Ср, 14 Апреля, 2021
Липецк: +18° $ 77.51 92.07

Таинство страсти

23.01.2021 10:46:21
Таинство страсти

В московском издательстве «У Никитских ворот» недавно увидела свет книга «Многогранность притяжения», авторами которой являются липецкие литераторы Тамара Алексеева и Николай Филин. Так как авторов двое, мы решили опубликовать и два отклика на эту книгу.

Валентин БАЮКАНСКИЙ

ТАИНСТВО СТРАСТИ

Эта книга обращает на себя внимание своей необычностью. Она создана на основе закона единства противоположностей. С одной стороны, прозаик Алексеева и поэт Калтыгин имеют собственное представление о мироздании и в реальной жизни мало похожи друг на друга, хотя являются давними знакомцами. С другой – в своих произведениях, основанных на личных ощущениях и фантазиях, оба пытаются разгадать таинство любовной страсти, представляющее для творчес-ких людей вожделенное мифическое Эльдорадо.

Давно подмечено, что любовь – обою-доострое чувство, могущее не только окрылить, но и погубить. А что говорить о неуемной страсти, нередко переходящей во всепожирающее и уничтожающее человеческое достоинство состояние! Этой малоприятной теме Тамара Алексеева посвятила три рассказа: «Душа поэта», «Елена Прекрасная» и «Николай Николаевич». С беспощадной откровенностью автор фиксирует процесс насильственного покорения слабых женщин теми представителями сильного пола, для которых это действо является наиважнейшей составляющей их бытия. Так, в «Душе поэта» похотливый поп, привыкший получать все «радости жизни» как само собой разумеющееся, насилует девушку-домработницу.

«Он ел много, вкусно и громко – с большим удовольствием, сопел и постанывал, прихлебывая из глиняного кувшина красное вино, отламывая кус-ки маслянистого желтого сыра, хрустел огурцами, слизывая с блюдца белую сметану, ковырял толстыми пальцами рыхлые блины. С таким же аппетитом он разделался и с ней в своей широкой кровати: аккуратно раздел и прощупал все косточки и впадины, попробовал на зубок намечавшиеся соски, облизал подростковую грудь, до боли сжал ягодицы…»

В «Елене Прекрасной» поэт и по сов- местительству психотерапевт-самоучка мечтает о самых красивых женщинах и жаждет обладать ими безраздельно, используя для этого гипноз и специальные медицинские знания. Ему необходима непрерывная жажда самообновления. Свое внимание он сосредотачивает на пациентке-подростке, пытавшейся свести счеты с жизнью из-за регулярных домогательств отчима.

Тамара Алексеева со свойственной ей творческой смелостью показывает читателям мир, о котором многие даже не догадываются. Она намеренно шокирует пуританских обывателей, потому что ей важно показать им темную сторону любви – ведь необузданная страсть часто и умело замаскирована возвышенными словами. Но Алексее-ва не была бы самой собой, если бы во всех этих жизненных перипетиях не находила пути к спасению. И в этом ей помогает Любовь, может быть, выдуманная, чистая, которой и нет на свете. Ее героини – бабка Юля, Елена и Тамара, опутанные греховной паутиной мужского сладострастия, пытаются противостоять подавлению. Алексеева дает своим персонажам надежду на лучшее. Даже герой ее заключительного рассказа «Николай Николаевич» – поначалу человек без стыда и совести, обобравший героиню до нитки, перерождается и спасает отчаявшуюся от навалившихся несчастий и невзгод Тамару.

В отличие от мрачных рассказов Тамары Алексеевой, поэзия Николая Калтыгина кажется радужной, хотя тоже касается важного аспекта любви – страсти, без которой любовь теряет свое таинство и неповторимость. Вопрос лишь в том, насколько далеко должны распространяться ее границы? Прекрасное чувство для Калтыгина – главнейшее и непреходящее, ибо поэт, по его мнению, всегда должен быть влюблен, а значит, и страстен. Для него главное – выразить свои льющиеся через край чувства, а как их оценят другие – вопрос второстепенный.

Я уйду далеко –

Там возврата не сыщешь,

Где утрачены честь и слова.

Я взлечу высоко

Над любви пепелищем –

В миг конечный,

в момент «торжества»...

Окунусь беспросветно

В терпкий омут разврата –

Буду ерничать, пить и курить…

Утром вздрогну от света –

Без вины виноватый…

Не могу я тебя не любить!

Нужно отдать должное и Алексеевой, и Калтыгину – хотя и с трудом, но они все-таки удержались и не перешли дозволенную грань приличия, не опустились до пошлости. Как бы ни воспринимали Алексеева и Калтыгин страстную любовь, она для них остается весьма значимой величиной.

Эта книга предназначена исключительно для взрослых людей, имеющих достаточный жизненный опыт, для того чтобы понять, что прикасаться к темному кристаллу-страсти, мерцающему огненными всполохами любви, позволено не каждому. 

Алена Воробьёва

Осознание любви

Уже при взгляде на обложку этой книги становится понятно, что она, конечно, о любви и всех ее спутниковых составляющих – страсти, эротике, сексе – всех тех гранях притяжения, о которых нам решили поведать авторы.

Несколько слов о необычном союзе поэта и прозаика. Книга в соавторстве сегодня – явление в литературном мире привычное, проза и поэзия под одной обложкой – тоже. Тамара Алексеева – самобытная писательница, известная не только как автор ярких книг для взрослых и детей, но и как художник. Проза ее – земная, контрастная, рассказывает об одном охваченном страстями поэте, его отношениях с женщинами, удивляет неожиданными поворотами сюжета и даже гротеском. Вершина триптиха – «Николай Николаевич». Главный герой спасает автора во время тяжелой, практически неизлечимой болезни и своим участием и страстностью возвращает ее к жизни.

«А я рисую картины. Ангелов и цветы. Мучительно возвращаю то, что имела в детстве. То, что перестала ценить. Ради чего стоило родиться. Словно за всем этим потерянным миром пришлось спуститься в ад», – пишет Тамара Алексеева.

Тема ада и рая, темных и светлых сил и их участия в жизни человека, влиянии на его судьбу появится в книге еще не раз – но теперь уже в стихах Николая Филина. Вторая часть книги называется «Пуста без тебя Вселенная» и представляет сто стихотворений о любви.

От тебя ни письма, ни привета

Я дождаться никак не могу.

Словно солнцем чужим обогрета,

Ты живешь на другом берегу.

Я стараюсь забыть понемногу

Поцелуи под полной луной.

Но все так же я вижу дорогу,

На которой расстался с тобой.

Ты все так же мне снишься ночами,

Нарушая полночный покой.

И все так же стоишь за плечами,

Отнимая меня у другой.

В любовной лирике Николая Филина – и мадонны, и принцессы, и соловьи, и весна – все, как принято у классических поэтов, чтобы вскружить легкомысленными стихами головы юных дев. А сквозь жар – вселенский холод мятущейся одинокой души, прозревание высшего смысла, понимание поэтической судьбы и пути – «Я только странник в мире бесконечном».

Гармонично вписан в книгу поэтический цикл в шести тональностях «Осознание любви» – рано или поздно даже мятущиеся поэты-мачо находят любовь на земле, и тогда:

Ночь. Тишина. В аллее никого…

Лишь мы с тобой парим

над облаками.

Ради этого – сродни ангельскому – чувства полета поэты ищут, порой всю жизнь, единственную настоящую любовь, пишут стихи, делятся с читателями ощущением бессмертия и поднимают за собой в то надмирное измерение, в котором мироздание и чужие миры оживают «притяжением сердца», а Вселенная состоит из одной женщины с созвездием волос – ее можно укрывать облаками, осознавать случайность «судьбы на одной из планет», чувствовать себя сказочником, рассказывающим быль о том, как «на миры проливается звездами дождь».

Я искал тебя долго

на трассах Вселенной,

Проникая внезапно в иные миры.

Зажигались и гасли

созвездья мгновенно,

Исчезая в фантомности

черной дыры…

Еще один заслуживающий внимания поэтический цикл в книге – «Средиземноморье» (записки путешественника). Пять стихотворений объединяют древние мифы, овеянные легендами о великих чудесах света и поэтах эпохи Возрождения. Написанные верлибром, стихи настраивают на размышления о вечности и преходящем.

Книгу завершают стихи-прозрения – «Тайна» и «Свидание». В них, в отличие от прежних легковесных, фривольных виршей автора, меняется даже интонация – высокое звучание истинной поэзии на грани миров.

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных