Вт, 30 Ноября, 2021
Липецк: -2° $ 72.60 82.26

Галина Карташова. «Научись ценить простые вещи»

22.10.2021 09:17:33
Галина Карташова. «Научись ценить простые вещи»

Стрела

Вздрогнула струна тетивы –

Мне теперь с ветром вместе выть,

Кувыркаться и падать ниц,

Опереньем пугая птиц.


Потный воздух бросает в дрожь,

А ведь это всего лишь дождь

Облаками сомнёт следы

Самолёта или звезды.


Плоскость луга, оврага щель…

Я уже не помню, где цель,

И наотмашь, как шалый нож,

Пополам рассекаю ночь.


Справа леса царственный взор,

Он как море тёмен и горд.

И приливы воздушных волн

Треплют гривы послушных крон.

Где-то там, глубоко на дне,

Словно россыпь резных монет,

На изгибах звериных троп

Отпечатки когтистых стоп.


Звери с детства знают, как жить:

Хищник ловит – жертва бежит.

У природы свои дела –

Вне разборок добра и зла.


Слева город, его огни

Словно гранки гигантских книг,

Где виньетками сплетены

Переулки, судьбы и сны.


Я вшиваю свою строку

В этот общий цветной лоскут,

Но узлами торчит тоска

Из основы или утка.


Ночью все обретают суть,

Чтобы утром опять уснуть

И томиться тупой волшбой,

Будто всё это не с тобой.


Но пока не подкрался день,

Я, забыв о его узде,

Остриём облака прошив,

Опрокидываюсь в виражи.


Так скитаюсь я по ночам,

Возвращаясь к утру в колчан.

* * *

Ольге Ф.

Я хотела бы тебя утешить,

Разогнать фантомы заморочек,

Вырвать с корнем въедливую нежить,

Сорняками впившуюся в строчки.


Объяснить, как просто быть счастливой,

Убедить, что в мире всё прекрасно,

Только счастье местного разлива

Утомительно однообразно.

Подсказать, как в горе нос не вешать,

Не хандрить, унынью потакая.

Я хотела бы тебя утешить,

Только я, увы, сама такая.


Бесконечно трудно, к сожаленью,

Заживить наследственные раны –

Те, что с нами с самого рожденья,

А быть может, и намного ране.


Но мы люди, и у нас есть воля –

Лучший из синонимов свободы,

Отвоёвывать себя у боли –

Наша ежедневная работа.


И не верь, что время всё излечит

И забвеньем можно исцелиться –

Научись ценить простые вещи,

Научись любить родные лица.


На Востоке называют дхармой

То, что нас на этом свете держит.

Вот такими грустными стихами

Я хотела бы тебя утешить.

* * *

Мы – рыбы на суше, нам трудно дышать

Эфиром враждебной стихии,

Но мы научились себя убеждать,

Что наша стезя – быть сухими.


Мы ищем, где лучше, а лучше – везде,

Где есть для нас пища и норы.

И мы суетимся, как рыба в воде,

Смирив свой задиристый норов.


Внушаем друг другу, что всё на местах

И быть не могло по-другому.

И только порой непредвиденный страх

Рвёт жабры удавкой тугою.


Тогда мы бунтуем, скандалим, орём,

Что мы не такие, как массы,

И бьёмся об лёд лихорадочным лбом,

И корчим смешные гримасы.

И жаждем свободы, и верим себе,

Пока не прихватит настолько,

Что сдаться спешим мы на милость судьбе

И даже вернуть неустойку.


Прислушаться к мненью, что термин «вода» –

Лишь символ загробного мира,

Что воздух – исконная наша среда,

Что всем здесь достаточно сыро.


И детям заученно мы говорим,

Что мифы – не больше, чем сказки…

Но только… Но всё же…

Но, чёрт побери!

Так хочется в речке плескаться!

Бесфамильному псу

Не надо гавкать, мой милый!

Я так тебя понимаю –

Сидеть на цепи нет силы,

Но я ведь в ответ не лаю.


Ты делаешь это вяло,

Такая твоя работа.

Я тоже давно устала,

Да вот не кусаюсь что-то.


Мы все под луною бродим

И носим её с собою,

И если ты, друг, не против,

Я вместе с тобой повою.


Конечно, ты воешь круче –

Собака и есть собака –

Тебя ведь никто не учит,

Как правильно надо плакать.


А люди кроят размеры,

А люди терзают рифмы,

Чтоб горе своё поверить

Созвучиям слов и ритмов.


Вот так и гремим цепями…

Я здесь, а ты за забором.

И уши людей цепляем

Своим неумелым хором.

* * *

Спящий город, как ручной удав,

Свёрнут в кольца разноцветных улиц.

Тротуары, от людей устав,

Наконец блаженно растянулись.


А над городом снуёт зима –

Притворясь услужливой невесткой,

Накрывает серые дома

Снеговой крахмальной занавеской.


Снег идёт, как в гавань мореход

Точным курсом, обходя все рифы,

Отчищая муть земных грехов

Белизной своей неповторимой.


Засыпает скверы и дворы,

Словно прячет зримые улики,

И планету набело творит

Рыхловатой глиной комьев липких.


И, казалось, не было и нет

На земле неправды и несчастья.

Только тёплый милосердный снег,

Обновленье миру приносящий.


Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных