Вт, 27 Октября, 2020
Липецк: +11° $ 76.47 90.41

Антология двух стихотворений

08.07.2020 13:04:31

Геннадий СКАРЕДНОВ

МЫ ИЗ ЕЛЬЦА

Во славу победного стяга

Он вверх разрядил автомат

И, сев на ступеньку рейхстага,

Впервые заплакал солдат.

Припомнил седой батареец,

Дожив до двадцатой весны,

Друзей, не дошедших до Шпрее,

От Дона и Быстрой Сосны.

Руины Берлина дымились.

А он на ступеньку привстал,

Не имя свое, не фамилию,

А «Мы из Ельца» написал.

ЗА НАС С ТОБОЙ

В ночи свинцом плевался пулемёт.

Все громче нарастали звуки боя.

Зажав гранату, сделал шаг вперёд

Солдат, что был моложе нас с тобою.

Он лёг на землю и пополз во мгле –

За нас с тобой пред будущим в ответе.

Он был рождён не ползать по земле,

А в полный рост ходить по всей планете.

И точен был ваятеля резец:

Скульптура словно вылита из стали.

Над всей планетой высится боец,

Стоящий в полный рост на пьедестале!

Игорь ЧИЧИНОВ

Деду Степану

Стих был написан и отправлен на открытке

в Сибирь, брату моего родного деда Гриши –

никогда мною не виденному

Славный праздник наш – День Победы –

Всю Россию навечно роднит.

«Напиши поздравление деду», –

Неожиданно мать говорит.

Растерялся. Историю нашу

Знает мама не хуже меня:

Мои деды – Григорий и Саша –

Поле скошенное, стерня…

Александр погиб в сорок пятом,

До Победы чуток не дожил,

И в боях с супостатом заклятым

Он под Познанью жизнь положил.

По моленьям и волею свыше

В той войне было выжить дано

Рядовому бойцу – деду Грише,

Но и он похоронен давно…

Что прошло – не вернуть, не исправить.

Но еще есть один ветеран,

Значит, знаю, кого мне поздравить:

Мой двоюродный дед – дед Степан!

Хоть вас тысячи погибали,

Не стерня в этом поле – прости:

Здесь, где все вы страну защищали,

Вашим правнукам жить и расти!

Пусть по павшим летит над полями

Колокольный прощальный звон.

Вам же – кто ещё вместе с нами, –

Долгих лет и земной поклон.

Никто не хотел умирать

Никто не хотел умирать.

Особенно в сорок пятом.

Домой надо, землю пахать –

Забыть о войне проклятой!

– Ребятушки, – ротный сказал,

– Кому-то, но надо идти –

Чтоб тот пулемёт замолчал,

Чтоб гада того извести.

Но все продолжали лежать,

Огнём пулемётным распяты.

Никто не хотел умирать.

Особенно в сорок пятом.

– Ну, ладно,– сказал Иванов.

– Пойду. Бог не выдаст – сдюжу.

И вот он пополз меж кустов,

Траву животом утюжа.

И гада того удушил –

Гранату он бросил метко.

Он подвиг тогда совершил.

Но всё ж надломилась ветка.

Умел сволочь-снайпер стрелять,

Солдат не дожил до заката.

Никто не хотел умирать.

Особенно в сорок пятом.

Владислав ПРОКОФЬЕВ

В чистом поле...

В чистом поле Белгородская черта.

У дороги плачет церковь в два креста.

Чуть заметны, затерялись средь полей

Шрамы старые воронок и траншей.

В чистом поле автострада не слышна,

Только воля, синь небес и тишина.

Только слышится жужжанье мошкары

Или смех далекий местной детворы.

В чистом поле было тихо не всегда:

Проходила здесь Мамаева орда,

Вражьи танки бороздили чернозём,

Все смешалось в поле, растворилось в нём.

А недавно археологи прошли.

Скифских кладов, как мечтали, не нашли,

А нашли неразорвавшийся снаряд

И могилы безымянные солдат.

В чистом поле – отголоски той войны.

В чистом поле – вся история страны.

Схлынет пена наших суматошных дней,

Всё проходит – остается ширь полей.

9 Мая

Войну мы вспоминаем в эту дату,

Какую отмечает вся страна.

Могила Неизвестного солдата,

Цветы, оркестры, флаги, ордена…

Когда в парадный шум мероприятий

Ворвётся на минуту тишина,

Отчёт себе вновь не смогу отдать я,

Что для меня минувшая война.

Пригрезятся атаки лобовые,

Когда орехом лопалась броня

На тех полях российских, где поныне

Металлом нашпигована земля.

Припомню я о танковых дуэлях –

Под Курском в них участвовал мой дед.

На миг представлю, что в кресте прицела

Слились как-будто тот и этот свет.

Идут года, и умолкает эхо

Сороковой и роковой поры.

Нас жизнь уводит двадцать первым веком

В иные, незнакомые миры.

Но вновь теракты, войны и конфликты,

Как сполохи войны далекой той...

Помянем павших русскою молитвой

Земля им пухом, вечный им покой!

Владимир БОГДАНОВ

Батя

Старый старший лейтенант,

Старше уже нету…

Ты воюешь без наград

Две зимы, два лета.

Старый старший лейтенант

Интендантской службы,

Редко вскинешь автомат –

Верное оружье.

Но пойдёшь через бои,

Надо – на край света,

Были только бы твои

Сыты и одеты.

Может быть, в конце беды,

Где-нибудь на Висле

Вскинется ладонь звезды

Вдруг на обелиске.

Может, через тридцать лет

У твоей могилы

Постоит –

«Какой ты, дед?» –

Внук от Михаила.

Может быть. Но не сейчас.

После боя, после…

Хлеба кончился запас

И патронов россыпь.

Старый старший лейтенант…

Встреча

…И погибшего отца сын увидел снова:

После смертного свинца тот живой-здоровый.

И с улыбкой на лице он шагает к сыну,

Призванный на фронт в Ельце,

Павший под Берлином…

Мать глядит во все глаза,

Радуясь их встрече…

Что ещё могу сказать? Да пожалуй, нечего.

Надо ведь не только мне, чтоб на всей планете

Не забыли о войне ни отцы, ни дети.

Михаил ТРУБИЦЫН

В День Победы

Вдалеке от ликующей меди,

Суеты и трескучих речей

Говорит о Войне и Победе

С небесами неспешный ручей.

Извивается кольцами Нара,

Презирая ранжир и стандарт.

Здесь коней горячили татары

И бежал из Москвы Бонапарт.

Здесь в снегах сорок первого года

Натиск нежити-бронеорды

Отразила пехота – два взвода.

Погляди: сохранились следы

От воронок, щербатые доты

(Не распахан потомками склон).

Строгий памятник без позолоты.

Сверху донизу – двадцать имён…

Здесь не место речам и кимвалам

(Слышишь, бродит в черёмухе сок?)

Грех смутить их покой даже в малом,

Уподобившись стае сорок.

Родному Городу воинской славы

Горжусь тобой, хоть нет моей заслуги

Родиться здесь, как мама и отец,

(А мог в Орле, Москве или Калуге).

Как вышло, что судьба моя – Елец?

В каких столетьях здесь рождался прежде?

Рубил, колол – в пыли, в грязи, в крови, –

Молился Софье, Вере и Надежде

И прикасался к таинствам Любви.

Я – твой, ты – мой, бессмертный город-воин,

Форпост Добра над Быстрою Сосной.

И пусть твоих регалий недостоин –

Живу тобой и славлю подвиг твой.

И если Змий, и льстивый, и лукавый,

На нашу землю вновь вползёт тайком –

Не посрамлю седин твоих и славы,

Не преклоню главы перед врагом.


Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных