Пт, 22 Октября, 2021
Липецк: +10° $ 71.78 83.33
Пт, 22 Октября, 2021
Липецк: +10° $ 71.78 83.33
Пт, 22 Октября, 2021
18+

Александр Бойников. «Лишь любовь называется жизнью…»

30.06.2021 04:21:39
Александр Бойников. «Лишь любовь называется жизнью…»

О стихотворениях Михаила Маскаева

Разделы книги стихотворений Михаила Маскаева с красивым именем «Первоснежье»* названы нетипично – главами; и перед нами действительно главы, но не обычного жизненного пути, а духовной биографии: поэт перешагнул солидный возрастной и творческий рубеж. Не случайно сборник открывается стихотворением «Напутствие» – по сути своей программным, в котором поэт синтезировал в обаятельно-безыскусных строках общечеловеческую ненавязчивую мудрость:

Смейся, грусти и слезами умойся:

Всё будет в жизни – и горечь, и мёд.

Только душе – дай свободы, не бойся,

Больше, чем надо, она не возьмёт!

Просто, очевидно… и проникновенно выточенный жизненный принцип, квинтэссенция авторского мироотношения.

Всеохватывающее бытие – от дыхания полевых травинок до величия безграничности Вселенной – вбирает в себя лирика М. Маскаева. Сама Земля в её постоянстве и природа в круг-логодично чередующейся переменчивости для него – чудо Жизни, которому он отдаёт свою любовь:

Люблю твои вечерние закаты

И нежность красок утренней зари,

Её к оконцам потеплевшим хаты

Несут зимой на грудках снегири.

Влюблённость в окружающий мир наиболее зримо явлена в его пейзажах, обладающих, на мой взгляд, сильным библиотерапевтическим эффектом. Вспомним своё детство, нашу упоительную беготню по чистым луговым травам:

Я кричал, кувыркался,

Бегал, пел, танцевал...

Луг со мною смеялся,

Луг со мной ликовал.

Улыбалась природа

Зарожденью любви,

И с высот небосвода

Мне светило: «Живи!»

Автор безоглядно влюблён в природный круговорот, особенно в снежную и морозную русскую зиму, которая становится для него временем обновления: «И просятся серые земли // Под белые пледы зимы. // В предснежье особая нега // У тёплых избушек в глуши. // Им хочется радости снега, // Поры обновленья души». Впрочем, размашисто колоритны и картины остальных времён года. Возвышенна поэтизация летней тишины в «Лунной сонате» и красоты бытия в «Осеннем молчании». Природа – целительница, исповедница души…

Маскаев-лирик – полифоничен. Тематика его стихотворений многогранна, как сама реальность. Прежде всего, в них царит любовь, полноправная и своенравная героиня, заставляющая и упиваться ею, и глубоко грустить. Поэт избегает экзальтации, он спокоен и твёрд: «Меж землёй и божественной высью // Лишь любовь называется жизнью. // Мы в рябиновом вальсе своём // Лишь минуты на свете живём». Соединённость Земли и Неба, столь заметная в его лирике, помогает постичь гармонию существования.

Многие стихи М. Маскаева созданы в жанре зарисовки, изображающей бесхитростную непритязательную ситуацию, коих всюду немало; но под его пером даже обыкновенная старенькая гармонь «в руках, просящих подаянья» (сколько таких исполнителей сейчас на улицах российских городов) потрясает невольных слушателей:

Гармонь подачки не просила,

А пела в нищенских руках,

И в ней была святая сила,

Не растворимая в веках.

Трогательны стихи-раздумья о матери, которую взрослые дети, обретшие финансовый достаток и преуспевшие в карьерном росте, обижают небрежением. А она прощает «даже тех, кого нельзя» и продолжает любить их – заносчивых и забывчивых – и чем дальше, тем безмерней и крепче. «И не властно время, если мать, // Может нас, как в детстве, обнимать» – истина эта запоздало осознаётся лишь после ухода самого дорогого для нас человека. И в отчаянии, обращаясь к Господу, мы восклицаем вместе с поэтом: «Как мучительно любишь ты нас // Позабытыми матерями…» Он же в ответ взирает на нас «любовью материнских глаз…»Мелодия созидания, участия, доброты, звучащая в поэтических аккордах «Первоснежья», настраивает на умиротворённый, спокойный лад, и хочется видеть окрест себя не мрак и грязь, а отрадное, светлое, утешающее душу: «Хочу, чтоб сердце согревали, // Дарили радостный покой // Равнин приветливые дали // И лес за тёплою рекой». Иначе нельзя жить, пессимизм и ненависть разрушают человека. Но в то же время без страдания нет и творчества: «Если сердце твоё не разбито, // То душа не рождает плода», а трагедия влюблённых и близких людей заключена в игнорировании «святой науки» (Б. Окуджава), нежелании расслышать друг друга: «Поговори со мной, любимый мой» – // Нет слов дороже на Земле».

Поэт затрагивает и самые щепетильные аспекты философии любви. Скажем, как отнестись к измене «избранницы жизни твоей»? Подавляющее большинство в праведном гневе заклеймит её позором, ибо так принято, так сложилось исторически. Поэт же верен себе и идёт наперекор общественному мнению: «Зачем до безумства, до дрожи // Терзания ночью и днём? // Любовь к человеку дороже // Нелюбящей правды о нём». И вообще «Да стоит ли ведать в мучении // О том, что не стоило знать?!» А вот и лекарство для тех, кого всё-таки перестали любить и бросили: «Есть отрада простившим // тех, кто смог разлюбить // в жизни лучше быть бывшим, // чем не встреченным быть».

Пристрастный читатель найдёт в книге и повторы отдельных мотивов, и стилистическую поспешность, но они не портят общего благоприятного впечатления; больше того, иногда выглядят вполне естественно, фиксируя прихотливый процесс шлифовки мыслей и образов, и то, что кажется не слишком удачным в одном стихо-творении на избранную тему, достигает органичности в следующем.

В «Колоколах», заключительной главе сборника, меняется даже атмосфера стихов: в неё вторгается полемичность («Царь не был Богом осуждён», «Две россиянки»), усиливается рассудительность, выстраданность изведанных испытаний и смятений, воплощённых в откровенных лирических медитациях («Молитва», «Мой долг»), гражданственность («Поезд», «Из той страны уезжают…»), наступает пора свое- образного «разбора» накопленного багажа познания («Простая история», «Мой кроткий дух мятежностью не болен…», «Родители»). Итоговые выводы порой облекаются в форму афоризма: «А Бог потому и вечен, // Что он и в страданье – Бог!»; «В том сейчас причина долгожительства, // Что на похороны денег нет»; «Стихи не пустая забава – // Щемящая совесть страны»; «Счастье – прожить не без бедности, // Счастье – прожить без беды».

Россия – главный духовный исток, питающий творчество поэта. Русское начало, русский простор, русская космичность живут едва ли не в каждой строке книги и сходятся апофеозом в стихотворении «Гимн России». Только гимн этот не нынешней России, а грядущей, идеальной:

Но рек твоих вольные воды

В единое русло вошли,

И время сплотило народы

Великой Российской земли!

Жаль только, жить в эту пору прекрасную… Сегодня, к вящей грусти, дружба народов великой страны обернулась враждой, жестокой и беспощадной, помеченной огнём, разрушениями и пролитой кровью.

И всё же назову М. Маскаева поэтом надежды, ибо его стихотворения побуждают человека становиться лучше и благороднее, помогают унять душевную боль и преодолеть сомнения, вселяют в него стремление к взаимопониманию, отзывчивости и чуткости. Всем содержанием книги и раскованностью лирического общения он счастливо избежал соблазнительного амплуа «учителя жизни» и по-дружески, доброжелательно рассказал не столько о себе, сколько о том, с чем встретился и расстался, что увидел, пережил и переосмыслил, чему радовался и огорчался, чем восторгался и возмущался за долгие годы, и тем самым отстоял святое право поэта на исповедальный разговор с читателем, на утверждение собственного взгляда на мир. «Первоснежье» богато мыслями, образами и чувствами, с которыми не только можно, но и нужно обязательно выходить к людям. И Михаил Маскаев сделал это – ярко, искренно и убедительно.

____________________________________

* Маскаев М.И. «Первоснежье». Стихотворения. М.: «Серебро слов», 2020. 176 с.: ил.

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных