Пт, 07 Августа, 2020
Липецк: +22° $ 74.16 87.23

Владимир Дурнев. Ночные гости

08.07.2020 07:21:05
Владимир Дурнев. Ночные гости

М. Ф. Соломенцева

Суматошный зимний день, наконец, кончился. Дети, а их пятеро, спят – кто на кроватях, а самый маленький, Колька, устроился на лавке около остывающей печи.

Днем потрескивали выстрелы, иногда где-то ухала пушка. Соседка сказала: «Немцы занимают город!» В окошке их маленькой избы в Ельце было видно, как наши солдаты передвигались перебежками вдоль ручья Лучок.

Дети лезли к окнам. Их немного пугали выстрелы, хоть и негромкие, но хаотичное, нервное, непривычное движение на улице перевешивало страх. Мария, их мать, пыталась отогнать детвору поглубже в избу, но их четверо, на руках грудная Надюшка – разве за всеми уследишь? А Мария боялась – не дай Бог, шальная пуля в окно залетит.

Сейчас покой. Дети, слава Богу, сытые пока, посапывают. Крохотная Надюшка спит и улыбается во сне. Ей тепло, уютно.

А у Марии наконец-то появились свободные минутки. Под сопение детишек она вспоминает, как в деревне Пальна-Аргамач познакомилась со своим Пашей. Они оба из больших крестьянских семей, поженились в 1927 году.

На селе тогда была неразбериха, упразднялась церковь, создавались колхозы. Неурожаи. Жилось очень трудно. Ее муж Паша как-то поехал в Елец и устроился на работу на хлебозавод. Работать он не боялся, умел и, главное, хотел. На заводе работа была каждый день, весь год, зарплату платили регулярно. Подыскал Паша маленький домик: одна комнатка и печь – вот вокруг нее и началась у них новая жизнь.

Вдруг война с финнами. Пашу призвали сразу. Через год он вернулся целый и невредимый. На работу пошел на старое место. «Ты не горюй, Маша, что домик не для нашей семьи, маленький. Главное – здоровье есть, желание есть, семья! Построюсь! На работе обещали помочь. Годок-другой – и соберемся с силами, поставим дом побольше. Мы ладим друг с другом, а это главное, мы молоды. Только не было бы войны!»

В памятное воскресенье 22 июня 1941 года Мария родила Надюшку – и началась война.

Пашу опять забрали сразу. Мария, чтобы не погибнуть с голоду, пошла работать на тот же хлебозавод в Ельце.

…Ее воспоминания прервались каким-то поскрипыванием калитки. Мария прислушалась – правда, кто-то скребется. Сунув ноги в валенки, накинула на себя фуфайку и вышла в морозную лунную ночь.

– Хозяйка, пусти переночевать, – просил мужской голос с улицы.

– Что вы, какая ночевка? У меня полон дом детей! – а сама приоткрыла калитку.

Снаружи стояли трое наших военных, один был ранен. Мария пригласила – заходите, только не шумите, дети маленькие.

Один из военных был офицером. Сразу в хатке стало совсем тесно. Как могла, она обогрела бойцов. Они поели что-то из своих запасов и легли спать под койками и лавкой.

Утром детишки таращили глаза на людей в военной форме. Немцы днем делали обход по дворам. К ним не зашли – уж очень непривлекательной была хибарка. Так три дня Мария и продрожала в ожидании немецкого патруля.

Кормились картошкой, это была небольшая добавка к военному пайку гостей. Солдаты днем играли с детьми и спали. Ночью выходили во двор покурить, узнать обстановку.

Как-то утром пошли девчонки за водой, вернулись домой радостные, еще со двора кричали возбужденно: «Наши пришли, ура!»

Военные, расцеловав детей и хозяйку, ушли. А к обеду вернулись, принесли буханку хлеба и банку тушенки.

– Чем можем, – сказал офицер. – Мария, мы напишем тебе справку, что ты нас спасла, рискуя детьми и жизнью. Скажем городским властям, что ты совершила подвиг. Я уверен: отблагодарят, оценят твое мужество. А мы будем всегда помнить тебя, рассказывать своим детям и внукам о подвиге простой русской женщины-матери.

– Родненькие, дорогие, ничего не надо! Какой подвиг?! Каждая хозяйка сделала бы такое же. Мой Паша – тоже солдат – где-то воюет. Не надо никому говорить.

Ее муж, Павел Алексеевич Соломенцев, погиб в 44-м под Варшавой. Все девчонки, едва подросли, пошли работать на элементный завод-кормилец. Сын Колька вырос и с помощью своих друзей воплотил в жизнь мечту отца: построил на месте избушки настоящий дом.

А Мария Федоровна Соломенцева – это моя теща – дожила до 92 лет. Как она и просила, никакой награды никто ей не вручил.


Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных