Пн, 20 Сентября, 2021
Липецк: +10° $ 72.56 85.49
Пн, 20 Сентября, 2021
Липецк: +10° $ 72.56 85.49
Пн, 20 Сентября, 2021

Наталия Дёмчева. «Я жгу свои черновики…»

13.04.2021 11:46:34
Наталия Дёмчева. «Я жгу свои черновики…»

Метель

              Рыдая со среды до четверга,

              Оврагам презентуя пух и перья,

              Металась над равнинами пурга,

              Сливаясь с лигой камерного пенья.

              Метель перемешала всё вокруг,

              Ломая очертания предметов:

              Мороз, призвав на помощь верных слуг,

              Цементом муровал приметы лета.

              Слетала с крыши тонкая слюда,

              Деревья осыпая снежным прахом.

              В слои воды вонзались искры льда,

              И оползнями подступали страхи.

              Оркестры за простуженным окном

              Торжественные арии играли.

              Пурга в мишень швыряла рыхлый ком,

              Шлифуя крошкой мраморные грани.

На Неве

Памяти дяди Николая Щеткова

              Всё как вчера:

              Такая же святая

              На небе ленинградском синева.

              Вода черна.

              Историю листая,

              Чеканит шаг вдоль берега Нева.

              Седые монстры

              Северного моря

              Вонзают шпиль на остров с высоты.

              Спит полуостров

              В ледяном затворе.

              Разводит время судьбы и мосты.

Астры

              Все свиданья на свете напрасны:

              Ты в нутро мне с упрёком глядишь.

              С лебедою соседствуют астры.

              Между нами – блаженная тишь...

              Близким другом возделаны клумбы,

              А не мной и не бывшим врагом.

              Гимн играют небесные трубы

              Где-то там, в измереньи другом.

              Собираясь в минорные звенья,

              В запоздалый скрипичный этюд,

              Звуки глохнут на нотах забвенья.

              Струны рвутся. И длинно поют...

Ноктюрн

              Смиренными, покорными пластами

              Ложатся на газоны до весны,

              Спадая непростительно, устало,

              Последние осенние листы.

              И главное становится обычным,

              Второстепенным, глупым и смешным.

              А мы на небо смотрим по привычке,

              И расставаться с жизнью не спешим.

              Стоим, опустошённые, на страже,

              В пространство провожая едкий дым.

              И многое становится неважным.

              И хочется быть вечно молодым...

Письмо

              Утром выпала Божья роса

              На погост и на дремлющий клевер.

              В мёрзлой стыни звучат голоса

              Птиц, летящих полжизни на север.

              Островки древнерусских путей

              Обросли паутинною сетью.

              Стариков, словно малых детей,

              Бьют холопы казённою плетью.

              В плен взяла вавилонская рать

              Тёмной ночью спесивые башни.

              Не спеши, старый друг, умирать

              Неприкаянным и бесшабашным.

              Голод ластиком может стереть

              Память, речь, чьи-то сытые лица.

              Пусть тебе, прежде чем умереть,

              Запах свежего хлеба приснится.

Жди меня

              Молчат дома окаменелые.

              Лишь вездесущие антенны

              Несут сюжеты скороспелые

              В почти шекспировские сцены.

              В них люди ищут, ждут, надеются

              В гостях у Игоря Кваши

              И верят: горе перемелется,

              Ты только вспомни, напиши.

              Следы затерянного атома

              Найдутся где-то невзначай.

              Они помогут сердцу сжатому

              Вернуться в прошлое: «Встречай!»

Увертюра

              Дисгармонично пенье хора.

              Над Смольным дирижабль повис.

              По мановенью дирижёра

              Ползёт крещендо резко вниз.

              Пластом ложится партитура

              На обездвиженный пюпитр.

              Плывёт победно «Увертюра».

              Бежит строкой бесплатный титр.

              Казалось, мир внезапно спятил

              В тенетах невской пелены.

              Теснились мощи у распятий

              На главной площади страны.

              На урны вешались таблички,

              Как в Ботаническом Раю.

              Святые жались по привычке

              Поближе к Богу, к алтарю.

              Из штабелей тетрадных клеток

              Росли тома блокадных снов.

              И падал голубь с голых веток

              На реи рваных парусов.

Имена

              Сквозь несгораемый огонь

              Из пекла на свободу мчится

              Мифический Троянский конь,

              Обугленная колесница.

              Взлетают стаи чёрных птиц

              Из пепла облаком реальным.

              Им не страшна черта границ,

              Где жизнь и смерть материальны.

              Но в поднебесье места нет

              Фигурам из холодной стали.

              У них – иной менталитет,

              Они от времени отстали.

              Я за Отчизну не страшусь –

              Она ни в чём не виновата.

              Её святым названьем «Русь»

              Отпета молодость солдата.

Эхо войны

              Слух обостряется в ночи.

              В тиши я слышу чьи-то стоны.

              Под Грозным пулемёт строчит,

              А сердце вторит камертоном.

              Ползут в закат грузовики

              За милицейские кордоны.

              Я жгу свои черновики,

              Как лом железный, в жерле домны.

              Расстрелян наш животный страх

              Ещё тогда, под Сталинградом.

              ...За перевалами в горах

              Горит небесная лампада.

Деревья

              ...У деревьев седеют виски

              На таёжных просёлках и ближних:

              От жары, от невзгод, от зелёной тоски,

              От проблем неустроенной жизни.

              Их сгибает ветрами, ударной волной,

              Их срезает снарядом по пояс,

              А они прикрывают живою стеной

              Нас, как нежную юную поросль.

              И дубы-великаны, и пышная ель,

              И дрожащие в роще осины

              Всякий раз, возвращаясь в любимый апрель,

              Вместе с верой вселяют в нас силы.

              Мы – деревья, замшелые пни и ростки.

              Мы – побеги, живучие очень.

              Мы корнями, ветвями по глотку вросли

              В пересохшую скудную почву.

              ...А на самом краю, на отшибе села,

              В сарафане до боли прозрачном,

              Над колодцем склонилась сухая ветла

              И, как девка на выданье, плачет...

Пароход

              В суматохе встречен

              Старый Новый год.

              Уплывает в вечность

              Синий пароход.

              Стелется и вьюжит

              Над оврагом дым.

              Накрывает юность

              Облаком седым.

              Пронеслось в салазках

              Детство, словно вихрь!

              Бабушкины сказки

              Промелькнули в них.

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных