Пт, 27 Мая, 2022
Липецк: +12° $ 58.89 60.90

Алёна Воробьёва. Душа нашла свой храм

16.04.2022 19:16:48
Алёна Воробьёва. Душа нашла свой храм

Белая ведьма

              Неуязвима для глада, мора

              Белая ведьма – внучка помора.

              Ведает – смерти нет.

              Руку поднимет – земля станет белой.

              Снежная пена, как саван для тела,

              Запорошит белый свет.

              Заворожит – страстным шёпотом вьюги,

              Шорохом платья, как будто подруги

              Тянут свой шлейф по земле.

              И напророчит тоску и проклятье,

              Зимы и лета – не сосчитать их

              В этой безжизненной мгле.

              Будут сменяться морозы и звёзды.

              Не оглянуться – уже слишком поздно:

              В прошлом разгадок нет.

              Плотным кольцом стоят сзади, сужаясь,

              Словно в последний обряд наряжаясь –

              Тени ушедших – сквозь свет.

Конец прекрасной эпохи

      Пока жили, восстанавливаясь от компьютерных технологий,

      Привыкая писать на бумаге, сверять часы,

      Различать четырёх всадников на дороге,

      В мир вернулась любовь – и присмирели псы.

      Каждый её походку узнал из сотен,

      И ощутил свет от её лица.

      Шлейфом стелется дым приземлившегося звездолёта,

      Который вернёт назад в будущее, к праотцам.

      Сквозь него проходят кометы и радиоволны,

      Чтоб не засекли радарами силы тьмы,

      Любовь дарит бессмертие только влюблённым,

      Для которых она стала пиром во время чумы.

      Словно Ной за собой в звездолёт ведёт новых вассалов,

      Покидает наш мир, а за ней возвращается вновь

      Цивилизация с её неизбежным провалом

      В компьютерной памяти – потому что пропала любовь.

            * * *

              Всю жизнь

              Как Феникс,

              С чистого листа,

              Сияя и зияя –

              Нагота

              И пустота,

              Как тело и душа,

              Слились во мне,

              Завязаны навек.

              Творение земное,

              Человек

              С небесным духом

              Наполняет суть

              До дна,

              Сгорев дотла –

              Не обессудь,

              Он воскресает –

              Полый вновь сосуд

              С огнём внутри,

              Который в нём спасут

              Или погасят –

              Свет его звезды

              Дойдёт до нас

              Из мёртвой темноты.

            * * *

              Когда мир начинает сходить с ума,

              Выбор сложен – посох или сума?

              Или вся королевская рать

              Начинает тебя убивать.

              Выбор сделан – царь покидает престол.

              Поминальным становится праздничный стол.

              Но и тех, кто остался в живых, не спасти –

              Нет ни денег, ни совести.

              Ты отбился от стада, но не пастух,

              И не станешь богом – твой свет потух.

              И по горним вершинам ангелов рать

              Не сможет его собрать.

            * * *

        Свет побеждает там, где отползает тьма.

        Вспыхивает лучом звезды, спрятанной в серебре

        На ослабевшей груди. Клык её – словно оскал –

        Пронзает навылет тьму – уползай, исчезай, истлей.

        Свет побеждает так, будто разит копьём.

        Стоит лишь посмотреть в бесконечность в твоих глазах –

        Свет разливается всюду и заполняет объём –

        Словно любовь водой плещется через край.

        Всё затопив, потоп новый качает ковчег.

        Ищут спасения люди, забывшие в страхе любовь.

        В пене потопа она рождает крылатых детей,

        От сотворения мира знающих ангельский кров.

        Полная чаша любви щедро льёт звёзды ковшом.

        Наши тела, как сосуд, – света и тлена ключи.

        В этом ковчеге Вселенной летят наши души вдвоём.

        Только сквозь свет или тлен голос живой твой звучит.

            * * *

      Все мальчики рано или поздно улетают, как Питер Пэн.

      На крыле расписавшись огнём, подарив на память перо.

      Вот, пожалуй, и всё, что остаётся взамен –

      След самолёта в небе, осиротелый перрон.

      Время сменяет картинки – в книге желтеют листы,

      Мальчиков ждут, годами не закрывая окна.

      Вдруг на рассвете на тонкой ниточке спустятся с высоты –

      И покажется, что до земли протянула дорожку луна.

      Звезды становятся феями с опалёнными крыльями, как мотыльки.

      От боли они звенят. Лишь у Вэнди сияют глаза.

      – Научи меня, Питер, летать! Научи меня, Питер, любить!

      И когда улетишь навсегда, постарайся вернуться назад.

Океан

        Я ушла в дзен, я пытаюсь стать океаном.

        Океан тоже – в плоскости горизонталь.

        Тёплый и синий – небо и рыбы – достиг нирваны,

        И только киль корабля добавляет в живое сталь.

        Но океан принимает и нож хладнокровный в спину.

        Прячет его на дно, где сокрыты скелеты рыб,

        Космические корабли, статуи и гильотины,

        Выход в другие миры литосферных глыб.

        И звёзды. Надо всем этим ночью такие звёзды,

        Что забываешь великих людей имена,

        И замираешь прозрачной медузой на роздых,

        Различая сияющий свет над поверхностью дна.

        Но, достигнув нирваны и став океаном, не стану небом.

        Не вмещу эти звёзды и солнечный ласковый свет –

        Он не прячет на дно, освещая душе на потребу

        Одинаково каждого – смерти для светлого нет.

            * * *

        Не ной, мой Ной, а подгоняй ковчег!

        Мир не исправить – он не станет лучше.

        Пусть деревянный гроб покинет брег

        И увезёт людей во чреве тучном.

        Не всем там хватит места – потому

        Останусь здесь и пропаду в стихии,

        Когда волна вдруг понесёт ко дну,

        Вода расступится – по ней пойдёт Мессия.

        Он соберёт всех тех, кто плохо жил

        И плохо умер, и опять не спасся –

        И воскресит в числе бесплотных сил

        Как армию – для битвы ненапрасной.

        И тьма на тьму пойдёт в последний бой.

        Родится свет, и все опять прозреют.

        Ковчег на берег вынесет прибой,

        Но мир не станет чище и добрее.

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных