальна» и «Я опять одинок».

В 1906 году И.А. Бунин навсегда связал свою жизнь с Верой Николаевной Муромцевой, ставшей ему женой и другом. Будучи высокообразованным человеком, не обделена была Вера Николаевна и музыкальностью, хорошо владела фортепиано. За 47 совместно прожитых лет супруги не раз путешествовали по миру, и везде им доводилось приобщаться к музыкальной культуре тех мест, где они находились на тот момент. Так, Вена запомнилась Бунину звучанием органа собора святого Стефана, Рим – католическим пением капеллы в соборе святого Петра, а Италия – необыкновенной красотой неаполитанских и венецианских песен под аккомпанемент гитар и мандолин.

В 1920 году Бунин покидает Россию, и его второй родиной становится Франция. И хотя в биографических источниках информация о музыкальных впечатлениях Бунина в период его эмиграции довольно скупа, думается, что с музыкальной атмосферой Парижа так или иначе писатель сталкивался: это была музыка, звучавшая в театре Гранд-Опера, русских ресторанах, с их цыганскими и русскими романсами, музыка частных музыкальных салонов, «Русских сезонов» Дягилева в Париже, выступления парижских шансонье. Встречи, общение и знакомство с музыкально одаренными людьми своего времени (композиторами, вокалистами, инструменталистами) стали для писателя источником новых музыкальных впечатлений, отразившихся в его сочинениях, воспоминаниях, дневниках.

По мнению буниноведа Н.А. Труби­цыной, «… в совокупности мотивов народной, духовной и классической музыки у Бунина особо выделяются мотивы пения, мотивы музыкальных инструментов, «музыки природы» и мотив музыки как таковой, как особого отражения действительности. Каждый из этих мотивов имеет в творчестве писателя свои художественные функции, эстетическую и мировоззренческую наполненность». С помощью музыкальных мотивов в бунинских произведениях раскрываются национальные истории, психология, житейский уклад героев. Способностью тонко чувствовать и остро переживать музыку Бунин наделяет тех героев, которые являются незаурядными личностями. Музыкальные мотивы у Бунина представлены в самых различных поэтических ракурсах. Они могут выступать в его произведениях и как скромная деталь бытовой картины, и как примета исторического времени, и как звуковой фон лирического сюжета.

В ряде произведений музыкальные мотивы приобретают высокий гражданский смысл, становясь символом Родины, народного национального духа. Одним словом, музыкальная стихия в произведениях Бунина – это не только сочетание музыкальных мотивов, но и глубинный художественный подтекст всего творчества писателя. Введением музыки в структуру стихов и прозы писатель достигает органического слияния приемов двух видов искусств – словесного и музыкального. В результате такого синтеза Бунин обогатил эстетику слова эстетикой музыки и добился феноменальных художественных результатов, выразившихся в неповторимости его индивидуального стиля. Именно неповторимый стиль бунинского слова, его непревзойденный литературный талант побудили многих отечественных композиторов прошлого и настоящего к воплощению поэзии Бунина в музыке – романсах и хоровых произведениях. В их числе Р. Глиэр, А. Гречанинов, Э. Денисов, С. Рахманинов, Т. Хренников и многие другие. Отрадно сознавать, что на стихи Бунина создали свои романсы и елецкие профессиональные композиторы: А. Бурцев, В. Завальный, Е. Пономаренко, Л. Юсупов. Всего на сегодняшний день существует около 200 вокальных произведений на стихи нашего земляка.

Так что же так привлекает композиторов в поэзии Бунина? Ведь существует мнение, что его стихи очень непросто ложатся на музыку. Трудно да и невозможно ответить на этот вопрос односложно. Творчество Бунина слишком многогранно, и каждый композитор находит в нем то, что созвучно именно ему. Но думается, что главным являются не только глубина и богатство содержания поэзии Бунина, не только музыкальность его стихов, но прежде всего их удивительная ясность, эмоциональная сила, искренность интонации и высокая художественная правда.

_____________________________________

Впервые в «Петровском мосте». О. Тулинова – публицист, краевед, живет в Ельце

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных