Вс, 16 Февраля, 2020
Липецк: -3° $ 63.45 68.77

Татьяна Нечаева. Откликаясь на внутренний зов

20.01.2020 08:50:06
Татьяна Нечаева. Откликаясь на внутренний зов

Весна. Село Рогожино. Холст, масло

Штрихи к портрету Олега Малявкина

Олег Игоревич Малявкин – худож­ник реалистической школы, пейзажист. Он принадлежит к не самому модному сейчас направлению. Реалистическое искусство тем не менее живет своей жизнью, по своим законам. Оно не перестает быть желанным, интересным для зрителей, коллекционеров, самих художников. По-видимому, у людей не исчезает потребность в отображении мира таким, каким его визуально, чувственно, эстетически воспринимает человек. Малявкину традиционных средств вполне достаточно, чтобы передавать многообразие природы, ощущений и состояний. Это его родной язык, его естественная форма выражения. Его произведения попадают в душу зрителя без сложных пояснений, напрямую, и названий зачастую не требуется. Малявкин честен перед собой и своим делом. Его индивидуальность есть его душа, единственная и неповторимая. Одно из важных свойств Олега Малявкина – послушание внутреннему зову, может, судьбе.

Выбор профессии для Олега Малявкина был уготован от рождения. Он сын серьезного, многогранного художника Игоря Викторовича Малявкина – художника книги, иллюстратора, мастера офорта и линогравюры. Мальчик с ранних лет был подле отца – в издательстве, типографии, мастерской. Наблюдал за работой, помогал делать оттиски, главное – находился в среде художников, писателей. Олег уже подростком стал завсегдатаем мастерских, где работали отец, известные липецкие живописцы Евгений Сальников, Виктор Королев, Виктор Лузанов, Егор Дурнев. Он вовремя получил из рук отца лучшие акварельные краски «Ленинград» и альбом, а с ними и первые навыки. 

К окончанию восьмого класса средней школы нужно было определиться с учебным заведением, естественно – художественным. Остановились на Воронежском училище – ближе к дому, парню-то всего пятнадцать. Оказалось, что училище перевели в сельский район Бутурлиновка. 

Экзамены по специальности Олег сдал успешно. Конкурс был большой, но Олег прошел его, и был зачислен в Бутурлиновское художественно-педагогическое училище. С преподавателями повезло – это были молодые, энергичные выпускники институтов. Однокурсники в целом были значительно старше Олега, прошедшие армию, они целеустремленно овладевали профессией. Общаться с ними было полезно, они заражали своей увлеченностью. Училище было маленькое, а его выпускников Олег Малявкин встречает по всей стране и в наши дни.

Окончив учебу, юноша поступил на работу в Липецкие художественно-производственные мастерские. Ему поручили первый заказ. Пока готовил эскизы, получил повестку в армию. Служить пошел охотно – стремился лучше узнать жизнь, исполнить долг, как все ребята. Воинская часть находилась под Воркутой. Тундра, за три месяца пролетали весна, лето, осень, краски необыкновенные! Дальше – зима, низкорослые березы заносило ровным покровом снега, все превращалось в снежную пустыню. 

За время службы Олег ни разу не ходил в увольнительную – некуда было идти. От руководства получал задания как художник. Отец прислал краски, этюдник, и он делал наброски сослуживцев, но больше его привлекали необычные пейзажи, когда таял снег. Писал чумы, оленеводов, тундру.

Демобилизовавшись, Малявкин с удо­вольствием ходил на курсы, где преподавали хорошие художники, в том числе Виктор Семенович Сорокин. Его живопись удивляла всех еще во времена, когда Сорокин не был отмечен званиями. Просто смотрели и не понимали, как это написано. Многие его считали гением. Вместе с ним Малявкин несколько раз ходил на этюды. Это были незабываемые уроки. Когда Сорокин писал, то все стороннее для него переставало существовать, он самозабвенно погружался в состояние творения. Всю жизнь Олег Малявкин старался поймать это блаженное состояние, но усилием воли его не достигнешь, приходит само, когда заслуживаешь или когда все совпадает – и ландшафтный мотив, и настроение, и еще что-то необъяснимое. Но если оно приходит... ради этого и стоит быть художником. 

Олег с большим желанием отправлялся в поездки на творческие дачи. Там были созданы все условия, чтобы художник на два месяца был освобожден от забот – только работа, к тому же работа в кругу коллег из разных городов, каждый из которых являлся индивидуальностью. Руководили потоком именитые мастера. Под взыскательным взором наставника и пристальным вниманием друг к другу художники выкладывались в полную силу, набирались опыта. Олег Малявкин не упускал такой возможности работать и учиться, неоднократно бывал на дачах в Горячем Ключе, на Академичке.

От первого молодежного потока осталась работа «Абрикосы. Горячий Ключ» 1980 года. Она характеризует важный этап в творчестве 23-летнего художника: гармоничное решение довольно трудной задачи – согласования рыжих, изумрудно-зеленых оттенков со сложным цветом осеннего линялого неба. Композиция пейзажа динамично передает холмистость ландшафта. 

На Академической даче Олегу посчастливилось работать в одно время с липецкими живописцами – Виктором Сорокиным и Виктором Королевым. Пожалуй, эти два мастера оказали на него особое влияние. Сорокин был наделен абсолютным цветовым видением, создавал невероятные колористические гармонии, понимал природу как часть себя. Но Виктор Королев, непосредственный ученик Сорокина, был по мироощущению ближе и сыграл большую роль в формировании Олега Малявкина как живописца. Их объединяла любовь к природе средней полосы России – скромным пейзажам, неброским цветам поздней осени, зимы, ранней весны. Эти дымчатые дали, туманные восходы манили своей загадочностью, увлекали и поиски нужных тонов для передачи неуловимых оттенков серого. Тишина, неспешность созерцания, любования соответствовали темпераменту Олега. Вместе с Королевым они совершали частые поездки на этюды, побывав во всех уголках липецкого края. Но молодой художник не стал подражателем старшего. Он следовал велению своей творческой сути – скорее сдержанной, концентрирующей эмоции внутри себя и внутри создаваемого живописного организма. 

Работы Малявкина 1980-х – начала 1990-х годов отличаются лиричностью, если не сказать нежностью состояний, внимательной разработкой сближенных тонов, окутанных перламутровым флером. Таковы «Первый снег на Соколе», «Утро», «Село Фащевка», «Двуречки». Названные холсты проникнуты чувством родства к этой земле. Позднее, когда художник побывает в разных концах России и зарубежья, будет писать красочные пейзажи под южным солнцем, убеждение «где родился, там и сгодился» не оставит его. Пристрастие к мотивам, где цвет являет себя сложно, иногда «под сурдинку», сохранится надолго, быть может, навсегда. 

Живописная целостность пейзажа, обобщенность изначально являлась приоритетом для Малявкина, он никогда не детализировал изображение, был далек от видовой красивости. Так продолжалось и в последующие времена, когда стало востребованным коммерческое гламурное искусство.

Годы перемен, тяжелые для большинства людей страны, были трудны и для художников. Потеряв поддержку государства, многие из них буквально нищенствовали, иные пытались приспособиться к запросам дикого арт-рынка. В этой ситуации Олег Малявкин повел себя как ответственный отец семейства и уважающий себя художник, как товарищ. Он организовал продажу качественных произведений иностранцам. Интерес к русскому на перестроечной волне способствовал этому предприятию, Малявкину удавалось помогать не только себе, но и коллегам. Потом он создал свою фирму по оформлению офисных и других интерьеров, его бизнес был успешен. Это позволяло не оставлять творчество. 

По несколько раз в году Малявкин с друзьями отправлялся на пленэры в Тверскую область – Вышний Волочок, Торжок. С каждой поездкой он все глубже проникал в природную среду. Все точнее становился выбор мотива, все тоньше ощущение цвета. Эти работы волнуют подлинностью переживания – «Старый канал. Вышний Волочок», «Белые ночи». 

Малявкин ездит на Валдай, на Селигер. Реки, ручьи, озера – частые мотивы художника. Профессионализм Малявкина позволяет найти убедительные отношения цветов воды и неба. Присутствие водоема в пейзаже несомненно впечатляет, помогает нетривиально организовать композицию, отражения в воде украшают работу, а блики света поражают неожиданностью. 

Однако северные работы Малявкина привлекают не эффектами. Они передают дух места, влажность воздуха, смягчающего цвета, замершую в ожидании чего-то природу. Кисть бережна в касании к холсту, напоенному поэзией: «Белый омут. Оттепель», «Голубые озера».

Особая страница в творчестве Олега Малявкина – морские южные пейзажи. Ярчайшие цвета, обилие иного света, контрасты между водной гладью и грядами удаляющихся гор – все ново и призвано освежить взгляд. Звонкие, жизнерадостные работы несут ощущение свободы и безмятежности. Среди них есть сочные, напоминающие коровинские, пейзажи «Начало сезона. Коктебель», «Город Бешенёв. Словакия». 

После такой благотворной практики он обретает еще больше живописных возможностей. Возвращаясь в родные места, Малявкин будто видит их заново. Он пишет смелее, темпераментнее; легко, вкусно и тщательно разбирает на оттенки трудные зеленые цвета середины лета, как в работе «Российская глубинка», «Сумерки», «Ливады. Острогожск». С особым наслаждением художник передает осеннее многоцветье: «Тёплая осень», «Русская Тростянка». Гармонии и колористической изощренности он достигает в передаче оливково-жухлых тонов поздней осени, как в картине 2016 года «Тургеневская пора».

Стилистика работ весьма разно­образна и соответствует особенностям натуры. Малявкин мастерски строит композиции: волнистые ландшафты, уходящие планами к горизонту; пейзажи, увиденные сквозь стволы деревьев; степи, открытые небу с переменчивыми облаками; энергично взборожденные поля, укромные места на берегу реки. И все это – законченные образы родной земли. 

Пейзажи Малявкина пронзительно русские. В этом он последователь великих пейзажистов России. И все же это художник своего времени, сформировавшийся в контексте липецкой местной школы – близкой родни московской школе живописи. Он не стремится к оригинальности и броскости высказываний, ему комфортно в рамках традиционной пленэрной живописи. Арсенал Олега Малявкина с годами насыщается разнообразием выразительных средств, совершенствуется мастерство и цветовое восприятие. Его живопись исполнена искренности и задушевности. Каждая вещь написана с любовью. По словам художника, процесс творчества для него превыше результата, быть может потому, что теперь и он переживает те самозабвенные необъяснимые состояния, о которых мечтал в молодости. Когда-то, в ранние годы, интуитивно почувствовав свой путь, художник идет по нему, исполняя назначенное.

Белое море. Холст, масло

Белое море. Холст, масло

Белое море. Холст, масло
Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных