Пт, 07 Августа, 2020
Липецк: +22° $ 74.16 87.23

Всё к лучшему, душа

Тамара Сокольская | 18.07.2017

Уроки столетия

Сжимаясь в муках, чрез столетье

Вернулась Русь к былой стезе,

Келейно в храмовой подклети

Готовясь к будущей грозе.


И хоть нарядна и румяна,

Горда за возрождённый дух,

Меж тем слезою красной рана

Заупокойно плачет вдруг.


Не раз уж видела Россия

Времён последних прототип –

Живая ткань для биопсии

Горит на теле прежних дыб.


Давно отверсты преисподней

Огнём шипящие поля.

Готова ль к жатве ты сегодня,

Отчизна милая моя?


Стопы, подобно пилигриму,

Направив в горние сады,

Хранишь под сердцем ты незримо

Трудов молитвенных плоды.


Взывай в смиренье до предела

К владыке дола и небес.

Ты – сердце мирового тела,

Что бьётся в такт святых словес. 


Целебные советы

Вздохнув тяжело и вздохнув с облегченьем,

Наполню я воздухом слабую грудь.

Ещё раз вздохну, но теперь с увлеченьем,

И мира иную познаю я суть.


Однажды осмелившись ради забавы

Сквозь пальцы на всё посмотреть как-нибудь,

Я, верно, подумаю, как же не правы,

Кто видит не так мироздания суть.


Желаю изведать когда-то, не скрою,

Ещё один верный к спокойствию путь –

Махнуть, не стесняясь, свободной рукою,

И мира иную почувствовать суть.


К тому же известно прекрасное средство:

Пожать, улыбаясь, плечами чуть-чуть

И в лёгкость и смысл беззаботного детства

Годами заржавленный ключ повернуть.


Зелёный крестик

Как будто показалось мне спросонок,

Внутри растёт немая пустота.

Из сердца моего ушёл ребёнок.

Где прежние любовь и простота?


Бреду по ветру в трауре на север

Вдоль берегов манящих в детстве луж.

В траве ищу я необычный клевер,

Тот, что спасенье для пропащих душ.


В нём сложены крестом листа четыре,

Здесь символ искупленья воплощён.

Один такой, засушенный, в псалтири

В семнадцатой кафизме помещён.


Куда исчезло целое собранье

Таинственных листов, что я в бреду

С ребяческим искала ликованьем

Когда-то в нашем маленьком саду?!


Торжественно по ветру я шагаю,

И в Троицу Святую верю я.

С подшёрстка травяного поднимаю

Зелёный крестик на исходе дня.


Разговор с душой

Я с пряником вкушаю чай зелёный

И в кресле мягком чтенью предаюсь.

Внушения печали монотонной

Меня пугают, как шипящий гусь.

Художница-тоска рисует пятна

На окнах зорких, но потухших глаз.

Чрез них взирает сердце, как неладно

Устроен мир, устроен без прикрас.


Всё к лучшему, душа. Ты в этом горе

Немного потомись, уйди в себя.

Опасно промышлять в житейском море,

В нём ждёт улов погибели тебя.


На пальцах сахар пряничного тела.

Чтоб боль унять, молюсь я сгоряча

И метки оставляю сладким мелом

На лбу, на чреве и на двух плечах.


Тень, знай своё место

Тереблю я в беспечности нежные ткани

Чуть живой, пустотою пронзённой души,

Что висела давно на сердечном кукане,

А теперь почивает в объятьях тиши.

И волшебные сказки звенят предо мною,

Наливается сказочным воздухом день.

Отделяется вдруг и встаёт за спиною

Величаво и медленно плоская тень.


«Недоверчиво зришь ты в меня отчего же? –

Вопрошает она, ощетинившись вдруг. –

На земле расстилаясь, привязана всё же

Я к тебе от рожденья, заклятый мой друг.


Обращусь к непокорному духов отряду

(Я дружу с бестелесными царства теней).

Пожелаю – на троне твоём я воссяду,

Ну а ты – у ноги разместишься моей».


«Не страшусь я тебя, ты всего лишь виденье, –

Отвечаю я ей. – И положенный срок

Твоей жизни имеет с моей совпаденье.

Не забудь, твоё место навеки у ног».

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных