Вт, 30 Ноября, 2021
Липецк: -2° $ 72.60 82.26

Александра Тамбовская. Вечер памяти. Листопад

22.10.2021 08:13:42
Александра Тамбовская. Вечер памяти. Листопад

* * *

Когда душа была бессмертной,

Когда был сад, а не дрова,

Какой поэмой несусветной

Переливалась голова!


Там называлось всё иначе,

Всё наизнанку, всё не так:

Парчою – рвань, Жар-птицей – кляча,

Царевичем – Иван-дурак.


Слезами радости омывши

Костлявый лес, кривой забор,

Я мчалась, как за сыром мыши,

Как за мешком кассира вор,


В клуб деревенский к франту Грише,

Вести дурацкий разговор:

«Я приглашу вас! Белый танец!

Как душно здесь! Какой туман!»

И Гриша, словно иностранец,

Мычал, кивал и отдавил мне палец,

Но был в поэзии профан.


Уроки жизни я учила.

И твёрдо знаю я теперь,

Что принц – осёл, судьба – кобыла,

Приятельница… тоже зверь.


Но почему с бессмертной жаждой,

Сияющая, как звезда,

Душа летает ночью каждой

В те бесподобные года?

ЛИСТОПАД

Листопад…

Золотая моя напасть.

Жёлт закат,

словно хочет в листву упасть.


Праздник чувств.

Я навстречу былому мчусь.

Повторить,

изменить свои годы тщусь.


Листопад…

Словно реквием, чист и суров.

Листопад…

Шелест непрозвучавших слов.


Робость глаз,

нерешительность рук и уст,

тяжесть фраз

и смятение тайных чувств…


Поздний час.

Ничего не вернуть назад.

День угас.

Вечер памяти. Листопад.

* * *

Не скажет «жди», уходя,

Не выпьет бокал до дна

Мой человек дождя,

Зыбкий, как тишина.

А завтра вспыхнет рассвет,

Примчится на крыльях птиц

Песня июльских гроз,

И слёзы вспорхнут с ресниц…


И яблок обвал в саду,

А ночью в небе – звезда…

Зачем же я снова жду

Осень и холода?

* * *

Ничего не случилось как будто,

Но весь мир изменился вокруг.

Уезжаешь – и в воздухе утреннем

То ль растерянность, то ли испуг.


Над перроном, над стареньким зданьем,

Над мельканием дней и годов,

Над несказанным и несказáнным –

Бесприютность и плач поездов.


Что ж тебе пожелать в небе синем?

Как мне скрасить твой долгий полёт?

Не забудь снеговую Россию,

Она любит тебя, она ждёт.

* * *

Мне чудится далёкий плёс,

Мне грезится далёкий сад.

Там безмятежно в куще роз

Года, как листья, шелестят.


Там всё иначе, всё не так.

Там не меняют по рублю

Мир вечности… И звукоряд

Вершит восьмая нота: «лю»…


Мне кажется, весь этот рай —

Он рядом, в водопаде слёз.

И я кричу: «Не улетай!»…

Но ветер все слова унёс.

* * *

Какая грустная весна!

Зачем ты, снег, лежишь, не таешь?

Бессонница и тишина.

А ты сегодня – улетаешь.


Над предрассветным холодком,

Над приступом ненужной нежности

Витает, словно в горле ком,

Суровый призрак неизбежности.


Всё медлит самолёт, грустит,

Ему взлетать совсем не хочется.

Ты держишь курс на дом, на быт,

Я курс держу – на одиночество.


Деревьев первые листы

Холодным ветром просквозило.

Не забывай меня! Прости!

Благодарю за всё, что было.

БЕСПЕЧНОЕ ЛЕТО

Опять покатилось куда-то беспечное лето,

И в зябких просторах напевы бродячего ветра.

И листья бегут по дорогам на чьи-то огни,

Напрасно пытаясь догнать уходящие дни.


Аллеи туманного парка посыпаны пеплом,

И сердце, как брошенный дом, всё грустит о неспетом.

И плачут дожди сквозь улыбки, как малые дети.

Осеннее жёлтое пламя не греет, но светит.


На дно горизонта закат наш подстреленной птицей

Упал, чёрный бархат ночей над землёй расстилая.

Мне даже во сне наша встреча уже не приснится,

Лишь острые звёзды былого глядят, не мигая.


Как белые плёсы, мерцают в садах хризантемы,

Не зная, что скоро закружится синяя вьюга.

И ветер целует растерянно окна и стены,

И стала дикарка-печаль моей лучшей подругой.


Я знаю, что время щадить не умеет влюблённых,

Но верю в какую-то странную старую сказку.

И снова рисуют мне тонкими ветками клёны

Улыбку твою и мою запоздалую ласку.


Ведь сердце живёт по своим непонятным законам…

А дождь всё стирает следы твои в раме оконной.

И листья бегут по дорогам на чьи-то огни,

Напрасно пытаясь догнать уходящие дни.


О, сон тополей в глуши сентября!

И крылья дверей распахнуты зря.

Застывший полёт былых наших встреч.

А память всё льнёт к теплу твоих плеч.

* * *

Когда река из берегов выходит,

Я думаю о белом пароходе.

Вот он, нарушив ледяной пейзаж,

Придёт – и ты на берег мой с улыбкой,

По лесенке взволнованной и зыбкой,

Сойдёшь и мне ладонь свою подашь.


И расцветут сиреневые дали,

Наденут ивы праздничные шали,

Небесная порозовеет сталь,

Автомобиль помчится в гору круто…

Но только половодье почему-то

Всегда, всегда кончается, как жаль.


И вместо лета и цветастых вёсен

Внезапно, сразу наступает осень,

И отлетают наши журавли.

Мне остаются галки и вороны,

Пустые гнёзда и сухие кроны,

И образ твой, и тихий свет вдали…

* * *

Яркими красками мир озаряется,

В городе праздник и тишь:

Там, у киоска, с озябшими пальцами,

Ты одиноко стоишь.


В ясных очах распускаются лилии

И удивлённый вопрос.

Давнее-давнее, милое-милое

Ветер осенний принёс…


И заметался, завихрился танцами

Наш золотой листопад.

Что ж эти здания в каменном панцире

Так неуютно глядят?


Что же года, словно воры, нагрянули?

Где моих роз письмена?

В лужах искристых – хрустальные гранулы,

В сердце – смятенья волна.


Руку подашь – и послышится музыка,

Сжалится век-нелюдим…

И растерялись, посыпались бусинки

Оторопелых рябин…


Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных