Пт, 23 Октября, 2020
Липецк: +8° $ 77.96 91.30

Анна Харланова. Просто слушаю, слышу, дышу

10.10.2020 18:52:20
Анна Харланова. Просто слушаю, слышу, дышу

* * *     

              Минуты-рыбки весело блестят,

              Их солнце тихо трогает за спины

              Солёные – щекочет их, шутя.

              Во мне никак обида не остынет.

              И тени тянут долгие слова

              По строчкам припаркованных скамеек.

              Не хочется ни плакать, ни вставать.

              Сижу, и наблюдаю, и немею.

              И проживаю море, боль и соль,

              И впитываю этот свет и ветер.

              А мне приносят стопочку на стол,

              Я залпом выпиваю капли эти

              Лекарственные – вроде помогло:

              Могу дышать свободнее и тише.

              Уходит нерастраченное зло,

              И тени больше долгих слов не пишут.

              И вижу: море. Вижу – облака.

              Гуляют люди, дети и собаки.

              Жизнь хороша, и пишется строка,

              И рыбки подают о чём-то знаки.

Я пишу

              Ищу слова, брожу вдоль моря,

              Ракушки звуков нахожу,

              Кораллы сказочных историй.

              А рифма с новой рифмой спорит –

              Я разнимать их погожу...

              Волнами чувства прибывают:

              И освежают, и бодрят.

              Отсюда и туда, до края,

              Барашки белые считая,

              Приходят рифмы невпопад.

              Их растолкаю по карманам,

              По тайникам своей души.

              Оттуда поздно или рано

              Их извлеку не для обмана,

              А чтобы чудо совершить.

            * * *

              Таится прошлое-паук

              В воспоминаний паутине.

              Ещё и жертва не остынет,

              Как тянутся к ней восемь рук,

              И восемь глаз в неё глядят

              Как в бездну. И желанье мучить –

              Оно поистине паучье:

              Кусаться, впрыскивая яд.

              И мысль моя, как мотылёк,

              Увязла в путанице строк.

Собирая смородину

              Сверкают леденцовые лучи

              И прячутся в листве усталых яблонь,

              А я полдня пытаюсь разлучить

              Смородину с одним кустом хотя бы.

              Нагретая июльскою жарой,

              Горячая, как поцелуй внезапный,

              Смородина смеётся надо мной.

              А солнце тихо движется на запад,

              И кажется, не ягоды в руках,

              А годы – им пора, пора скатиться

              Самим уже вот с этого куста,

              Упасть в траву – и в землю возвратиться.

            * * *

          Кофе мигом остыл. На исходе мои сигареты.

          Радость тоже иссякла, и ветер уносит жару.

          Деликатно молчит умудрённое опытом лето,

          И листва устилает печалью дворы поутру.

          А лохматый сентябрь, молодой, но уставший от жизни,

          Снова горькую пьёт, разливая по лужам тоску,

          И кострами дымит, паутинками в воздухе виснет,

          И нахально сбивает дыхание, ритм, и строку.

          И я знаю, что ждёт, – все мы знаем, что ждёт бездорожье.

          И заранее грустно, заранее хочется спать,

          И во снах сохранить то, что стало намного дороже,

          Чем привычная жизнь, чем привычка всегда выживать.

          Кофе мигом остыл. И болит воспалённое завтра.

          На помятой салфетке усталые строчки пишу.

          Ну, какой я поэт, вы о чём, я всего лишь соавтор:

          Жизнь диктует сама, просто слушаю, слышу, дышу.

            * * *

                А ветер крошит день –

                Сухарь из белой булки.

                Мы думаем, что снег,

                И дети все: ура!

                А я молчу, молчу,

                Иду по переулку

                Куда-то лишь бы, лишь

                Бы выйти со двора.

                И в валенках тепло,

                И не кусают мухи, –

                Казалось бы, чего

                Мне надобно ещё

                Для счастья на земле.

                Навстречу вдруг – старуха,

                Но, вижу, без косы,

                Тогда она не в счёт.

                Иду, иду, иду

                Покорна, без попкорна,

                Да не к кому идти,

                Меня никто не ждёт.

                И крошится сухарь

                Уже не белый – чёрный,

                Такая вот зима,

                Такой вот снег идёт.

            * * *

              Собираю потерянные части себя

              В разных людях.

              Цельности нет, но есть цель.

              Пересуды и сплетни, опять пересуды.

              Суд чести и совести.

              Совет прочесть.

              Совет вычесть.

              Советов не счесть!

              Прошлое висит на плече,

              Почти чёрное, почти в клочья,

              И чувства-гончие – как многоточие

              В последней строчке:

              Кончено, текст окончен.

              Обесточена – одиночеством,

              Сосредоточена на творчестве.

              Ночь моя минуты считает:

              Всегда не хватает

              Какой-нибудь секундочки,

              Строчки, для завершения – точки,

              Обычной точки в конце.

Мечты

              Морозный день, и скользкая тоска

              Опасным льдом дорожки покрывает.

              И вдруг смотрю – волшебная мука

              Летит на улицы, на лица, на трамваи...

              И мигом всё печальное ушло,

              И стало так легко! Сейчас со мною

              Случилось чудо: сказку намело.

              А снег идёт, а снег идёт стеною.

              Я в наметённый падаю сугроб,

              Машу руками плавно и несмело,

              Потом уйду, но будет у ворот

              Мой отпечаток, словно ангел белый.

              Пусть бережёт мой дом от суеты,

              От злых людей, сомнений и напасти.

              Пусть в Рождество ко мне приедешь ты,

              В простое мандариновое счастье.

              Украсим вместе ёлку под окном,

              И будет запечённый гусь на ужин,

              И мы простим друг друга – и уснём,

              Оставив все сомнения снаружи.

            * * *

              Я боюсь осуждающих взглядов, боюсь темноты,

              Я боюсь пауков, тараканов и прочую нечисть,

              Я боюсь просыпаться, боюсь, что со мною не ты,

              Я боюсь умирать, я боюсь перешагивать в вечность.

              Мне не легче и днём, день – всего лишь какой-то рубеж,

              А за ним настигает опять и опять чёрный ужас,

              Обвивается крепко, сжимается туже и туже.

              И уже не кричу, не шепчу никому – и тебе.

              А моя темнота глубока, словно зеркало, и –

              От неё отвернусь, но она за спиною и всюду,

              В ней я вижу себя расщеплённой на две пустоты,

              Словно чёрные дыры во мне...

              Хорошо, что всё это во сне.

              Может быть, я проснусь и всё это забуду?

            * * *

              А поезд тянет мерный стук колёс

              На мост, за мост, за горизонт закатный.

              И сотни судеб, мчащихся куда-то,

              Мелькающих за окнами берёз.

              Затем поля, поля, пылят комбайны,

              Овёс и рожь, над ними – облака.

              Попутчики, возникшие случайно,

              Расскажут тайны тайн наверняка.

              И истина откроется, и водка,

              И огурцы, и что-нибудь ещё.

              И, может быть, нечёткая походка

              К табличке «Посторонним воспрещён»,

              А может, обойдётся всё беседой,

              Для всех приятной, без обид, без драк,

              Довольные поездкою соседи

              На полки лягут – поезд как-никак.

              И будет их покачивать дремотно,

              Один из них, конечно, захрапит,

              Кому-нибудь наутро на работу,

              И будет он несвеж, помят, небрит.

              А поезд отутюживает рельсы,

              И всё равно, закат или восход,

              И всё равно, где едем: полем, лесом.

              Тук-тук...

              Чух-чух...

              Ведь всё пройдёт.

              Ведь всё пройдёт.

            * * *

              Издали

              Вижу тучи, что за ночь вызрели,

              Белой мякотью крупяной

              Просыпаются над рекой.

              Просыпаются петухи,

              Но не слышно мне их лихих

              Кукареку, кукареку.

              Дед соседский на перекур

              Вышел, шествует вдоль реки,

              Там довольные рыбаки

              Медитируют в тишине,

              Ловят рыбу, считают снег,

              Бесконечную рябь и рыбь

              Скоро сменит тепло смолы,

              Мандариновый дух,

              Собираться не меньше двух,

              Мишура, оливье, дзин-дзин...

              И, конечно, конец один

              У игристых и грустных вин.

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных